ГНИЛОЙ БРАК

- Наш брак трещит по швам. Как потрепанная рубашка с гнилыми строчками, из которой я давно выросла. Она мне не по размеру, а я всё старательно надеваю её, латая появившиеся дыры, сшивая разъезжающиеся концы.

Таня делает глоток капучино и замолкает. Она не плачет, не жалуется, не рвёт душу. Она просто устала. Устала спасать отношения, устала бороться, устала быть всегда виноватой и делать вид, что всё хорошо.

Тане 45. Двое детей, рождённых с разницей в 15 лет. Дочь студентка и сын первоклассник. Большой дом, машина, достаток. Муж работящий, не пьёт, не гуляет. Милые семейные фотки набирают шквал лайков и восторженных комментариев в Одноклассниках. И только избранные видят изнаночные неприглядные узелки красивого ковра.

- Мы учились в одном классе и были безумно влюблены друг в друга, я никого не видела кроме Сергея, а он был без ума, - вспоминает Таня. – Наша романтика была возвышенной, чувства трепетны, казалось так будет всю вечность.

С годами муж стал превращаться в деспота. Конечно, попытки контролировать каждый Танин шаг были и в юности. Требования подчиниться, жесткие правила. Да, проскальзывало. Но кто же будет зацикливаться на этом при большой любви? Таня мыслила философски: у всех свои недостатки. Не желала она тревожиться и когда романтик Сергей вдруг пугал её оскалом тирана.

Роли в семье распределил именно Сергей: жена занимается детьми, а он зарабатывает и командует. Таня была слишком влюблена, чтобы противится. На практике Таня просто давала детям жизнь, еду и чистую одежду. А Сергей воспитывал. Дочь ходила по струночке, потому что строгий папа держал её в ежовых рукавицах. Да и Таня с замиранием сердца ждала мужа. Только уже не от люби, а от страха. Готовила, убиралась, выслуживалась. Очень боялась гнева любимого. Теперь вот у 7-летнего сына проблема с заиканием. Наблюдаются у врачей, обследуются.

- Знаю я причину, знаю, - вздыхает Таня. – Отца он боится, иногда аж писается в штанишки, когда тот домой приходит. А Сергею, не поверишь, это нравится! Он любит, чтоб пред ним все по стойке смирно вытягивались. Это пахнет гнилым браком.

Да не пахнет, воняет уже. Таня спохватилась спустя много лет. Она сейчас без профессии, без своего дохода, с заниженной самооценкой и ужасом перед мыслью уйти от мужа. Ведь от счастья давно не осталось и следа. Так трудно никогда не работающей домохозяйке, вдруг куда-то пойти работать, начать снимать квартиру. Сложно разрубить оковы, которые обездвижили её, превратив в статую несвободы. Но она должна это сделать. И это она понимает.

- Надо стать резкой, - убеждает она сама себя из года в год. – Подать на развод, уехать пока к папе в деревню, начать работать. Вот только первый класс закончим. А летом начну операцию «Прощай, тиран».

Это будет не просто. Но Таня понимает, что должна подарить сыну нормальное детство, детство, которого была лишена дочка. И у неё обязательно получится.

Вера Грисиз