Звуки джаза. Благородный металл: что такое вибрафон и кто на нём играет

22 July

Владимир Голоухов
для «Джаз.Ру»

Автор материала — профессиональный вибрафонист, работающий в самом широком спектре стилей и направлений. Владимир Голоухов много выступал как исполнитель современной академической музыки (Эдисон Денисов, Альфред Шнитке; участие в Московском ансамбле современной музыки Юрия Каспарова), записывался с рок-группами («Бригада С», «Неприкасаемые», «Рада и Терновник»). Но главное место в его творчестве занимают джаз и импровизационная музыка: его вибрафон звучал на выступлениях и записях «Фонограф джаз-бэнда» пианиста Сергея Жилина, в 2014 г. Владимир выпустил удачный дуэтный альбом «High In The Clouds» с германским пианистом Патриком Бебелааром, как солист участвует в этно-фьюжн-трио Kle2Go и руководит собственным арт-фьюжн-коллективом Pervoe Solnce.

Владимир Голоухов (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Владимир Голоухов (фото: Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

При слове «вибрафон» 25% людей стыдливо прячут глаза, понимая явно что-то другое, ещё 60 %, радостно возбуждаясь, вспоминают свой детский садик и советские диатонические металлофончики в груде игрушек; остальные более-менее уверенно могут сообщить, что это нечто похожее на шашлычницу. Вполне возможно, что именно вы не из числа этих людей, и вибрафон знаком вам во всём своём блеске и великолепии — и всё же я наберусь смелости полагать, что многое вам, любезный читатель, о вибрафоне неизвестно. Скажем, как же рождается звук в этом сказочном инструменте?

Инь, Ян: мужское, женское начало, дихотомия противоположного.

Устройство вибрафона. Клавиатура состоит из двух частей, диезной (слева) и диатонической (справа сверху; на снимке частично демонтирована для наглядности). В центре: красный фильцевый демпфер. Справа: верхние концы вертикально расположенных резонаторов.
Устройство вибрафона. Клавиатура состоит из двух частей, диезной (слева) и диатонической (справа сверху; на снимке частично демонтирована для наглядности). В центре: красный фильцевый демпфер. Справа: верхние концы вертикально расположенных резонаторов.

Женское, пассивное состояние Инь, необыкновенно насыщенное, прекрасное и манящее, выражено в клавиатуре. Сплав алюминия, в каждой фирме свой маленький секрет и особенность выплавки. Клавиатура от 3 до 5 октав. Настраивается раз и навсегда. Ни погода, ни перевозки, ни курсы валют на строй клавиатуры не оказывают никакого влияния. Настраивать или подстраивать самому — смерти подобно. Малейшая неточная фаска влечёт за собой неуправляемые субтоны и обертона. Поэтому и тело, и внутренняя структура сплава должны быть однородны. Отверстия для прохождения связующей нити выверены и просверлены до настройки.

вибрафон
вибрафон

Как и любая женщина, клавиатура требует самого нежного обращения — как минимум, протирки смесью воды с уксусом раз в полгода на полнолуние. Наиболее качественные сплавы замечены у японцев (Yamaha) и, конечно, у американцев (Premier, Musser). Это отнюдь не означает отсутствие хорошего качества у других, менее известных брендов, в первую очередь, конечно, Bergerault и Adams.

вибрафон с «тыльной» стороны (как он виден со стороны слушателей)
вибрафон с «тыльной» стороны (как он виден со стороны слушателей)

Однако не будем отвлекаться. Так вот, прекрасная, стройная и жаждущая инициативы клавиатура перед нами. Мужское начало Ян ярко выражено в маллетах (палочках, молоточках). В годы дефицита тонко выточенные буковые спицы венчались резиновыми головками, которые прилежные студенты аккуратно обматывали шерстяными нитями (славились даже асы подобного промысла — например, хорошо, «под фирму» обматывал Юра Чугуев), а более нетерпеливые натягивали на головки-шарики детские соски и обрезали концы. Всё это было кустарно и недолговечно. Сейчас, конечно, можно купить фирменные маллеты — стики из выдержанного тростника, с каучуковыми отцентрированными головками, ладно и крепко увязанными специальными машинами. Признанные брэнды — Vic Firth, Yamaha, Silverfox, MEINL. Маллеты отличаются весом, цветом, длиной, мягкостью и объёмом — на все случаи жизни.

Маллеты (молоточки): разные типы
Маллеты (молоточки): разные типы

Такое изобилие чаще подходит для академической музыки. Джазмены используют раз и навсегда полюбившийся формат, который впоследствии становится именным (так, Vic Firth выпускает именные маллеты Gary Burton, Terry Gibbs и др.)… Это во многом зависит от разных приёмов звукоизвлечения и особенностей аппарата исполнителя, индивидуальной позиции, захватов и положений пальцев на стике.

Разные положения рук при игре четырьмя маллетами (молоточками)
Разные положения рук при игре четырьмя маллетами (молоточками)

И вот мы подходим к волнующему акту — звукоизвлечению. Дабы оставаться в пределах приличий, перейду на сугубо музыкальные образы. Палочки с разной интенсивностью и скоростью (в зависимости от намерений музыканта) начинают дотрагиваться до клавиатуры. Та отвечает вибрацией, увы, зависящей от того, как разрешает ей это удовольствие строгий цензор — педаль-демпфер.

Демпфер в поднятом (заглушающем) положении. Бруски клавиатуры чуть приподняты, затухание звука происходит форсированно.
Демпфер в поднятом (заглушающем) положении. Бруски клавиатуры чуть приподняты, затухание звука происходит форсированно.

Педаль отвечает за фразировку, характер и штрихи исполнения, поджимая с помощью пружин фильцевый демпфер сразу на всю клавиатуру в месте максимального сближения торцов диатонического и диезного звукоряда (вполне возможно, что вы ничего не поняли; попробуйте медленно перечитать этот абзац ещё раз).

Демпфер в опущенном положении. Звук затухает естественным образом.
Демпфер в опущенном положении. Звук затухает естественным образом.

Педаль — ахиллесова пята инструмента. Со временем, при плохом обращении или хранении, педаль начинает скрипеть и постукивать, демпфер рассыхается и перекашивается. Помните об этом и не оставляйте вибрафон под дождём или на пляже, а также не ставьте на него прохладительные и прочие напитки. Такое кощунство порождает неуправляемую, разбушевавшуюся какофонию клавишных вибраций.

Итак, рождённый тон стремится в специально приготовленные резонаторы, внутри которых, в зависимости от положения в звукоряде, на разной глубине находится заглушка, регулирующая столб звучащего воздуха. По сути, отражаясь от дна и тонких стенок резонаторов, тон набирает громкость, объём и красоту правильно распределённых обертонов. И вот тут вступает в силу вибрация, над которой бился господин Уинтерхоф (об этом чуть ниже). Моторчик (по аналогии с вентиляторным) упрямо крутит свои колёсики, которые, в свою очередь, приводят в движения резиновые пасики (в Гнесинском институте мы часто эти пасики заменяли латексным колечком от интимного мужского предохранителя). Пасики вращают колёсико спицы на верхушках резонаторов, которые, будучи снабжены лопастями, попеременно перекрывают и освобождают резонаторное пространство для мечущегося звука. Скорость вращения можно варьировать реостатом в зависимости от характера и задач исполнения. Кроме того, станина инструмента в последние 10-15 лет снабжается регулятором высоты, что, поверьте, спасает от сутулости многих вибрафонистов.

основные элементы конструкции вибрафона
основные элементы конструкции вибрафона

В довершение могу сообщить, что в основном цвет инструмента — серебристый. «Под золото» анодируют дорогие и особенно качественные модели. Строй клавиатуры недавно переместился с 440 герц до 442, так как вся мировая музыка неудержимо стремится вверх.

Настоящий, искренний интерес к необычному и загадочному вибрафону проснулся у меня достаточно поздно — где-то после окончания института имени Гнесиных (ныне Российская Академия музыки им. Гнесиных. — Ред.).

Меня обескураживало, что невообразимые возможности инструмента не имеют ни внятной методики, ни оригинального репертуара, а главное — отнесённый к ударным инструментам, вибрафон точно также мог быть в гарнирном положении и на кафедре тромбона, флейты или аккордеона. В короткие минуты передышки между отчаянным проигрыванием пассажей очередной скрипичной жиги Баха или флейтового этюда Платонова, я отчётливо понимал, что инструмент способен поглотить меня без остатка, но что играть на нём? Этот бездонный мир, в котором я, как завороженный кролик, покачивался от воздушно-проникновенного звучания великого ВИБРО, приближаясь к его сути — оставался загадочным. И, наконец, пришло чёткое осознание: в самом своём блестящем совершенстве инструмент предстаёт только в джазовой палитре. Только джаз. Вибрафон и джаз — это кубик льда на теле разгорячённой красотки. И действительно, после уничтожающей характеристики Игоря Фёдоровича Стравинского («…вибрафон… не люблю. Слишком мочится в уши…»), классики мировой музыки дружно забыли о нём на полвека, чего не скажешь о джазе. С чего же всё начиналось? Даже нет. Ещё глубже — как возник этот инструмент, почему?

Начало 1920-х. Руководство фирмы Leedy Drum, Индианаполис, США. Крайний справа вверху — Херманн Уинтерхоф, изобретатель «вибратона»
Начало 1920-х. Руководство фирмы Leedy Drum, Индианаполис, США. Крайний справа вверху — Херманн Уинтерхоф, изобретатель «вибратона»

Американский виолончелист Херманн Уинтерхоф был настоящим человеком своего времени. Его интересовала даже не сама музыка, а её составляющие атомы — звукоизвлечение, акустика. Именно поэтому он освоил тромбон и превосходно играл на нём, благоговея перед чудесами, который делает со звуком переменный столб воздуха. Виолончель — это тоже благодарная подопытная мышь его музыкально-физических интересов. Он и этот инструмент освоил превосходно. И всё же душа алкала новизны. Волна, воздух… акустика… и ксилофон. Время шло. Деревянные клавиши заменялись на металлические. Инструмент плавно модернизировался в металлическую маримбу. Оставался последний, самый важный момент — колебание столба воздуха в резонаторах. Как заставить прямой тон вибрафона вибрировать? И вот в 1921 году Херманн Уинтерхоф после полугодичного уединения представляет на суд публики новый инструмент, который назвал «вибратон». Конструкция его весьма отличалась от классического инструмента — громоздкие, неудобные резонаторы разного калибра пытались сменять друг друга посредством замысловатой механики, но у нас есть все основания полагать, что этот вибратон и является Адамом современного вибрафона (как известно, Адам тоже был небезупречен).

Здание компании Deagan в Чикаго, первое десятилетие ХХ века
Здание компании Deagan в Чикаго, первое десятилетие ХХ века

Знатоки могут меня поправить: а как же, дескать, признанный отец вибрафона мистер Генри Шлатер, главный настройщик фирмы легендарного производителя музыкальных инструментов Джона-Кэлхоуна Дигэна (1853-1934)? Увы, увы. Он действительно значительно упростил механику, и всё же только благодаря маркетинговому озарению запатентовать идею компания J.C. Deagan вошла в историю как творец оформленного железного чуда, идея и первое воплощение которого появились несколькими годами раньше у Хермана Уинтерхофа. Кстати, у J.C. Deagan инструмент и назывался-то не вибрафон, а vibraharp.

Антикварный «вибрахарп» фирмы Deagan, 1938
Антикварный «вибрахарп» фирмы Deagan, 1938

Европа настороженно отнеслась к новому инструменту. Да, несколько виртуозных переложений Сарасате, популярные шансоньетки — увы, не густо… Другое дело — США.

В 1930 году, зайдя на звукозаписывающую студию со своим барабанщиком, Луи Армстронг заметил в уголке пылившуюся экзотику с хромированными резонаторами. «Ба!», воскликнул он, указывая на вибрафон. «Займись этим!». Барабанщик, который, благо, был ещё и пианистом, второй раз себя просить не заставил. Звали его Лайонел Хэмптон.

Lionel Hampton
Lionel Hampton

Подумать только! С 1930 года начался стремительный взлёт вибрафона, во многом благодаря блестящему Хэмптону. Его игра узнаётся безошибочно. Грув, обилие риффов, характерные опевания — вспышки «мейджоров»... Предтеча Милта Джексона, Хэмптон поражал своей артистичностью, темпераментом, неподражаемым чередованием ударов по одной-двум клавишам, которым он накалял атмосферу свинга до предела. Ударник изначально, он позволял себе сугубо барабанные приёмы (парадидлы, тройные форшлаги), что, наряду с хорошим знанием гармонии (Хэмптон отлично владел фортепиано), позволяло щедро разбрасывать пригоршнями звонкие россыпи свинговых горошин. Вместе с кларнетистом Бенни Гудманом он также привнёс в джаз эстетику и изыск американской голливудской сладкой жизни, так заманчиво мерцающей сквозь шип пластинок 40-50-х...
ВИДЕО: Лайонел Хэмптон (в роли самого себя) и Бенни Гудман (в роли «профессора Магенбруха») в художественном фильме 1948 г. «A Song Is Born»

И только позже я узнал, что в оркестре, который организовал Хэмптон, начинали свой путь Чарлз Мингус, Декстер Гордон, Фэтс Наварро и многие, многие другие потрясающие джазмены! Боперы уже считали его классиком свинга. Эпоха Гиллеспи, Паркера, Колтрейна и Дэйвиса прошла на его глазах. Но Лайонел пережил и этих ребят. Это непостижимо, но живая легенда джаза ушла из жизни в 2002 году, когда президентом России уже был В.В.Путин, нефть стоила под 70 долларов, а «Фабрика Звёзд» вовсю развлекала народ российский!

В 2001-м вибрафон, на котором играл великий музыкант, был помещен в Национальный музей американской истории.

Что немаловажно, именно после посещения концерта Лайонела Хэмптона принял решение посвятить себя этому инструмент мой любимый вибрафонист — Майк Мэниери. Но об этом чуть позже. Безусловно, эра Хэмптона не означала отсутствие других талантливых вибрафонистов (достаточно упомянуть «Реда» Норво), однако такой стремительный взлёт нового инструмента, уникальный в культурной истории человечества, связан всё же, в первую очередь, с неутомимым Хэмптоном. Неудивительно, что на плечах такого гиганта поднимались и смело развивали вибрафоновую технику гениальные вибрафонисты второй половины 20 века.

Milt Jackson
Milt Jackson

Когда я слушаю Милта Джексона, время останавливается. Ни на секунду невозможно оторваться от остроумной и изящной вязи перекатывающихся опеваний, сбивок, триолей, полифонии в одноголосье! Какая неистощимая фантазия! Удивительно гладкие, выверенные и в то же время абсолютно естественные, воздушные линии! Хочется перефразировать Гоголя: «…Николай Чудотворец, угодник Божий, отчего у меня такого нет?!..» Если кто-то (что вряд ли, конечно), кто читает сейчас эти строки, ещё не слышал Милта Джексона по прозвищу «Бэгс», немедленно послушайте его…

Послушали? Вот пример глубочайшей природной музыкальности, прекрасно отшлифованной образованием! Милт неплохо пел, блестяще играл на фортепиано, гитаре. Изучал как классическую, так и джазовую гармонию (по сути, формировал её). Знание академической, европейской музыки органично переплеталось с блюзом, свингом, бопом. Однако на меня самое сильное впечатление производит то, что он создал в кул-джазе. Игра piano (не на фортепиано, а piano, т.е. тихо!), паузы между фразами, когда вибрирующий звук просто и спокойно летит без страха упереться в затылок следующему пассажу...

О Modern Jazz Quartet, где играл Джексон! Сколько поколений музыкантов выросли на этом явлении, а скольких ещё ожидает открытие этой музыки! Фразировки Джексона, его стиль и опевания являются эталоном джазового мастерства, которое до сих пор оказывает влияние на эстетику современного джаза. И я с благоговением преклоняю голову перед этим явлением природы, полным красоты и изящества, страсти и мастерства, имя которому — Милт Джексон.

Вспоминаю конец 80-х годов. Конец ноября. Смутное время. Талоны на спиртное и мода на кооперативные варёные джинсы. Ощущение забытой Богом и цивилизацией грязной и полутёмной Москвы. И вдруг, как тюльпан сквозь сугроб — приезд Мастера! Маленький холл перед сценой концертного зала Дома Композиторов. Там, на сцене, происходит что-то очень важное и настоящее. А здесь я — юноша, полный страха и не верящий в такую дерзость: джем-сешн с приезжим кумиром! Накануне мне позвонили организаторы и попросили одолжить вибрафон, хоть какой-нибудь. Согласны на всё, даже на мой старый, ГДРовский — лишь бы не ударить лицом в грязь перед гастролирующей звездой… я без колебаний согласился, и вот уже слышу, как изумлённо позвякивает он под крепкими маллетами виртуоза. Заканчивается квадрат, и я выхожу на сцену в зимних ботинках с солевыми разводами. Жду очереди. Пока солирует саксофонист Сергей Гурбелошвили, обращаюсь к рыжему, в очках, похожему на флегматичного кота, вибрафонисту: «Можно?». Он удивлённо смотрит на меня и согласно кивает головой. Так я оказался на одной сцене с Гэри Бёртоном (Gary Burton).

Гэри Бёртон в Москве, 2002 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)
Гэри Бёртон в Москве, 2002 (фото © Кирилл Мошков, «Джаз.Ру»)

Гэри Бёртон для меня — абсолютно недосягаемая вершина гармонического интеллекта и владения инструмента во всех его ипостасях. Вообще можно было бы разделить вибрафонизм на «до Бёртона» и «после Бёртона». Сформировавшись в 60-70 годы прошлого века, Бёртон впервые придал такое значение четырёхмаллетной игре. До этого вибрафон всерьёз и надолго был причислен к ярко выраженному солирующему амплуа с двухмаллетной техникой. И вдруг появился человек, который распахнул окна и под шквал врывающегося свежего ветра уверенно произнёс: «Я пришёл дать вам волю». Его стиль уникален и безошибочно узнаётся — солирующие фразы с богатой мело- и метроритмической конфигурацией, плавное голосоведение в многоголосье, плотная фактура аккомпанемента в широком расположении, с обилием квартовых созвучий (зачастую полностью заменяя и гитару, и фортепиано). Присутствует некая отстранённость. Музыка — как ткань, из которой кроятся костюмы от кутюрье за миллион долларов.

Бёртон принципиально не пользуется моторчиком, столь любимым Милтом Джексоном, отвергает специальную подзвучку и обработку звука. Слюна, часто вытекавшая из экстатических уст Хэмптона, смотрелась бы у Бёртона плебейски неуместным моветоном. Это аристократ. Рыцарь без страха и упрёка. Мне посчастливилось достаточно рано заполучить самиздатовское «издание» его школы игры. Да… после таких упражнений маллеты готовы стать продолжением руки, и ими уже можно застёгивать пуговицы на пальто, готовить кофе, листать периодику.
ВИДЕО: дуэт Гэри Бёртон (вибрафон) / Пат Мэтини (гитара)

Являясь блестящим музыкальным бизнесменом, Бёртон много и со многими гастролирует, часто приезжает в Москву. На фоне его кипучей энергии, мастерства и популярности невольно в тени оказываются очень достойные, но менее известные мастера, среди которых, конечно, Бобби Хатчерсон, а также Уолт Диккерсон, Том ван дер Гельд, Терри Гиббс, Джо Локк, Стифон Харрис и многие, многие другие. Каждый из них достоин отдельного рассказа и восхищения. Однако существует вибрафонист, которого я хочу выделить особо. Мой любимый музыкант. Майк Маниери.

Mike Manieri
Mike Manieri

Литовский музыкант Лютаурас Бальчунас, учившийся двумя годами старше меня в Гнесинке, наверное, был ниспослан мне для того, чтобы однажды передать кассету TDK (в те годы именно они щедро наводнили пустые прилавки «Культтоваров») с записью концерта группы Steps Ahead в Японии. Помню свой кассетник «Вега», привыкший к «Арабескам», Челентано и «Чингиз-хану»… И тут началось — саксофонист Майкл Бреккер, барабанщик Стив Гэдд, басист Эдди Гомес, пианист Дон Гролник и, конечно, вибрафонист Майк Маниери. Звук его инструмента не имел ничего общего с тем, что мне доводилось слышать когда бы то ни было. Смелый экспериментатор, Майк подзвучивает каждую клавишу вибрафона Musser или Yаmaha отдельным звукоснимателем K&K Sound, добиваясь обработкой магического, глубокого и очень эмоционального тона. Не увлекаясь политональностью, он в тоже время умудряется в пентатонике находить правильный микс с отклоняющимися атональными пассажами.А его знаменитые блюзовые трели на терциях, шаги-скачки на нону или ундециму, риффовые, боповые курлыкающие водовороты на небольшой попевке со сдвигом её по хроматике и переход на логичное секвенцирование, а вспомните форшлаги и полиметр !!!... я брошу писать и пойду, пожалуй, послушать. Простите...
ВИДЕО: Steps Ahead, 2013. Майк Маниери (вибрафон), Билл Эванс (саксофон), Майк Стерн (гитара), Ричард Бона (бас), Стив Смит (барабаны)

Оглянитесь вокруг — сплошные новые медиа, нанотехнологии, весь мир превратился в стремительно развивающийся интернет-конгломерат! Даже к моей даче обещают подвести магистральный газ! Время не стоит на месте. Время тотальной компьютеризации, чипов, MIDI не могло не коснуться и вибрафона.

MIDI-вибрафон
MIDI-вибрафон

Штат Иллинойс, США. Кому первому пришла в голову мысль сделать резиновые барабанные электронные пэды в виде клавиатуры вибрафона? Не знаю. Но идея просто фантастически облегчила многие проблемы, которые, как и у каждого инструмента, существуют и у вибрафона. Достаточно сказать, что вес акустического инструмента может достигать 70(!) килограммов, а занимает он даже в сложенном виде около двух квадратных метров. Что и говорить: за удовольствие живого звука можно было заплатить спинной грыжей. Кроме того, подзвучка акустики очень сильно связана с высококачественными микрофонами и звукооператорами-специалистами высшей категории (а много ли таких, особенно у нас?), поэтому звучание акустического вибрафона на концертной площадке не раскрывает полностью всю его глубину.

Кроме того, возможности экспериментов с электровибрафоном значительно шире. Назвали этот инструмент так: MalletKAT Pro. Я подключаю к нему звуковой модуль, ноутбук и спокойно музицирую, выруливая себе подходящий звук тембр и громкость, а также сценарий композиции и пиццу по интернету.
ВИДЕО: автор текста в составе трио Kle2Go на MalletKAT Pro, март 2019, Клуб Алексея Козлова

Один из первых вибрафонистов, кто открыл миру возможности электронного инструмента, был Дэйв Сэмюэлс. Прекрасный музыкант, разносторонне образованный человек, он блестяще орудует сэмплами, заставляя зал замирать то от звуков деревянной маримбы, стального котла steel pan, явайских гонгов... используя MIDI-технологию электронного вибрафона.
ВИДЕО: Dave Samuels, MalletKAT Pro

Вы знаете, про этот инструмент можно писать бесконечно. Гораздо интереснее вооружиться наушниками и, продираясь сквозь пробки и толпы, уединяться с ним далеко-далеко, настраивая на плещущие водопады живых вибраций свою душу… Вибрафон никогда не выходит из моды. Оставаясь элитарным, экзотическим инструментом, он продолжает вдохновлять множество музыкантов и приносить радость самой широкой аудитории во всём мире.

Текст основан на публикации в бумажной версии журнала «Джаз.Ру», вышедшей в №8/9-2007. Редакция выражает признательность администрации московской детской музыкальной школы им. И.О.Дунаевского за содействие в организации съёмки (фото: Татьяна Балакирская).

Понравилось? Ставьте лайк (значок с большим пальцем вверх) и подписывайтесь на канал, чтобы увидеть новые публикации!