22 691 subscriber

Эта ужасная дворцовая жизнь... Еще один безумный гасконец

14k full reads
Эта ужасная дворцовая жизнь... Еще один безумный гасконец

Его история настолько невероятна, что даже Дюма, обожавший рассказывать захватывающие истории, решил не трогать эту, потому что добавить к ней было решительно нечего. Зато в ХХ веке о Пюигелене де Лозене (или просто Пегилене) вспомнили супруги Голон. Каким обаятельным плутом, весельчаком и хорошим товарищем они его изобразили -- любо дорого посмотреть! Правда, портрет был далек от реальности.

Пюигелен был младшим ребенком в семье и в 14 лет явился в Париж без гроша в кармане. Обычное начало карьеры для многих гасконцев. Он происходил из хорошей дворянской семьи (никаких присвоений чужих имен), по линии матери принадлежа к протестантскому семейству Комонов де Ла Форсов, и был правнуком того самого Жака-Номпара де Комона, который единственный из семьи спасся во время Варфоломеевской ночи, притворившись убитым.

Впрочем прошлое волновало Антуана не больше, чем выпитое вино. Гораздо больше его занимала карьера. Он был умен, изворотлив, при необходимости обаятелен и льстив, чаще груб и высокомерен, у него отсутствовали какие-либо принципы, кроме желания следовать своим прихотям, слово "совесть" он, возможно, и слышал, но так и не понял его значения, а еще он нравился женщинам и был отчаянно смел, хотя, возможно, у него просто отсутствовало чувство самосохранения.

Короче, он мог бы стать почти идеальным придворным. Почти, потому что никогда не знал, где надо остановиться, и своими руками разрушал то, что достиг.

А достижений у Лозена было немало. В Париже безденежный гасконец был принят в семью маршала де Граммона, своего двоюродного дяди. Он очаровал его, своих кузенов, затем смог обаять самого суперинтенданта финансов Фуке, который снабдил его на первое время деньгами, получил свой первый офицерский патент -- практически за красивые глаза, немного повоевал и вернулся, осененный славой.

Ко двору его представлял сын Граммона граф де Гиш, и Лозен очень быстро там освоился. Он нравился дамам, так что интрижки следовали одна за другой. Он смог заручиться поддержкой фаворитки короля мадам де Монтеспан (вы помните ее по "Виконту де Бражелону" под именем Атенаис де Тонне-Шарант), он стал любимчиком короля. Когда Лозен хотел, он был самим очарованьем, но горе тем, кто чем-то вызвал его неудовольствие. Тогда в ход шли любые пакости и такая брань, что она могла бы смутить обитателей самых темных подворотен.

Показательно отношение Лозена к принцессе Монако. Ну, не сложилось у человека с женщиной - бывает. Но мстить -- это уже слишком... Однажды, когда дамы сидели на полу, Лозен нарочно наступил каблуком на руку принцессы. Омерзительный поступок уже сам по себе, и вдвойне отвратительный если вспомнить, что принцесса Монако было сестрой его друга и кузена де Гиша и дочерью того самого человека, который принял его как родного в своем доме и обеспечил всем необходимым для дворянина.

Благодарность, совесть? Нет, о таких вещах Лозен не слышал.

Зато он многого хотел. К примеру, стать командующим французской артиллерией. И он постарался выпросить эту должность у короля. В общем-то выпросил. Но король поставил условие -- молчать о назначении, потому что иначе они могут столкнуться с большим противодействием. И это было чистой правдой -- военный министр Лувуа не выносил Лозена.

Казалось бы -- что такого? Немного молчания и вот оно -- счастье.

Но Лозен не выдержал и проговорился буквально в последний момент, и, конечно, Лувуа постарался доказать королю, что Лозен недостоин назначения. Доказал, так как король был раздосадован, что любимец не смог хранить тайну хотя бы три дня. Как доверить человеку командование артиллерией, если он не способен управлять самим собой?

Любой другой человек все бы понял правильно: условие короля не было выполнено, значит, сам виноват. Но Лозен не был любым. Он стал добиваться своего, требовать, хлопотать, вызнавать. Помчался добиваться поддержки у маркизы де Монтеспан. Получил от нее обещание помочь. Правда, когда дама поняла, что король в гневе, она предпочла не злить его просьбами за Лозена, что тоже было обычным делом. Двор есть двор. Здесь даже ради родственников и друзей не всегда были готовы рисковать.

Что же сделал Лозен? Этот потомок древнего рода сначала соблазнил служанку мадам де Монтеспан, затем в ее помощью пробрался в спальню маркизы, забрался под кровать -- да-да, маркиз де Лозен, залез под кровать женщины, чтобы подслушать ее разговор с королем.

Если бы эту сцену изобразили в фентезийном романе, критики возмутились бы такой клеветой на благородных дворян, которые получали хорошее воспитание и славились своими манерами и стилем. "В какой подворотне автор изучал придворных?!" -- кричали бы они.

Не в подворотне, друзья, а по историческим свидетельствам. Вот так вел себя представитель древнего рода, восходящего к XI веку, а другие придворные еще и восхищались его изворотливостью.

Закончилась авантюра печально. Естественно, маркиза не пыталась заступиться за Лозена, а только поддакивала разгневанному королю. В результате на следующий день Лозен обрушился на нее с бранью, называя такими словами, которых постеснялись бы перепившие грузчики. К тому же он не постеснялся пересказать маркизе ее разговор с королем, а потом пошел скандалить к королю.

Кто произнес слово этикет?!

Да плевал Лозен на этикет. Плевал на приличия, на элементарный здравый смысл, а чувство самосохранения у него не включалось вовсе. Он кричал Людовику Четырнадцатому, что никогда больше не будет служить такому бесчестному королю. Он демонстративно сломал шпагу.

И тут у короля лопнуло терпение. Он открыл окно, выкинул в него свою трость и заявил Лозену, что не простил бы себя, если бы ударил дворянина.

Стоит ли удивляться, что через несколько часов Лозен был арестован и отправлен в Бастилию?

Бастилия.
Бастилия.

И все же за Лозена заступились. Один из его друзей принялся доказывать королю, что Лозен просто потерял голову от расстройства и вообще не виноват. Он же такой милый. Он не мог... И король согласился простить этого чудесного человека и даже в качестве компенсации за неприятности дал Лозену патент капитана гвардии.

Естественно, никаких выводов из заточения Лозен не сделал. Наоборот, он решил, что получит все, что только захочет.

Последующие события, казалось, подтвердили это мнение. В Лозена влюбилась кузина короля -- герцогиня де Монпансье, более известная как Великая Мадемуазель. Влюбилась до такой степени, что предложила Лозену жениться на ней. Гасконец потирал руки. Несметное богатство, множество титулов -- все должно было перейти к нему. Король дал согласие на брак.

Любой другой придворный поспешил бы воспользоваться разрешением короля и был бы счастлив. Но Лозен не был любым. Он был уверен, что выигрывает только тот, кто больше требует. И принялся выставлять требования королю. Ему мало было стать кузеном Людовика, он хотел как можно больше пышности, официальности, привилегий. И в очередной раз перегнул палку.

Людовик Четырнадцатый забрал свое разрешение на брак, тем более что и мадам де Монтеспан, не простившая Лозену брани, уговаривала коронованного любовника не возвышать обнаглевшего выскочку.

А что вы хотите -- двор есть двор. Тут не прощают оскорблений.

Взбесившийся Лозен вновь помчался ругаться к королевской фаворитке. На это раз он не ограничился бранью, дело дошло до рукоприкладства.

И, естественно, его вновь арестовали. Поскольку Бастилия в свое время не научила его уму-разуму, Лозена отправили в крепость Пинероль. Конвоем командовал д'Артаньян, которому арестованный все время жаловался, что у него слишком много врагов.

О том, что его главный враг -- это он сам, Лозен не догадывался.

Эта ужасная дворцовая жизнь... Еще один безумный гасконец

10 лет заключения не сделали этого человека благоразумнее. Зато когда он рассказывал заточенному в том же Пинероле Фуке свои похождения при дворе, бывший суперинтендант финансов решил, будто от горя Лозен помешался. Ну, невозможно же было поверить, что кто-то -- тем более нищий гасконский дворянин -- может наворотить при дворе таких дел. Это все же королевский двор, а не Двор Чудес!

К потрясению Фуке все оказалось правдой. И даже больше -- на свободу Лозен вышел благодаря тому, что Великая Мадемуазель фактически выкупила его, подарив незаконорожденному сыну короля независимое княжество.

Эта ужасная дворцовая жизнь... Еще один безумный гасконец

Благодарность, порядочность, опять же -- элементарный здравый смысл?

О чем вы? Все эти вещи были неведомы Лозену. Став тайным супругом кузины короля, он изменял жене направо и налево, открыто демонстрировал ей свое пренебрежение, вел себя как редкостный хам. И, в конце концов, она выставила его вон. Доигрался...

Это был третий грандиозный провал, который он организовал собственными руками. А потом уверял, что у него слишком много врагов. Свой образ жизни Лозен не менял. Куча любовниц, злые розыгрыши, мужество в рискованных ситуациях -- ну, да, мерзавец, однако отчаянно смел. Король даже даровал ему титул герцога за смелость.

После смерти жены Лозен вновь женился -- на пятнадцатилетней девочке. Судя по всему, для нее это был очень нелегкий брак. Он дожил до 90 лет. И стал легендой. Ну и что еще ожидать от такого человека?