ДОЛЯ ТАКАЯ

В свои 18 лет Зухра ни разу не мыла посуду, не подметала пол и не стояла у плиты. Стирка, огород – тем более. Почему? Просто Зухра самая младшая в большой семье мусульманско-кавказского клана, обитающего в сельской местности.

- Когда я была ребёнком, мама иногда варила и убирала, но чаще Рамзия или Гульназ, - рассказывает Зухра.

Рамзия и Гульназ – это жены двух старших братьев Зухры. Именно на их плечи возлагались обязанности обслуживать большое семейство мужей. Возражать женщины не пытались, знали – в их традиционном сообществе так принято. Принято, чтобы именно невестка максимально выполняла всю домашнюю работу.

Так что Зухра радостно жила на всём готовом, что родители только приветствовали. Вот девочке уже 18, а она не знает, чем занять себя в большом домашнем хозяйстве. К тому же три года назад женился ещё один брат, а значит в доме появилась новая служанка. Худенькая, вечно беременная, но всегда улыбчивая и немногословная новоиспечённая невестка обеспечила полный рай Зухре – и постель за ней заправляла, и чай наливала.

Невольно в Зухре сформировалось твёрдая убеждённость, что все должны её обслуживать. А в 20 лет к ней приехал свататься жених – парень из другого села. Они были знакомы с ним с детства – их родители поддерживали дружеские отношения. Проворно готовясь к свадьбе, Зухра и не догадывалась, что теперь-то в роли прислуживающей невестки будет она!

- Но в доме мужа уже есть кому следить за порядком, - рассуждала будущая жена. – А я ребёночка хочу родить.

Суровая действительность оказалось иной: с первого же дня от Зухры потребовали горячего кофе, чистых тарелок и кипу свежевыглаженного белья. Кстати ложиться спать Зухре разрешалось лечь самой последней. Токсикоз, слабость никого не разжалобили.

- Доля такая, мы все через это проходим, - ободрила её свекровь.

В Зухре первый раз в жизни закипела обида, злость. А вечная усталость, хроническое недосыпание, да ещё и большой срок беременности окончательно добили девушку.

Родила она раньше срока. Причиной стал стресс и нервный срыв. Мальчика выхаживало всё громадное семьйство. А Зухре позволили набраться сил. Но когда она пошла на поправку, от ребёнка она всё равно была освобождена – мол, некогда тебе, иди на кухню и швабру возьми. А пока Зухра обеспечивала, так сказать, уют, свекровушка, тётушка, да и вся родня растили её сына.

- Мама, ты обманула меня, я несчастна замужем! – выговаривала она своим родителям.

- Дочка, ты же видела наш уклад, должна была понимать, - вразумляла мать.

А теперь Зухра вновь ходит с округлившимся животиком и зарёванными глазами. Похоже, ловушка захлопнулась. Всё село наблюдает эту картину, но помочь ничем не могут. Да и как тут помочь? Ведь, действительно, Зухра всё должна была понимать заранее. Или нет?

Вера Грисиз