22 661 subscriber

Что не так с Раулем де Бражелоном?

52k full reads
Что не так с Раулем де Бражелоном?

Вы спросите, а почему я вообще полагаю, что с Раулем что-то не так?

Сами посудите, если человек 25-27 лет решает покончить с жизнью из-за несчастной любви, это вряд ли можно счесть нормальным. И слова, что в те времена люди жили сердцем, не то что в наше жестокое время, как-то не убеждают.

Как же такое могло случиться? Давайте посмотрим.

Первый раз Дюма вывел Рауля в романе "Двадцать лет спустя" в пятнадцатилетнем возрасте. Юный Рауль влюблен в семилетнюю девочку, причем эта любовь длится уже 3-4 года, и они вместе строят планы дальнейшей жизни, словно им по двадцать лет.

Бывает, конечно, хотя обычно проходит. Детские влюбленности редко длятся долго, если, конечно, не заострять на них внимание. Обе стороны -- и Атос, и родные маленькой Лавальер -- внимание все же заострили. Хотя и это не такая уж беда. Обратим внимание на другое -- как в целом Атос воспитывает своего сына. Слово Атосу:

— О, что касается признательности, то она должна быть взаимной: я обязан ему столько же, сколько он мне. Я не говорю ему этого, но вам, д’Артаньян, скажу правду: в сущности, я в долгу у него.
— Как так? — удивился мушкетер.
— Конечно, боже мой, как же иначе! Ведь он причина перемены, которую вы видите во мне. Я засыхал, как жалкое срубленное дерево, лишенное всякой связи с землей; и только сильная привязанность могла заставить меня пустить новые корни в жизнь. Любовница? Я был для этого стар. Друзья? Вас уже не было со мной. И вот в этом ребенке я вновь обрел все, что потерял. Не имея более мужества жить для себя, я стал жить для него. Наставления полезны для ребенка, но добрый пример еще лучше. Я подавал ему пример, д’Артаньян. Я избавился от своих пороков и открыл в себе добродетели, которых раньше не имел. И полагаю, что не преувеличиваю, д’Артаньян. Рауль должен стать совершеннейшим дворянином, какого только наше обнищавшее время способно породить.

Ой! А, может, не надо воспитывать совершенство, да еще во времени, которое Атос сам же назвал "обнищавшим"? Совершеннейший человек -- это одно сплошное несовершенство. Идеалу трудно найти место в неидеальном мире.

Но Атос так старается. Возвышенные речи, клятва с Рауля в верности королям в королевской усыпальнице Сен-Дени. Военная карьера для сына. И... вот зря он отказался дать возможность Раулю поближе познакомиться с матерью -- герцогиней де Шеврез. И зря заставлял умолкать д'Артаньяна, когда в присутствии Рауля тот проявлял свою неидеальность. Освежающе вредное влияние и первой, и второго могло бы оказаться полезным для юноши. Но... чего нет, того нет.

И в результате в начале романа "Виконт де Бражелон" (Раулю 25 лет, Луизе 17) мы видим странную картину -- Рауль де Бражелон, совершеннолетний дворянин, имеющий десятилетний опыт участия в войнах, влюбленный в очаровательную семнадцатилетнюю девушку ведет себя в отношении ее и своего отца так, словно ему все еще пятнадцать.

Когда семнадцатилетняя Луиза говорит: "Неужели король решится ослушаться матери? Неужели такой король, как он, захочет подать дурной пример? Когда родители запрещают любить, надо прогнать любовь!" -- это нормально. От девушки ее возраста в те времена именно этого и ждали.

Но когда военный двадцати пяти лет от роду, опасаясь, что может некстати встретиться с матушкой любимой девушки, и она догадается о его встрече с Луизой, говорит: "Она, пожалуй, скажет моему отцу!" -- в этом есть некоторая патология. И возникает мысль, а может Ора де Монтале была не так уж и неправа, когда высмеяла его и говорила, что в Блуа умеют обходиться без согласия папенек?

В самом деле, как реагировать на такое заявление автора: "Мы видели, что Рауль оставил в Блуа и другую любовь, кроме сыновней. Но отдадим ему справедливость: если б не случай и не Ора Монтале, эти два демона-соблазнителя, Рауль, исполнив поручение, поскакал бы прямо к отцу; он, наверное, оглядывался бы, но не остановился, если бы даже сама Луиза простирала к нему руки."

Отец запретил видеться с девушкой -- и Рауль слушается. Более того, когда отец принимается допрашивать его (это совершеннолетнего-то офицера), не виделся ли он с Луизой де Лавальер, Рауль краснеет, бледнеет и дает полный отчет -- виделся, где и благодаря кому.

Когда в 15 лет он не смеет опоздать на ужин даже после травмы Луизы -- для его возраста это нормально. Когда в 25 он настолько послушен отцу и несамостоятелен в своих действиях -- это сигнал тревоги. Не удивительно, что в романе, где весь королевский двор только и думает о любви, в Рауля никто не влюбляется, разве что в Англии, но там этому есть простое объяснение -- у Рауля романтичная репутация покинутого влюбленного. А так? Рауль слишком рассудителен, слишком правилен, слишком послушный сын, чтобы быть способным на чувство. Кто же знал, что за этой холодной маской могут бушевать нешуточные страсти.

Кстати, ставя препятствия для Рауля, граф де Ла Фер, сам того не понимая, раздул страсть, которую хотел потушить. Если бы Рауль имел возможность спокойно видеться с Луизой, скорее всего его чувство постепенно сошло бы на нет. Ведь и любовь короля к Луизе во многом объяснялась препятствиями, которые надо было преодолевать.

Впрочем, как раз король сделал все, чтобы препятствия преодолеть, и тем самым наглядно продемонстрировал Луизе разницу между собой и Раулем. Ее выбор был очевиден.

И когда Рауль стал жаловаться и обвинять Ору де Монтале, она в своих словах опять же была права:

— Вы на меня сердитесь?
Рауль одно мгновение смотрел на нее в упор, затем, опустив глаза, произнес:
— Да.
— Вы считаете, что я участвовала в заговоре, который привел к вашему разрыву с Луизой?
— Разрыву… — повторил он с горечью. — О сударыня, разрыва не может быть там, где никогда не было ни крупинки любви.
— Заблуждение! Луиза любила вас.
Рауль вздрогнул.
— Это не было страстью, я знаю, но она все же любила вас, и вам надо было жениться на ней до отъезда в Англию.
Рауль разразился таким мрачным смехом, что Монтале содрогнулась.
— Вам хорошо так говорить, сударыня… Разве мы женимся на той, кто нам по сердцу? Вы, видимо, забываете, что в то время король уже приберегал для себя любовницу, о которой мы говорим.
— Послушайте, — продолжала молодая женщина, сжимая холодные руки Рауля в своих, — вы сами кругом виноваты: мужчина вашего возраста не должен оставлять в одиночестве женщину ее возраста.
— Значит, нет больше верности в мире, — вздохнул Рауль.
— Нет, виконт, — спокойно ответила Монтале. — Однако я должна вам заметить, что если бы вместо того, чтоб холодно и философски обожать Луизу, вы разбудили в ее сердце любовь…

Конечно, он не пожелал понять ее, но ведь она была права. Откуда неопытной Луизе в ее семнадцать лет, живущей до этого почти в затворничестве, было разобраться в своих чувствах?

Что не так с Раулем де Бражелоном?

В общем, примерно понятно, почему Рауль оказался несчастен в любви. Любое пламя надо подкармливать, а как раз этого он и не делал.

Но почему он выбрал такой конец? Любовь любовью, уязвленная гордость, но ведь в худшей ситуации его отец выжил. Под чужим именем поступил в мушкетеры, пил, безобразил, влезал в авантюры, но тем самым выжил. Почему это не удалось Раулю?

Во многом из-за неправильного воспитания. Та самая идеальность. Атос не случайно признался:

Я не был для вас другом, Рауль, потому что я показал вам лишь одну сторону жизни; я был печален и строг; увы! Не желая того, я срезал живительные ростки, выраставшие непрестанно на стволе вашей юности. Короче говоря, я раскаиваюсь, что не сделал из вас очень живого, очень светского, очень шумного человека.

Но и это еще не все. Вспомним последний разговор графа де Ла Фер с королем. Атос ломает свою шпагу и говорит следующее: "Мой род и я сам отныне свободны от всякой привязанности и всякого уважения к вам, в которых я заставил поклясться моего сына в склепе Сен-Дени перед гробницами ваших великих и благородных предков. Вы стали нашим врагом, ваше величество, и отныне над нами лишь один бог, наш единственный повелитель и господин. Берегитесь!"

Что после этого остается Раулю? Служба в армии, где страдание могло бы отступить, потому что страдать просто некогда? Так это же служба королю, а Атос от нее отказался.

Отъезд в Новый свет? Так это тоже служба королю.

Мятеж? Нет, Атос отказался и от него, потому что "Пусть лучше король будет виновен передо мной, чем я перед ним".

Какие еще у Рауля были возможности действовать и тем самым жить?

Никаких. Своими красивыми жестами отец загнал его в угол.

Ах да, Англия. Но в Англии от Рауля ждали любви, а он был не в том настроении, да и чем безделье в Англии отличалось от безделья в отцовском замке?

И Рауль решил отправиться в Африку с Бофором.

И ведь здесь опять обнаружилась засада. Бофор правильно сказал Раулю, что не стоит обманывать себя -- это раньше можно было говорить "Я служу Бофору или Конде, а теперь все мы служим королю". И Рауль объявил, что будет служить Богу, став рыцарем Мальтийского ордена.

Но... в Африку он отправился, так и не став рыцарем (то есть практически монахом). И следовательно, всегда помнил, что нарушил клятву. Две клятвы -- отцовскую и свою.

И что в результате ему оставалось делать? Только умереть.

Хотел он того или нет, но Дюма очень наглядно продемонстрировал, к чему приводит неправильное воспитание и как опасно отстать от своего времени.

Что не так с Раулем де Бражелоном?

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1: Исторические заметки, Музыка и танцы, Читая Дюма — а как там по истории?, Читая Дюма — почему они так поступили?, Повесть А. Говорова "Последние Каролинги"

Путеводитель по каналу. Часть 2: Книги, писатели, поэты и драматурги, О чтении, Читая Стругацких, Мифология... фэнтези... научная фантастика, США и Кеннеди, Мои художественные произведения, Отзывы на мои художественные произведения, Истории из жизни, Рукоделие, конструкторы и прочие развлечения, Фоторепортажи

Путеводитель по каналу. Часть 3: Видео, О кино, телевидении, сериалах и радио, Галереи

Я на Автор.Тудей Регистрируйтесь, читайте, не забывайте ставить лайки и вносить книги в свои библиотеки