22 690 subscribers

Мордаунт, сын миледи...

22k full reads
Мордаунт, сын миледи...
Мордаунт, сын миледи...

С этим персонажем по большому счету все просто. Он враг главных героев романа Дюма "Двадцать лет спустя" и потомок врага.

Является ли он при этом злодеем?

Нет.

Дюма, как писатель правдивый, свою правду дает всем персонажам. Мордаунт не исключение. Дюма описывает глубоко несчастного человека, с душой, исковерканной потерями и лишениями. Он мстителен — это да, но его мстительность имеет основания.

Но начнем с начала. Каков юридический статус Мордаунта?

Он бастард. Титула и состояния его лишили на законных основаниях. Он в этом неповинен, он страдает из-за чужого греха, но факт остается фактом — брак его матери с Винтером был незаконен и, следовательно, ее сын не может носить имя отца и получить его состояние. Это несправедливо, но таким было отношение к незаконнорожденным.

Могли ли родственники заботиться о бастардах?

Могли, если хотели. Но кто бы позаботился о сыне миледи?

Винтер?

Да он и вспоминать его не желал. Для него это был не сын брата, а сын убийцы брата. Судя по всему, он вообще сомневался в том, что сын миледи является его племянником. Не случайно миледи он назвал неверной женой. Впрочем, долгое время он ничего и не знал о то ли племяннике, то ли постороннем. Сын миледи рос вовсе не в ее доме (и она как-то не спешила взять его к себе, к примеру, во Францию).

Когда будущему Мордаунту было пять лет, кормилица выгнала его на улицу, так как деньги на него закончились. Она назвала ребенку имя его дяди, но, как вы думаете, пятилетний ребенок способен был его найти?

Да, понимаю, вопрос риторический.

Вопрос как долго ребенок побирался на улице я даже не задаю.

И вот этого несчастного ребенка из жалости подбирает на улице протестантский пастор. Воспитывает в протестантском духе... Между прочим, напомнить, чем отличался этот протестантский дух в XVII веке в Англии? Отнюдь не проповедью милосердия. А уж какие памфлеты эти протестантские пасторы выпускали против короля, какие проповеди произносили... Как несколькими годами ранее открыто призывали к убийству Бекингема, считали его убийцу героем и фактически создали его культ. Держу пари, при таком воспитании ненавидеть короля Мордаунт начал задолго до того, как узнал, что король лишил его имени и состояния.

Могла эта история повернуться иначе?

Могла, если бы лорд Винтер взял племянника (или не племянника) на воспитание. Легко выбросить за дверь взрослого молодого человека, который до отвращения напоминает свою мать-отравительницу и который, ко всему прочему, отвратительно выглядит и начисто лишен обаяния (лишения никого не красят). Но гораздо сложнее сделать это с плачущим пятилетним ребенком. Глазки, щечки, кудри... От такого расчувствовались бы и Винтер, и Атос. И не говорите, что они мужчины, а не сентиментальные женщины. Как раз мужчины в этих ситуациях оказываются гораздо уязвимее.

Но... не повезло. Что характерно — всем.

Отповедь, которую дает Мордаунт Винтеру — во многом образец сыновней любви. Обнять и плакать...

Из груди Мордаунта вырвалось давно сдерживаемое рыдание. Краска залила его бледное лицо. Он стиснул кулаки, лицо его покрылось потом, и волосы поднялись, как у Гамлета.
– Замолчите, сударь! – вскричал он в ярости. – Это была моя мать. Я не хочу знать ее беспутства, ее пороков, ее преступлений. Я знаю, что у меня была мать и что пятеро мужчин, соединившись против одной женщины, скрытно, ночью, тайком убили ее, как низкие трусы. Я знаю, что вы были в их числе, сударь, вы, мой дядя, были там, вы, как и другие, и даже громче других, сказали: «Она должна умереть». Предупреждаю вас, слушайте хорошенько, и пусть мои слова врежутся в вашу память, чтобы вы их никогда не забывали. В этом убийстве, которое лишило меня всего, отняло у меня имя, сделало меня бедняком, превратило в развращенного, злого и беспощадного человека, в нем я потребую отчета прежде всего у вас, а затем и у ваших сообщников, когда я их найду.

И — что характерно — Мордаунту не нравится быть злым и беспощадным, его тяготит эта роль. В отличие, кстати, от матери. Ей бы и в голову не пришла мысль, назвать себя развращенной или злой. Она вообще не задумывалась о таких категориях. Вот беспощадной назвать себя могла, но с гордостью.

А еще из этого монолога видно желание молодого человека, которому всего 23 года, чтобы его любили. Если бы тогда — в пять лет — он встретил такого человека, он пошел бы за ним на край света.

Не случилось.

Мордаунт, сын миледи...
Мордаунт, сын миледи...

В принципе, если сравнивать Мордаунта с миледи — то надо признать, что он намного адекватней. Строго говоря, что он сделал?

Убил бетюнского палача? Но вообще-то тот и так умирал. Если подумать, так Мордаунт сократил муки умирающего.

Убил дядю?

Но, строго говоря, родственниками они друг друга не считали, зато каждый считал другого убийцей, чуть ли не исчадием Ада. Ко всему прочему, убийство произошло на поле боя. На войне убивают, и тот, кто выходит на поле сражения, должен быть готов убивать или умереть. Мордаунт действовал открыто, как солдат, а не наемный убийца или отравитель.

Участвовал в гражданской войне, был мятежником?

Да там вся страна воевала и большая часть жителей оказалась мятежниками — эка невидаль!

Казнил короля Карла?

Строго говоря, Карл и так был обречен и приговорен к смерти по суду. Можно что угодно говорить о законности этого суда, и все же это был открытый гласный суд, суд парламента, суд, в котором у короля была возможность себя защищать, даже если эту возможность считать формальной.

В деле Карла Мордаунта можно упрекнуть не в том, что он поднял руку на короля, которого считал врагом, а в том, что он офицер и дворянин (пусть и лишенный дворянства) взял на себя обязанности палача — какая гадость!

Вот только не забываем, Мордаунта воспитывали отнюдь не как дворянина. Его воспитывали в мстительной атмосфере религиозной нетерпимости, где восхваляли убийцу Бекингема Фельтона и были сильны идеи тираноборства. Из пятилетнего ребенка можно слепить практически все, что угодно. Ну вот — что выросло, то выросло. И рассуждения лорда Винтера "не забывайте, какая кровь в нем течет" — являются несусветной глупостью, за которую он заплатил жизнью.

Мордаунт, сын миледи...
Мордаунт, сын миледи...

Вы скажете "А как же покушение на мушкетеров, попытка их подорвать на фелуке?"

Так с его точки зрения это было правосудием. Но дело даже не в этом. Идея вообще принадлежала не ему, а Кромвелю. Мордаунт-то всегда действовал проще.

И вот тут есть один интересный момент. Мордаунт гораздо более адекватен, чем его мать, но кое-что общее у них все же есть и это не только внешность.

Миледи прежде всего думала о себе, а не о порученном деле. С Мордаунтом это тоже случалось. Правда, он все же думает не о себе, а о мести за мать. Он, будучи послом Кромвеля к Мазарини, даже не пытается посмотреть, как тот реагирует на послание — он весь в личным переживаниях. И это посол! Правильно Мазарини заметил, что плохо поручать дело человеку, который занят только своими делами.

Мордаунт, сын миледи...
Мордаунт, сын миледи...

А он еще и разоткровенничался с Мазарини, даже не понимая, что тот намеревается его использовать. И мог бы разоткровенничаться еще больше, если бы ему не помог случай. В общем, он во многом очень наивен.

Думал, что поразив кинжалом бетюнского палача и прокляв его, погрузит того в отчаяние? Как бы не так! Во-первых, как я уже писала, он избавил врага от физических мук. А во-вторых, палач решил, что поскольку его наказал сын миледи, то тем самым он искупил вину и, следовательно, Всевышний его простит. Был бы Мордаунт не столь наивен, ушел бы от палача молча, не тронув и пальцем.

Да, Мордаунту совершенно не свойственна материнская изощренность. В силу этого он и сорвал, сам того не зная, план Кромвеля. Оказывается, тот вовсе не жаждет благодарить человека, который отрубил голову королю Карлу. Он предпочел был гнев божий, подготовленный с помощью бочонков с порохом.

И вот мне интересно, когда он предложил фелуку и порох Мордаунту и даже дал ему два дня на личные дела, на кого он сделал ставку? На Мордаунта, который был всегда рядом, но при этом сорвал такой интересный и многообещающий план, или на мушкетеров? Ведь сообщить Мазарини о том, что д'Артаньян и Портос сменили лагерь, он не забыл.

Мордаунт, сын миледи...
Мордаунт, сын миледи...

Но, вернемся к Мордаунту. Умение вовремя остановиться, в отличие от матери, у него все же было. Да, однажды его занесло, когда на суде он увидел своих врагов на трибуне. Но... он все же вовремя остановился. Миледи наличие посторонних людей совершенно не смущало.

И только в конце остановиться он не смог — когда пытался утопить Атоса. А, возможно, дело было даже не в мести. Быть спасенным тем самым человеком, которого пытался взорвать — это равносильно признанию, что вся предыдущая жизнь, все предыдущие стремления были ошибкой. Мало кто может это вынести. Проще идти по проторенной дороге, даже если она приведет к гибели.

История Мордаунта — это не история чудовища. Это история о гибельности мести. И печальной судьбы человека, который мог бы прожить другую жизнь.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Путеводитель по каналу. Часть 3

Я на Автор.Тудей Регистрируйтесь и читайте.