22 673 subscribers

"Двадцать лет спустя": о честолюбии, сердце и голове д'Артаньяна

15k full reads
"Двадцать лет спустя": о честолюбии, сердце и голове д'Артаньяна

Есть книги, которые так давно стали легендой, что люди обсуждают уже не их, а легенду. Проблема заключается в том, что это текст книги неизменен, а вот легенды имеют привычку со временем видоизменяться. Вот и легенда о мушкетерской трилогии Дюма каких только изменений не претерпела.

В самом деле, когда-то гасконца д'Артаньяна видели чуть ли не образцом всех добродетелей (что довольно странно, учитывая текст романа). Но что поделать, это не Дюма, а читатели были романтиками.

Прошло время и далеко не романтики готовы вымазать того же д'Артаньяна самой черной краской (а текст-то по прежнему неизменен, но кто ж в него заглядывает!).

Вот недавно я узнала, что ради карьеры гасконец готов пожертвовать собственными друзьями... что-то в этом духе.

В самом деле?

А если посмотреть в текст романов?

Смотрим. В романе "Три мушкетера" юный д'Артаньяна действительно размышляет о том, как бы собрать невидимые нити, с помощью которых можно было бы управлять Атосом, Портосом и Арамисом (глава "Диссертация Арамиса"). Ужасно, правда?

Но какие последствия у этих размышлений?

Никаких. Все эти фантазии так фантазиями и остались. Похоже, когда доходит до дела, о подобных фантазиях д'Артаньян даже не вспоминает.

Ладно. В "Трех мушкетерах" д'Артаньян очень молод. Посмотрим, что было в следующем романе — "Двадцать лет спустя".

Сорокалетний д'Артаньян, во многом разочаровавшийся, превратившийся в служаку, прежде всего думающий о деньгах, торгующийся с Мазарини, затеявший махинацию с соломой (но, между нами, операция великолепная!), не постеснявшийся взять деньги с Портоса за возможность выспаться... Ну, что он там готов сотворить ради успешной карьеры, которая двадцать лет поворачивалась к нему задом?

"Двадцать лет спустя": о честолюбии, сердце и голове д'Артаньяна

Да он просто посылает эту карьеру подальше! И не только карьеру. Он рискует головой.

В самом деле, вспомним знаменитую поездку друзей в Англию. Атос и Арамис отправляются в Англию по просьбе английской королевы и лорда Винтера — спасать Карла I. Д'Артаньян и Портос — отправляются туда же (но не зная, что в Англии их друзья) по поручению Мазарини, вместе с Мордаунтом, сыном миледи, как посланники Франции на службу Кромвелю, который воюет в Карлом I. Многообещающая ситуация, правда?

И встречаются друзья на поле брани.

Оцените мгновенную реакцию д'Артаньяна — он не только успевает сообразить в этой сумятице, кто перед ним, но и предпринять меры по выводу друзей из опасности, т.е. взять их в плен и успеть предупредить, чтобы молчали.

И вот тут-то у него возникают очень большие проблемы, и главная проблема — Атос.

Ну, казалось бы, что произошло? Первый раз что ли в истории друзья оказываются в противоположных лагерях? У многих людей той эпохи уже был отработанный план действий на этот случай. Ты взял друга в плен? Хорошо, найди время тихонько отпустить его на все четыре стороны.

И отпускали!

Строго говоря, д'Артаньян собирался сделать что-то вроде этого. Это же их с Портосом пленники — что хотим, то с ними и делаем!

"Двадцать лет спустя": о честолюбии, сердце и голове д'Артаньяна

Как бы не так!

И дело даже не в Мордаунте, дело в той позиции, которую занял Атос.

Да, упреки Атоса в том, что дворянин служит пивоварам — это мелочь. Хотя д'Артаньян здраво напоминает другу, что он вообще-то на службе, он обязан подчиняться приказам, да и какое ему — французу — дело до англичан, которые взбунтовались против короля-шотландца?

Логично? Еще бы!

На что Атос отвечает очень красиво: "Все дворяне братья, а короли всех стран — первые из дворян". Это выглядит очень возвышенно и благородно и при этом полностью оторвано от жизни, в том числе и жизни самого Атоса.

Вспоминал ли он о том, что дворяне братья, когда собирался драться на дуэлях с другими дворянами, в том числе и с тем англичанином, которого убил только за то, что тот узнал его настоящее имя?

Ему это и в голову не приходило. Зато теперь он может попрекать д'Артаньяна, а тому приходится терпеть, поскольку пленник, пользуясь слабостью, может говорить все, что угодно.

Но все же это мелочь. Важнее другое — фактически Атос шантажирует д'Артаньяна своей смертью. Он не желает бежать в одиночку! Беседа у друзей получается интересная:

— Видите вы эту дверь, Атос?
— Да.
— Вы выйдете из нее, когда вам будет угодно. С этой минуты вы и Арамис свободны, как воздух.
— Узнаю вас, мой милый д’Артаньян, — ответил Атос. — Но вы здесь не хозяин: за этой дверью стоит караул, д’Артаньян, это вам хорошо известно.
— Ну, вы с ними справитесь, — сказал Портос. — Много ли их тут? С десяток, не больше.
— Это пустяк для нас четверых, но для двоих слишком много. Нет, уж раз мы разделились, мы должны погибнуть. Вспомните роковой пример: вы, д’Артаньян, столь непобедимый, и вы, Портос, такой сильный и храбрый, вы потерпели неудачу на Вандомской дороге. Теперь настал черед мой и Арамиса. А ведь этого никогда с нами не бывало прежде, когда мы все четверо были заодно. Умрем же, как умер Винтер. Что касается меня, я заявляю, что согласен бежать только вчетвером.
— Это невозможно, — сказал д’Артаньян. — Мы на службе у Мазарини.
— Я это знаю и не стану уговаривать вас. Мои доводы не подействовали, и, должно быть, они были плохи, если не подействовали на такие благородные сердца, как у вас и у Портоса.
— Да, если бы они и могли подействовать, — сказал Арамис, — лучше не ставить в ложное положение таких дорогих нам друзей, как д’Артаньян и Портос. Будьте покойны, господа, мы не посрамим вас своею смертью. Что касается меня, то я горжусь тем, что встану под пулю или даже пойду на виселицу с вами, Атос. Ибо никогда еще вы не проявляли столько благородства, как сейчас.

Ну, молодцы, чего уж там! Интересно, а Атос с Арамисом понимают, что отказываясь бежать вдвоем, они играют головой д'Артаньяна? Это не "ложное положение" как говорит Арамис. Это эшафот. Портос-то выкрутиться может, строго говоря, он не на службе, он никому не приносил присягу, его даже вольнонаемным назвать нельзя. А вот д'Артаньян офицер. Он присягу приносил. Тихонько выпустить своих пленников он может — это нормально. А вот бежать вместе с ними — нет. Это уже измена. А за измену...

Но Атос не желает ничего понимать. Хотя в менее опасной ситуации он заставил замолчать Арамиса, который предложил друзьям перейти на сторону Фронды. Но здесь он не стесняется шантажировать друзей своей смертью.

А тут и Мордаунт пожаловал.

В результате д'Артаньян оказался в ситуации цейтнота. Да, он выиграл немного времени — полчаса, но что такое полчаса в данной ситуации?

Полчаса — это слишком мало. У него нет времени уговаривать Атоса опомниться и бежать, хотя это было бы идеальным решением проблемы, а уж он нашел бы оправдания и сам Мордаунт поверил бы ему. Но времени нет. Мордаунт должен вот-вот вернуться с приказом Кромвеля и забрать его друзей. Что он может сделать, чтобы их спасти? Только бежать вместе с ними, а это... См. выше.

При этом убивать солдат, которые сторожат пленников, ему тоже не хочется. Так что он прибегает к достаточно рискованному способу освободить друзьям дорогу. Глава "Господи Иисусе!" совершенно великолепна — перечитайте, не пожалеете. Как и последовавшее после этого объяснения друзей.

У д'Артаньяна еще есть способ выкрутиться после свершенного бегства. Надо вернуться во Францию и представить дело перед Мазарини в благоприятной виде. Ну, действительно, нехорошо было бы французу выдавать англичанам соотечественников. Так что оправдаться еще можно.

Но... все карты опять путает Атос, к которому присоединился Арамис. Они отказываются покидать Англию, они же слово дали.

— И вы обещали королеве Генриетте, — продолжал д’Артаньян раздраженно, — проникнуть в лондонский Тауэр, перебить сто тысяч солдат и победить, несмотря на волю всего народа и честолюбие такого человека, как Кромвель? Вы не видали этого человека — ни вы, Атос, ни вы, Арамис. Знайте, это гениальный человек, который очень напоминает мне нашего кардинала — не этого, а того, великого. Не берите же на себя слишком много. Умоляю вас, милый Атос, не жертвуйте собой напрасно. Когда я на вас смотрю, вы кажетесь мне благоразумным человеком; но послушать вас, вы совсем сумасшедший. Помогите же мне, Портос! Что вы думаете об этом? Скажите откровенно.
— Ничего хорошего, — ответил Портос.
— Послушайте, — продолжал д’Артаньян, досадуя, что Атос прислушивается не к его словам, а к своему внутреннему голосу. — Я никогда не даю плохих советов. Так вот, поверьте мне, ваша миссия закончена, закончена с честью. Вернитесь во Францию с нами!
— Друг мой, — сказал Атос, — наше решение непоколебимо.

И что после этого оставалось д'Артаньяну? Влипнуть еще больше. Остаться с друзьями и помогать им, потому что без него они погибнут без вопросов. С ним шанс выжить еще есть. И когда он соглашается, Атос вдруг вспоминает о его будущности. Ну, да, самое время:

— Но ваша будущность, д’Артаньян? Ваши честолюбивые надежды, Портос?
— Наша будущность, наши честолюбивые надежды! — ответил д’Артаньян с каким-то лихорадочным возбуждением. — Где уж нам этим заниматься, раз мы спасаем короля?

При этом он не напоминает Атосу, что речь идет уже не о честолюбии, а о жизни. И если им повезет выжить в Англии, что будет по возвращении во Францию?

Впрочем, мы знаем что — арест и мечты Анны Австрийской и Мазарини, чтобы они сгнили в тюрьме. Благополучно история закончилась почти случайно.

При этом за все время безнадежных попыток спасения Карла Первого поведение д'Артаньяна в отношении друзей настолько безупречно, что начинаешь с опасением размышлять, а не режутся ли у него крылья. Он терпит выходки Атоса, далеко не безопасные, выслушивает его несправедливые упреки. Хотя тут не удержался, укорил: "Вы клевещете на отсутствующих?" (действительно, всякому терпению может прийти конец — сколько же можно!), а вернувшись во Францию настаивает на расставании с друзьями, чтобы не бросать на них тень, и обставляет это таким образом, чтобы до них даже не дошло, что главной опасности подвергаются вовсе не они, а он.

Так как насчет бешеного честолюбия, ради которого д'Артаньян готов втянуть друзей в любую авантюру? На самом деле он старается не втягивать их в неприятности даже ради собственного спасения. В безнадежную авантюру втянули его они.

"Двадцать лет спустя": о честолюбии, сердце и голове д'Артаньяна

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей