Марк Манлий Капитолин, или История о гусях и правосудии

8 June

Как писали древнеримские историки, Марк Манлий Капитолин отличался мужеством, красноречием, достоинством, энергией, надежностью и красотой. Он принадлежал к патрицианскому роду, в котором уже были консулы, и с 16 лет служил Риму как воин. За свою службу Манлий получил 40 наград, в том числе 9 венков. У него было 23 раны.

В качестве полководца он достаточно успешно воевал против горного племени эквов. В 392 году до н.э. вместе с Луцием Валерием был избран консулом. После войны с эквами Валерий был удостоен триумфа, а Манлий овации. В конце своего консульства он должен был воевать против вольсков и сабинов, но разразившаяся эпидемия сделала поход невозможным, а оба консула вынуждены были досрочно сложить с себя полномочия, так как не могли по болезни выполнять обязанности.

А через два года случилось вторжение в Италию галльского племени сенонов под предводительством вождя Бренна.

Римляне отнеслись к вторжению достаточно легкомысленно и были за это наказаны. Галлы разгромили римское войско, и впавшие в панику римляне бежали, не на шутку удивив врагов.

Паника римлян была такова, что они бросили Рим без всякой защиты. Лишь небольшой отряд в цитадели на Капитолийском холме продолжал сопротивление.

Марк Манлий как раз жил на Капитолии, так что принялся оборонять цитадель.

Ниже находится макет древнего Рима. Правда, он изображает более ранние времена, а не IV век до н.э., но по нему прекрасно видно, что Капитолийский холм -- это не холм, а скала, основательно возвышающаяся над Римом. Штурмовать Капитолий было нелегко.

Ранний Рим
Ранний Рим

Осада длилась долгих 7 месяцев. Защитники цитадели голодали, но не сдавались. Правда, осаждающим тоже было несладко -- продовольствия не было, добывать его приходилось в набегах на соседние селения и города. Голод и болезни вконец истощили обе стороны. И однажды галлам пришла в головы здравая мысль не ломиться в открытую на штурм Капитолия, а ночью тихо и скрытно попытаться взобраться на стены и захватить защитников спящими. Измученные люди вряд ли способны были все время бодрствовать.

Галлы забираются на стены Капитолия (современная иллюстрация)
Галлы забираются на стены Капитолия (современная иллюстрация)

Первоначально казалось, что намерения галлов увенчаются успехом. Им удалось взобраться по скале на стену -- ни собаки, ни часовые ничего не услышали, продолжая спать. Но зашумели священные гуси в храме Юноны.

Позднее историки уверяли, что это совершеннейшая чепуха! Какие гуси... разве можно поверить в такую небылицу? Что доказывает, что эти историки никогда не сталкивались с гусями -- с живыми гусями.

На шум выскочил Марк Манлий Капитолин и вступил в схватку с врагами. Первого захватчика он просто выкинул со скалы. Дальше в ход пошел меч, и уже после этого проснулись другие воины и присоединились к Манлию. Попытка захвата Капитолия провалилась.

Так что, строго говоря, Капитолий спасли не гуси, а Марк Манлий -- кроме него никто не услышал гусиного гогота. И другие обитатели Капитолия это признавали, так что каждый воин (о патрициях история умалчивает) принес в знак благодарности Манлию немного зерна и вина. Это был величайший дар, который можно было сделать в условиях осады и голода.

И все же от галлов пришлось откупаться. Ситуация была патовая. Галлы сами предложили переговоры, но потребовали за уход из Рима выкуп. Консулы с этим согласились. Правда, в ходе взвешивания золота римляне обнаружили, что с гирями галлов что-то не то, и обратили их внимание на обман, тогда вождь галлов бросил на чашу весов еще и меч, присовокупив "Горе побежденным!"

Галлы ушли, а пришедший в Рим полководец Марк Фурий Камилл объявил решение консулов недействительным, принял диктаторские полномочия и отправился вдогонку за галлами. Ему даже удалось отбить часть добычи галлов, что сделало его героем.

И вот тут-то обнаружилась большая проблема. Рим был не только разграблен, но и разрушен. При этом больше всего пострадали дома плебеев. Жить было негде, есть было нечего. Некоторые плебеи, стараясь выжить, пытались переселиться в город Вейи, но Камилл запретил им это, потребовав восстановления Рима.

Консулов в Риме не было. Камилл был диктатором. Но для выбора консулов Марк Манлий Капитолин был назначен Сенатом интеррексом. Эта должность занималась по обычаю 5 дней лишь для того, чтобы провести выборы. С этой задачей Манлий справился, но вот решить проблему обнищания плебеев было гораздо сложнее.

В результате Манлий переступил черту, которая превратила его из любимца патрициев во врага.

Он, представитель знатного рода, вступился за плебеев, что патриции сочли изменой. Сначала Манлий выступил с предложением допустить плебеев к раздаче земли в Вейях. Сенат и Камилл единодушно воспротивились этому предложению.

А потом Манлий стал свидетелем того, как одного из центурионов в цепях вели в тюрьму за долги, чтобы потом продать в долговое рабство. И Манлий взбеленился.

"Во имя чего я защищал Капитолий?! -- говорил он. -- Чтобы видеть, как моего земляка и боевого товарища ведут в рабство, словно он захвачен галлами?!"

Манлий заплатил долг центуриона из своих денег, но таких должников было много. Восстанавливая по требованию Камилла Рим, плебеи оказались в долгах по уши. Чтобы выкупить многих других, Манлию пришлось продать свой участок земли, доставшийся ему по жребию в Вейях. Эти действия вызвали любовь к Манлию простых людей и ненависть патрициев. Манлия называли отцом плебеев и предателем, героем и изменником. Он посмел заговорить о смягчении долгового бремени и в частности заявил, что сенаторам стоило бы использовать для восстановления Рима золото, отбитое у галлов, а не присваивать его.

Встревоженные сенаторы вызвали в Рим Камилла. Вообще-то тот воевал с вольсками, но проблема Манлия и плебеев показалась Сенату важнее войны.

Камилл взял Манлия под арест и с угрозами стал требовать, чтобы тот ответил, о каком это золоте идет речь.

Манлий отказался отвечать.

Отказ отвечать многие историки трактовали как доказательство того, что Манлий оклеветал бедных сенаторов -- сенаторы воры, да вы что! Но они несколько не учитывают характер героя Капитолия. У всех Манлиев нрав
был неласковый, и в этом Марк Манлий не отличался от родни. Он терпеть не мог попыток давления, так что его отказ отвечать был проявлением протеста. К тому же никто так и не предъявил ему обвинение в клевете. В тюрьму Манлия отправили без суда.

Плебеи были потрясены. Факт ареста защитника Капитолия сбивал с ног. Они демонстративно облачились в траур, не стригли волос и бород и окружили тюрьму, чтобы в случае необходимости встать на защиту того, кто защищал их. Опасаясь, что бывшего консула могут просто убить в тюрьме, они готовы были ко всему.

И сенат дрогнул. Манлия выпустили на свободу. Народ ликовал. Но эта была лишь передышка. Пока Манлий и его сторонники планировали реформы, сенат планировал, как избавиться от Манлия. Строго говоря, обвинять Манлия было не в чем. Выкуп людей из долгового рабства не является преступлением. Предложение реформ тоже. В клевете Манлия так и не обвинили, видимо, он все же говорил правду.

Но было обвинение, которое действовало на судей как красная тряпка на быка и начисто лишало способности соображать. Это было обвинение в стремлении к царской власти. Именно в этом с подачи Камилла и других патрициев и обвинили консулы Марка Манлия.

К ужасу плебеев семья отреклась от Манлия. На суд его не сопровождал никто из родни, хотя это и было в обычае римлян.

Тогда место родственников заняли плебеи, те, кого он спасал на поле битвы, спасал их имущество, давал беспроцентные займы, выкупал из долгового рабства. Более четырехсот человек пришли свидетельствовать в пользу бывшего консула. Когда началось голосование, первая же центурия признала его невиновным.

И что же? Римское правосудие в этом деле проявило себя во всей красе -- собрание было распущено, а то вдруг и другие бы проголосовали за Манлия.

Дальше Манлия судило не общее собрание, а исключительно патриции и, на всякий случай, не на Марсовом поле, где прекрасно был виден Капитолий, а за городскими стенами, в роще, чтобы не видеть свидетельства подвига обвиняемого. Тут уж осечки не было -- Манлия приговорили к смерти.

Приговор был проведен в исполнение через год.

Чего патриции ждали?

Кто же знает. Возможно, они опасались плебеев или пытались склонить Манлия изменить взгляды, но в 384 году после годового тюремного заключения бывший консул был казнен. Его дом был срыт до основания и отныне патрициям было запрещено жить на Капитолии. На месте дома Манлия сын Камилла возвел храм Юноны Монеты -- на всякий случай. А род Манлиев принял решение никогда больше не давать мальчикам имя Марк.

Считается, что Марк Манлий был сброшен с Тарпейской скалы, буквально в нескольких шагах от того места, где за шесть лет до этого совершил свой подвиг. Правда, есть и другое свидетельство, в соответствии с которым Марк Манлий был засечен до смерти.

А через пару десятилетий плебеи все же будут уравнены в правах с патрициями. Наверное, часть заслуги в этом принадлежит и Манлию.

Здесь была Тарпейская скала
Здесь была Тарпейская скала

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей