22 691 subscriber

Эта ужасная дворцовая жизнь... Как заводили врагов

11k full reads
Эта ужасная дворцовая жизнь... Как заводили врагов

"А в чем проблема? — удивитесь вы. — При их-то нравах. Косой взгляд, кто-то кого-то толкнул — и вот дуэль".

Все так. И все же речь идет не о дуэлянтах. К тому же временами надо очень постараться, чтобы сделать врагом человека, который относится к вам хорошо. И все же сплошь и рядом эти благородные (по рождению) люди прилагали немыслимые усилия и в результате немалых трудов обзаводились врагами. А потом удивлялись: "Ну, почему он(она) нас так не любит? За что?!"

Наверное, все вы неоднократно слышали о несчастной королеве Анне Австрийской, которую преследовал своей ненавистью кардинал де Ришелье. Он мстил ей за то, что она ему отказала. Наверняка, вы помните, как вдохновенно кардинал и королева исполняли дуэт-объяснение в фильме "Д'Артаньян и три мушкетера":

Я не могу ответить вам на чувство,

Ведь я его величеству верна.

Вам власть дана в любовницы.

Мне, право, очень грустно,

Но страсть в душе священника смешна.

Ну, и дальше в том же духе. И все же версия, представленная в кино, является просто образцом деликатности в таком важном деле как отказ.

Хотя, а что собственно предложил кардинал? Вполне возможно, просто хорошее отношение первого министра, что было немало для молодой королевы, которую не любил король и которая всем при дворе была чужой.

А чем ответила королева?

В романе Дюма "Три мушкетера" мельком упоминается одна удивительная история. Когда к гасконцу с просьбой о помощи приходит галантерейщик Бонасье, между ними происходит следующий разговор:

— Господин кардинал, по словам моей жены, преследует и притесняет королеву больше, чем когда-либо. Он не может ей простить историю с сарабандой. Вам ведь известна история с сарабандой?

— Еще бы! Мне ли ее не знать! — ответил д'Артаньян, не знавший ничего, но желавший показать, что ему все известно.

История проста. Польщенная вниманием кардинала и первого министра, Анна Австрийская принялась допытываться, а на что он готов пойти ради нее. И попросила в качестве доказательства его добрых чувств станцевать для нее танец ее родины — сарабанду.

Кардинал задумался. Он умел танцевать, но... проблема была в танце. Сарабанда была народным танцем, очень резвым, темпераментным, с многочисленными подскоками под удары барабана и кастаньеты. На взгляд француза танец был излишне забавным и не к лицу кардиналу было его танцевать (тем более, что испанская церковь даже пыталась запретить сарабанду).

Но королева так просила.

И кардинал согласился. Правда, он попросил Анну Австрийскую сохранить это событие в тайне. В назначенный день он явился к ней в сопровождении двух музыкантов, умевших держать язык за зубами. Кардинал был укутан в длинный плащ. Под плащом скрывался испанский костюм. Королева была одна и кардинал начал свой танец.

А потом раздался смех. Королева весело смеялась. Вид кардинала, который отплясывает народный танец, показался ей очень забавным. Но проблема была даже не в этом, а в том, что кардинала услышал, что королева смеется не одна. Оказалось, она спрятала за портьерой своих подруг, которые весело хохотали над танцем первого министра.

Ришелье молча взял свой плащ и вышел прочь. Но вскоре выяснилось, что королева и ее подруги оказались еще и болтушками, с удовольствием растрезвонив о своей шутке всем вокруг. Этого Ришелье уже не простил.

Зачем Анна Австрийская так поступила?

Да просто не подумала о последствиях. Большинство неприятностей с людьми происходят именно по этой причине — они не думают.

Ну, а Ришелье решил, что королеве, которая не утруждает себя мыслями, помогать не стоит. Конечно, в дальнейшем Анна Австрийская научилась сначала думать, а уже потом совершать поступки. Да и Ришелье со временем изменил свое отношение к королеве. Но значительное количество своих проблем Анна заслужила собственной неудачной шуткой.

Эта ужасная дворцовая жизнь... Как заводили врагов

Спросите, а что там дальше произошло с самим танцем — его не запретили после такого конфуза? Нет, сарабанда стала придворным танцем и частью инструментальной танцевальной сюиты, стала степенной и торжественной — никаких прыжков, никакого задора. Она стала такой суровой и мрачной, что ее стали даже исполнять на похоронах. В таком виде танец не шокировал бы ни одного кардинала.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей