Пока сердце стучит, тело живо

Белла Слуцкин о сущностной силе слов, о том, почему не стоит давать обеты; о роли евреев среди других народов и о внутренних причинах антисемитизма.

Вот мы и подошли к концу книги Бемидбар. Две последние главы, Матот и Масэй, обычно читаются вместе. Они подводят итог 40-летнему переходу из Египта в Святую Землю. От вселенской бездомности - к земному дому. От индивидуума - к народу. И вдруг мы возвращаемся к самому началу. К книге Творения.

Сила слова

«Если кто даст обет Г-споду, или поклянется клятвою, положив зарок на душу свою, то он не должен нарушать слова своего: все, как вышло из уст его, должен он сделать». Вот тут, на пороге земного дома, пришло время узнать, что по образу и подобию создал Всевышний человека. Человек равен смыслу. Он творец. И творим мы не только мыслью и делом, но и словом.

Дав зарок или обещание, мы создаем мир. Но этот мир мы же можем и отменить. Я могу создать мир, в котором все бананы на свете будут мне запрещены силой моего зарока. Я могу с помощью Бейт-дина, раввинского суда, этот мир разрушить. И это на самом деле, а не как будто. Мы живем во времена, когда отношение к слову, скорей, этическое и эстетическое: «Как ты хорошо сказала» или, наоборот, «говоришь глупости». Или и вовсе по-набоковски относится к слову как к искусству. Мазку на картине. Но на пороге Земли Израиля нас научили, что слово онтологично. Бытийственно. «Как вышло из уст, так должен и делать» Иначе ты нарушишь закон мира, который создан тобою. Эдакая самодеструкция. Она опасна.

«Всякий, кто дал зарок...»

Но вот отчего-то сама Тора, открыв нам тайну силы слова, ее не очень одобряет: «Раби Меир сказал: лучше вообще не давать зароков. А кто дал, лучше не выполнять» и «Всякий, кто дал зарок, как будто построил запрещенный жертвенник, а кто исполнил зарок, как будто воскурил на нем».

Если так случилось и ты пообещал не есть бананы, лучше пойти к мудрецам и пусть тебе этот зарок отменят. Это можно понять. Обычно зароки мы даем, будучи взволнованными, мягко говоря. Но раз уж у слова есть сила, то просто забыть об этом нельзя. Мир создан. Его законы надо либо принять, либо отменить.

Присоединиться к общей душе

Но вот какая связь с жертвенниками? Кстати, жертвенники вполне могли быть и для Всевышнего, а не только для идолопоклонства. Почему же они запрещены?

Объясняет Маараль: Всевышний дал нам храм. И хотел, чтоб мы служили ему там как народ. А не индивидуально каждый у своего жертвенника. Времена индивидуального пути к Творцу окончилось с выходом из Египта. Обе книги - Ваикра и Бемидбар – учат нас созданию нового субьекта -еврейского народа. Через него Творец хочет открыться миру. Или, как говорит книга Кузари, «Израиль среди народов - как сердце среди других органов». Пока стучит сердце, тело живо. Каждый орган получает кислород.

С помощью зароков мы создаем себе свой индивидуальный мир. Так же как с помощью жертвенников создавали свои личные отношения с Творцом. Наша задача иная: присоединиться к общей душе. Клаль Исраэль. И жить в общем мире. Нам нельзя из него сбегать.

Заповедь войны с Мидьяном

И сразу следом за этой темой следует повеление выйти на войну с Мидьянитянами. В предыдущей главе сказано: «Враждуйте с мидьянитянами и поражайте их, ибо враждебны они вам в своих кознях». Но к исполнению этого повеления мы приходим только сейчас, после учения о заветах и обещаниях. Война с Мидьяном - особенная. «Враждуй» - это не просто «отомсти». Раши пишет: это как помни и соблюдай. В настоящем времени.

В этой войне есть нечто, что касается самой сути существования нашего народа.

«Их Б-г ненавидит разврат»

Мидьянские девушки по совету Билама совращали Сынов Израиля, и те следовали за ними и в службе их богам. Билам определил цель: ему надо было проклясть. Он же после неудачной попытки сформулировал новое средство: «их Б-г ненавидит разврат».

Девушками, как обычно, воспользовались: цель была - нарушение синайского завета. В нашей главе наступает время исполнить предписанное.

«И сказал Г-сподь: отомсти за Сынов Израиля». Но, когда Моше передает эти слова народу, он говорит: «Отомстите за Всевышнего». Мидраш Танхума приводит диалог между Всевышним и Моше. Всевышний сказал: месть за народ. Моше сказал: месть за Всевышнего. Моше сказал: Господин мира! Если б бы были необрезанными идолопоклонниками, отрицающими Твои заповеди, они бы не преследовали нас. Это из-за Торы, которую Ты дал нам. Следовательно, месть за Тебя.

Держать зверя в клетке

Вот так на пороге Земли Израиля определяется цель нашего существования и предсказывается вся будущая история. Столько прольется чернил, чтобы найти причину этому биному «антисемитизм». А все ведь просто. Через нас Творец повелел человеку держать своего зверя в клетке. И зверю это не нравится. Поэтому погромы принимали всегда такие чудовищные формы.

42 остановки были у нас в пустыне. Плутания, порой совершенно в неожиданном направлении. И вот когда, казалось бы, мы у границы Святой Земли, приходится разворачиваться и уходить назад в пустыню.

Вся будущая история еврейского народа - в двух последних главах.

Об авторе

Белла Слуцкин — преподаватель Танаха и еврейской философии в Институте изучения иудаизма. Выпускница философского факультета одного из российских вузов. Живет в поселении, работает в Иерусалиме. Мать троих детей (два сына — солдат и ученик ешивы, дочь — студентка). Жена московского программиста, выпускника ешивы. Хозяйка собаки-философа. Отличается повышенной политической активностью и географическими привязанностями к Иерусалиму и Хеврону. Блогер с хлестким и едким пером. Не ищите ее имя в соцсетях: там она учит друзей жизни под псевдонимом одного из великих князей, правителей русской земли.