23 438 subscribers

Жаклин де Колиньи, госпожа адмиральша — жизнь, достойная авантюрного романа

8,3k full reads

Благодаря художественной литературе и кино люди представляют погибшего во время Варфоломеевской ночи адмирала Гаспара де Колиньи седобородым старцем, убитым злобными юнцами. А между тем адмиралу было всего 53 года, он был молодоженом и готовился стать отцом. Вы когда-нибудь задумывались, что стало с его вдовой?

Ее портретов не сохранилось, зато сохранились два портрета ее матери. Кто знает, возможно мать и дочь были похожи?

Жаклин де Колиньи, госпожа адмиральша — жизнь, достойная авантюрного романа

Судьба Жаклин де Монбель, графини д'Антремонт, достойна романа и временами напоминает "Санта-Барбару" XVI века. Судите сами, ее мать — Беатриса Пачеко — была испанкой португальского происхождения, дочерью графа Сифуэнтеса, герцога Эскалона. А вот отец был савойским графом д'Антремон и де Монбель, а также сеньором нескольких других владений. При этом в брак они вступили в Париже.

Как такое было возможно?

Да очень просто. Беатриса Пачеко была фрейлиной Элеоноры Австрийской, сестры императора Карла Пятого, а Элеонора вторым браком вышла замуж за овдовевшего к тому времени Франциска I. Естественно, вместе со своей госпожой Беатриса отправилась в Париж и вместе с новой королевой жила в Лувре. Что интересно, там она познакомилась с Луизой де Колиньи — матерью будущего адмирала де Колиньи.

Королева Элеонора
Королева Элеонора

Себастьен де Монбель, граф д'Антремонт, попал во Францию после оккупации Савойи французскими войсками. Он быстро оказался при дворе и стал камергером королевы Элеоноры. Себастьен и прекрасная Беатриса познакомились и в 1539 году вступили в брак. Жаклин была их единственным ребенком. Она родилась в доме недалеко от Лувра и раннее детство провела при французском дворе — до 6 лет.

В 1547 году король Франциск умер, и его вдова решила не оставаться во Франции, а уехала в Нидерланды — к своей сестре Марии Венгерской. Беатриса Пачеко с дочерью отправились вместе с ней. Следующие 10 лет Жаклин де Монбель воспитывалась уже при Брюссельском дворе. Прекрасную Беатрису воспевали поэты под именем Амальтеи, а потом это поэтическое имя унаследовала ее дочь.

Ко времени жизни в Брюсселе относится рассказ знаменитого писателя и придворного XVI века Пьера де Бурдейля, более известного, как Брантом, о празднике, устроенном Марией Венгерской, на котором блистала маленькая Жаклин:

Королева Венгерская придумала представить и разыграть осаду замка со всеми положенными военными маневрами (случай сей был уже мною описан в другой книге), и вот во время этой осады устроила она, среди прочих роскошеств, праздник, по великолепию доселе невиданный, в честь императора, своего зятя, в честь сестры своей, королевы Элеоноры, в честь короля, своего племянника, а также для всех сеньоров и придворных кавалеров с дамами.
В третий выход настал черед богини Помоны с нимфами и дриадами, несущими плоды. Помоною была одета дочь графини Атремонтской, доньи Беатрисы Пачеко, фрейлины королевы Элеоноры; девочке было тогда не более девяти лет. Ныне она зовется госпожой адмиральшею де Шатильон, ибо адмирал женился на ней вторым браком; так вот, эта девочка-богиня преподнесла императору множество самых сочных и изысканных фруктов, какие только произрастают на земле, и, невзирая на юный возраст, сопроводила свой дар столь нежной и разумной речью, что император и все собравшиеся пришли в восторг, пожелав ей и впредь оставаться такой же прелестной, мудрой, благородной, добронравной, грациозной и остроумной дамою; так оно впоследствии и сбылось.
Она, как и нимфы, была окутана серебристо-белым покрывалом, носила такую же обувь, и голова ее была убрана драгоценными каменьями: то были изумруды, зеленые, как листва плодов, что держала она в руках, а помимо плодов поднесла она императору и королю Испании лавровый венок из зеленой эмали, чьи листья были сплошь осыпаны жемчугом и другими камнями, — зрелище несравненно великолепное; королеве же Элеоноре подарила она веер с зеркальцем посредине, также роскошно изукрашенный и великой ценности.

Казалось бы, жизнь Жаклин должна была проходить в радости и блеске, и первоначально ничего не указывало на возможность другого исхода. В шестнадцать лет Жаклин избрали во фрейлины Маргариты де Франс, дочери Франциска Первого и сестры Генриха Второго, так что Жаклин вновь отправилась во Францию, в замок своего детства — в Лувр.

Вскоре французы потерпели поражение при Сен-Кантене (к чему приложил руку герцог Савойский), и по договору в Като-Камбрези французским войскам пришлось покинуть Савойю и Пьемонт, а герцог Савойский пригласил всех знатных савойских дворян, которые служили французскому королю, вернуться домой. Одновременно он запретил савойским дворянкам, владеющим важными землями и замками в Савойе, выходить замуж за протестантов или иностранцев.

Хотя Жаклин де Монбель никогда не бывала в Савойе, она была савояркой, и ее рукой должен был распоряжаться герцог. Отец Жаклин согласился с требованием сеньора, а вот мать, будучи испанской подданной, не считала такое требование справедливым. В качестве мужа она выбрала дочери французского дворянина — Клода де Батарне, графа дю Бушажа (да-да, по первому мужу Жаклин была в свойстве с Жуайезами). Клод был племянником Дианы де Пуатье, но некоторое отношение к Савойе все же имел, так как его мать была дочерью Великого Бастарда Савойского.

Герцог Савойский Эммануил Филибер
Герцог Савойский Эммануил Филибер

Герцог Савойский был в гневе, но французский двор был заинтересован в таком браке, так что он состоялся.

И что же сделал молодой муж?

Он отправился на войну и героически сложил голову в битве при Сен-Дени во время гражданской войны. В том же сражении был смертельно ранен коннетабль де Монморанси. Войсками протестантов командовал адмирал де Колиньи. При этом и Колиньи, и Батарне были племянниками коннетабля. Гражданские войны это еще и семейные распри.

Вдовство Жаклин успокоило герцога Савойского, так как детей в этом браке не было — не успели. Богатейшим владениям Жаклин ничего не угрожало. Печальная Жаклин с матерью, наконец-то, отправились в свои владения, где встретили многих знакомых, в том числе Теодора де Беза, поэта и протестанта. Последствия оказались неожиданными.

Во-первых, воспользовавшись горестным настроением Жаклин, Теодор де Без смог обратить ее в протестантизм. Во-вторых, на правах наставника, он стал требовать, чтобы Жаклин вновь вышла замуж. И подыскал ей мужа — недавно овдовевшего адмирала де Колиньи.

Теодор де Без
Теодор де Без

Между тем, Колиньи вовсе не жаждал жениться вновь. Его жена родила ему восьмерых детей, и он очень горевал по ней. Но попробуйте возражать человеку, который полагает, будто лучше вас знает, что такое благочестивая жизнь. Вдовство и излишнее оплакивание умерших не способствуют нравственности, так что лучшее, что могут сделать добрые христиане — это вновь вступить в брак, — утверждал несгибаемый протестант.

Напрасно адмирал уверял, что у него с Жаклин слишком большая разница в возрасте. Напрасно Жаклин напоминала, что ее первый муж погиб, сражаясь как раз с адмиралом де Колиньи.

Де Без оказывал тотальное давление на всех — даже засыпал письмами Рене де Франс, герцогиню Феррарскую, с требованиями оказать воздействие на жениха и невесту.

И вот Жаклин отправилась через половину Франции к адмиралу де Колиньи, чтобы выйти за него замуж. И брак состоялся в присутствии Жанны д'Альбре, Генриха Наваррского, Франсуа де Бурбон-Конти и Людовика Нассау, брата Вильгельма Оранского.

На этот раз герцог Савойский разгневался по настоящему, так что попросту конфисковал владения Жаклин. Вот только помешать самому браку он не мог — где Жаклин, а где он.

Удивительное дело, но заключенный при столь странных обстоятельствах брак оказался довольно удачным. Супруги привязались друг к друга, а вскоре Жаклин забеременела. Вот только впереди всех ждала Варфоломеевская ночь, в ходе которой Колиньи был убит. Жаклин в это время была на четвертом месяце беременности.

К счастью для нее, муж, беспокоясь о жене и будущем ребенке, не взял Жаклин в Париж, так что ее жизни ничего не угрожало. Зато вскоре вдова адмирала и ее младший пасынок были арестованы по приказу короля и доставлены в Лувр. Мальчика оставили воспитываться при дворе, а Жаклин выслали к матери в Савойю.

Таким образом, Жаклин вновь оказалась под властью герцога Савойского.

Сначала все было в порядке. В конце 1572 года она родила дочь, которую в честь матери назвала Беатрисой. Вот только герцог не желал больше рисковать неожиданными браками женщин из рода Антремонт. А если Жаклин вновь выйдет замуж? А если она неправильно распорядится рукой дочери?

Придворные с трудом уговорили герцога не забирать у Жаклин новорожденную. Зато герцог пригласил Жаклин ко двору, чтобы урегулировать вопросы с ее владениями. Жаклин приехала и была немедленно арестована.

Этот арест вызвал возмущение многих дворян, но герцог был тверд. Жаклин должна была вернуться в католицизм, поклясться, что рукой дочери будет распоряжаться герцог, и принести, наконец, вассальную присягу.

Жаклин готова была принести клятву вассала, но от протестантизма отказываться не собиралась. К тому же за нее все время заступалась жена герцога Маргарита де Валуа, у которой она когда-то была фрейлиной.

Условия содержания Жаклин ухудшались, но она не собиралась уступать. В 1574 году умерла Маргарита де Франс, и Жаклин осталась без защиты. Она еще продолжала сопротивляться, но через два с половиной года заключения не выдержала и выполнила все требования герцога, в том числе поклялась, что ее дочь с семи лет будет воспитываться при савойском дворе. После чего была выпущена на свободу.

А дальше судьба опять подкинула неожиданный поворот. Жаклин стала любовницей того самого человека, который держал ее в заточении и даже родила герцогу дочь Маргариту, которую назвала в честь покойной герцогини. А усыновила ребенка сестра человека, который брал Жаклин под стражу — Кассандра, графиня де Ноне.

Дальше жизнь Жаклин протекала спокойно. Она вновь стала именоваться графиней де Монбель д'Антремонт. В 1580 году ее любовник умер, и герцогом стал его сын. Почти двадцать лет жизнь Жаклин была обычной жизнью очень и очень богатой придворной дамы.

И вдруг — как гром среди ясного неба... Жаклин была арестована по обвинению в... колдовстве. На ее защиту бросились сразу несколько церковных иерархов, включая одного кардинала, и им даже удалось снять с Жаклин обвинение в колдовстве. Тогда герцог обвинил ее в государственной измене на том основании, что она переписывалась с Генрихом Четвертым.

Вообще-то, как вдова Колиньи, который был опекуном Генриха, она вполне могла переписываться с его подопечным, но герцог Савойский не хотел ничего слушать. За Жаклин заступались многие, но все было напрасно. Из тюрьмы она так и не вышла. Что нашло на герцога Савойского и в чем была причина его ожесточения, современники так и не поняли. Возможно, он узнал, что графиня родила ему единокровную сестру и это его взбесило? Никаких разумных объяснений поведению герцога нет.

В 1599 году Жаклин умерла в тюрьме, исповедовавшись, как добрая католичка. Где находится ее могила — неизвестно. Зато известно, что потомки ее дочери Беатрисы были живы еще в конце XVIII века.

И надо же было так случиться, но в 1601 году герцог Савойский уступил Генриху Четвертому те самые земли, из-за которых было столько шуму. Доживи Жаклин до этого времени, и она стала бы подданной Франции и вышла бы на свободу.

Ей не хватило 13 месяцев.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Путеводитель по каналу. Часть 3

Я на Автор.Тудей Регистрируйтесь, читайте, не забывайте ставить лайки