После клинической смерти я училась жить заново ради детей

13.07.2018

Я была счастлива в браке. У нас с Мишей двое детей. Мы хорошо понимали всегда друг друга, уважали. В семье царила теплота и гармония. Все случилось холодной осенью. Ноябрь, ветер, дождь, яркий свет фар в глазах, скрип колес и темнота. Больше ничего. Только лишь через какое то время я снова увидела яркий свет. Я пыталась дотронуться до него рукой, но как будто не могла поднять руку. Яркость света усиливалась, он начала блестеть так, что даже слепило глаза. Но потом снова темнота.

Очнувшись, я увидела вокруг себя врачей в белых халатах, аппараты и много проводов. Сильная боль в голове не давала мне возможности пошевелиться. Я не осознавала, что происходит, но поняла что я в больнице. Через пару минут снова потемнело в глазах и я провалилась как мне показалось в сон.

Снова я пришла в себя только на следующее утро. Вокруг не было врачей, только лишь больничная палата, койка, белые стены вокруг и букет кустовых гвоздик на тумбочке. Я до сих пор была перемотана проводами, и мне до ужаса хотелось пить. Но у меня не было , чтобы сказать даже слово.

- Как вы себя чувствуете, Ольга Михайловна – моя дверь палаты открыла и я увидела мужчину в белом халате. На вид примерно лет сорока. Не спрашивая больше ничего, он подошел к моей кровати и помог мне выпить воды из стакана – ну вот и славненько. Вам сейчас нужен полнейший покой. Пережить клиническую смерть не каждому по силу. С последствиями будем разбираться позже – сказал он и закрыл за собой дверь.

В это мгновение по голове как будто дали молотком. Резкая боль пронзила мои виски.

- Что?! Клиническая смерть? Как такое могло произойти? Что случилось? Какие последствия? – тысяча мыслей взорвались в моей голове. Я не помнила, что произошло и от этого мне становилось еще тяжелее. Мне хотелось увидеть Мишу. Где Миша?! Позовите Мише?! – кричала я сама про себя и чувствовала как усталость и сон меня снова окутывают, и я проваливаюсь в темноту.

Проснувшись вечером, я увидела на своей постели Мишу, сидящего с краю и читавшего книгу. Должно быть он пришел давно и ждал пока я проснусь.

- Катя – трепетно прошептал он и попытался слегка приобнять меня – Катенька, любимая, слава Богу, ты жива – со слезами на глазах проговорил он. Но я ему не смогла ответить, а только лишь по родному смотрела ему в глаза. Он нежно и аккуратно взял мою руку, поцеловал и, обняв ее, сидел молча.

И я начала вспоминать…. Я шла с работы к метро. Шел сильный ливень, что даже зонт не спасал от дождя. Дворники машин не справлялись, и часть водителей стояли припаркованными у дороги. Пережидали ливень. Я опаздывала к Саве на собрание, поэтому времени ждать когда закончиться дождь у меня не было. Я открыла свой большой зонт и почти бегом бежала до метро. Перебегая Усольскую на светофоре, я резко услышала громкий звук автомобильного сигнала. Повернув быстро голову вправо яркий свет фар ослепил меня так, что я остановилась на секунду….крип тормозов…звук удара….сильная боль в голове…и больше я ничего не помню. Теперь я стала понимать, что несколько дней назад я серьезно попала под машину. Скорость была настолько высока, что я чудом выжила. Невольно в подсознании стали всплывать картинки, слезы покатились из моих глаз, и голову пронзила еще более резкая боль, что я не могла терпеть.

- Позовите врача – вскочив с кровати с криками, бежал в коридор Миша – где врача?! Врача позовите, Кате плохо!

Уже через пару секунд в дверь моей палаты залетело три человека в белых халатах. Женщина тут же достала какой –то укол и воткнула мне в плечо. Мужчина параллельно переключал какие –то провода за моей головой, а второй мужчина считал мой пульс. После укола я чувствовала, как глаза мои потяжелели, и я снова провалилась в сон.

Через два дня, когда мое состояние немного стабилизировалось, головные боли стали утихать. Я начала по-немногу кушать и разговаривать. Когда в очередной раз Сергей Степанович, мой врач пришел ко мне с осмотром я была настойчива.

- Сергей Степанович, о каких последствиях шла речь в первый день проведенный мною в больнице.

Сергей Степанович внезапно изменился в лице и это мне совсем не понравилась.

- Катенька, давай мы пока что не будет делать никаких выводов. Все обсудим через пару дней.

- Сергей Степанович – настаивала я – мне нужно знать, у меня двое детей растут и мне нужно их поднимать на ноги.

Сергей Степанович остановился и молча посмотрел на меня. Его глаза говорили сами за себя, что произошло что-то плохое.

- Катя – негромко произнес он – у тебя перелом позвоночника осложненной степени. Был сильный удар и падение. Ты, к сожалению больше никогда не сможешь ходить – он развернулся и вышел за дверь.

Я не верила своим ушам. Я не могла поверить в то, что это правда. Слезы просто градом катились из моих глаз. Когда в первые дни в больнице я не стала ощущать свои ноги, я думала, что это последствия операционного наркоза и все придет в норму. В эту минуту в голове пролетела мысль, что лучше бы я умерла. Я не хочу жить в инвалидном кресле. Я не хочу быть обузой Мише и своим детям. Я не хочу жить.

Через пару минут дверь палаты громко открылась и я услышала звонкие голоса своих малышек, которые выдернули меня из рутины моих мыслей. Увидев их, я поняла, что я должна жить! Я обязана научиться жить заново!

Если тебе понравилась история жми "палец вверх" и подпишись на канал, чтобы прочитать следующую!