22 691 subscriber

Аббат Брантом, который не был аббатом

1,4k full reads
Аббат Брантом, который не был аббатом

На самом деле его звали Пьер де Бурдей (Бурдейль) и год его рождения точно неизвестен -- где-то между 1537 и 1540. Пьер принадлежал к старому аквитанскому роду. Его отец -- Франсуа де Бурдей и мать -- Анна де Вивон долгое время находились при дворе Маргариты Наваррской старшей, сестры Франциска I, и, кстати, вошли в историю как литературные персонажи. Считается, что они выведены в книге Маргариты "Гептамерон": мать под именем Эннасюиты, а отец под именем Симонто.

"А откуда же взялось имя Брантом? -- спросите вы. -- Надо ли понимать, что это псевдоним?"

Нет, никакого псевдонима, наш герой действительно имел право на это имя. Дело в том, что король Генрих II вручил ему древнее, известное еще с начала IX века, аббатство Брантом в качестве компенсации за героическую гибель на войне его брата.

Еще с раннего средневековье часто случалось, что светские люди, оставаясь мирянами, владели аббатствами, именовались аббатами и получали доходы с церковного владения, а вот непосредственные обязанности аббата выполняли другие лица. Таких светских аббатов называли лайенами. Вот Пьер де Бурдей и стал одним из них.

Но если вы считаете, что получив аббатство и неплохой доход, он успокоился, то вы ошибаетесь. Где он только не был, кому только не служил, где не воевал -- в том числе был участником гражданских войн во Франции...

Италия, Шотландия, Мальта, Испания, Португалия, Марокко... Иногда создавалось впечатление, что ему все равно, где и за кого воевать -- лишь бы было побольше приключений. Он служил старшим Гизам -- в частности, Франсуа де Гизу и был свидетелем его смерти, служил Генриху Третьему, пока тот еще не был королем, а потом служил его брату Франсуа. После смерти герцога размышлял, не отправиться ли ему на службу к Филиппу Испанскому...

И при этом Пьер де Бурдей был в некотором роде неудачником. Да, он легко сходился с людьми и легко завоевывал их расположение -- он дружил с Филиппом Строцци, кузеном королевы Екатерины Медичи, пользовался благосклонностью Марии Стюарт и королевы Марго, но не умел извлечь выгод из своего положения. Хотя однажды, когда в 1569 году аббатство Брантом захватили протестанты во главе с адмиралом де Колиньи и шестнадцатилетним Генрихом Наваррским все закончилось к общему удовольствию и без грабежей, потому что как истинный придворный Пьер де Бурдей пригласил захватчиков на обед. Наверное, он говорил себе, что отсутствие убытков это тоже прибыток, но больших выгод достичь не сумел.

Как много позже писал о нем Проспер Мериме:

достигнув зрелости, Брантом начал замечать, что без особой пользы провел лучшие годы и ничего не сделал для своего возвышения. Довольствуясь видимостью, он пренебрег реальностью. Он страстно домогался дружбы великих мира сего, но слишком явно показывал им, что его преданность можно купить ценою улыбки и добрых слов. Он делал вид, будто пренебрегает почестями, и его поймали на слове. Он видел, однако, что его прежние сотоварищи заняли высокие посты, стали важными сановниками, а на него, всеобщего любимца, по-прежнему смотрели как на человека незначительного. После долголетних успехов у дам и множества любовных похождений он остался одиноким в возрасте, когда уже трудно связать себя законными узами и почти смешно искать легких побед

Брантому было из-за чего чувствовать себя неудовлетворенным. Он много воевал, но лишь однажды получил награду -- орден от короля Португалии. Он волочился за множеством женщин, с наслаждением хвастал своим распутством, но по настоящему боготворил только трех -- да и то они были для него недоступны. Это были Екатерина Медичи, ее дочь Маргарита Наваррская и жена старшего брата Жакетта де Монброн.

А в 1584 году с ним случилось несчастье -- он неудачно упал с лошади и почти на два года угодил в постель. Длительное выздоровление не только привело к страху Брантома перед белыми лошадьми (именно с такой лошади он упал), но и подарило миру нового писателя.

В этом доме, именуемом замком Ришмон, и была написана большая часть книг Брантома. Замок строился в 1564-1610 гг.
В этом доме, именуемом замком Ришмон, и была написана большая часть книг Брантома. Замок строился в 1564-1610 гг.

И правда, что было делать человеку, почти два года пролежавшему неподвижно? Он писал -- много и обо всем. Из под его пера вышли:

"Жизнеописания великих иностранных капитанов" (под капитанами подразумевались полководцы),

"Жизнеописания великих французских капитанов",

"Жизнь прославленных дам",

"Галантные дамы" (книга переведена на русских язык, неоднократно издавалась; была фрагментарно экранизирована во Франции),

"Анекдоты, касающиеся поединков",

"Бахвальство и клятвы испанцев".

При жизни труды Брантома изданы не были, но когда в XVII веке они увидели свет, то заняли 9 томов. Увы, из всего наследия Брантома на русский переведены только "Галантные дамы". Жалко, правда?

Впрочем, в некотором роде читатели все же знакомятся с творчеством Брантома и не только переведенным. Дело в том, что его страсть к анекдотам и сплетням, участие во многих событиях XVI века привлекали к его книгам многих писателей, которые обильно цитировали его и в той или иной мере пересказывали его истории.

Какие имена! Простер Мериме, Виктор Гюго, Александр Дюма-отец, Оноре де Бальзак, Понсон дю Террайль, Стефан Цвейг, Генрих Манн и многие-многие другие. И в наше время писатели тоже не забывают Брантома. Сам того не зная, он все же обеспечил себе бессмертие.

А вот жениться он так и не женился, оставив имущество по наследству племяннице, дочери старшего брата. Вообще-то, он должен был передать свои владения племяннику, но тот был игроком, и Брантом боялся, как бы он не спустил состояние. По завещанию Брантома, его замок Ришмон нельзя было ни продать, ни разрушить -- он должен был оставаться в семье. И наследники выполнили его волю и продолжают выполнять...

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей