22 671 subscriber

Откуда пошли Капетинги

14k full reads
Откуда пошли Капетинги

Он вошел в историю как король Гуго Капет, хотя при жизни его никто так не называл. Для всех он был Гуго из рода Робертинов, сын герцога франков Гуго Великого, внук короля Нейстрии Роберта, внучатый племянник героя обороны Парижа в 885-886 гг. и короля Нейстрии Эда, правнук герцога Роберта Сильного, погибшего от рук норманн. По материнской линии Гуго тоже был внуком короля -- на этот раз короля Восточно-Франкского королевства Генриха Птицелова. Неплохая родословная.

Его отцу -- Гуго Великому -- предлагали корону, но он от нее отказался. Ему было что терять, и он предпочел реальное могущество формальному. Положение сына было не столь надежно. Ему было едва 17 лет, когда умер отец. С одной стороны -- достаточно, чтобы получить наследство. С другой -- недостаточно, чтобы удержать все владения.

Гуго был самым могущественным вельможей Франции, под его властью были графства, города и монастыри, вот только нередко эти владения были окружены врагами. Конечно, среди соседей были и союзники, вот только при жизни Гуго Великого они считали себя вассалами Робертинов, а после его смерти стали независимыми сеньорами. И это все были очень яркие и сильные личности -- граф Анжу Жоффруа и его знаменитый сын Фульк Нерра, тот самый, что выстроил первый замок Ланже, первый донжон в Лоше и еще с десяток крепостей по Луаре, граф Блуа и Тура Тибо Плут и его сын Эд, построившие мощные замки Шинон и Шатоден, граф Вандома Бушар… Все они были родственниками Робертинов, но не все сохраняли верность Гуго. Строго говоря, верным будущему королю остался только его друг детства Бушар.

И все же, несмотря на все проблемы и отсутствие у будущего короля образования, здравый смысл у Гуго был. И он всеми силами старался собрать утраченное и поучить новое -- с помощью военной силы, переговоров, лавирования -- любыми путями. При этом он не слишком считался с королями из рода Каролингов. В реальности их власть почти не выходила за пределы их города Лаона (Лана).

В 986 году, когда Гуго было 46 лет, умер король Лотарь и передал своего 19-летнего сына Людовика под опеку Гуго. А Людовик через год после коронации не нашел ничего лучшего как по глупому погибнуть на охоте.

Вообще-то, оставался еще один Каролинг -- дядя Людовика и младший брат короля Лотаря Карл Лотарингский. Но против него возмутилась чуть ли не вся франкская знать. Они, конечно, не были ангелочками, но все же поведение Карла возмутило даже их. Общие чувства выразил архиепископ Реймский, гневно утверждавший, что Карл "потерял голову настолько, что посмел служить чужому королю и жениться на неровне, женщине из сословия вассалов". И если бы только это. Даже не война Карла с собственным братом так возмутила знать -- в этом они сами были грешны. Но Карл ухитрился еще и обозлить церковь. Он не нашел ничего лучшего, как обвинить жену брата в супружеской измене.

И с кем? С епископом.

Весь церковный синод с гневом отклонил обвинения Карла, а сам он был изгнан из королевства и еще при жизни брата лишен прав наследования.

Теперь Карл вновь требовал корону и вновь получил шиш! Практически единогласно знать предложила корону Гуго. А он взял и согласился.

Почему? Ведь его отец отказался от такого предложения. Корона не принесла ничего хорошего ни дяде Гуго, ни деду, ни брату деда. Почему же Гуго согласился? Ведь у него возможностей было гораздо меньше, чем у прежних королей Робертинов.

Возможно, именно потому и согласился. Ему не так уж и много приходилось терять. К тому же там -- в будущем -- многое можно было получить.

После коронации Гуго отказался от графства Парижского в пользу своего друга Бушара, и это было очень хорошее вложение, потому что граф Бушар был одним из немногих беззаветно верных вассалов. С другими дело обстояло не просто хуже, а из рук вон плохо. Во все хроники и учебники вошел диалог с один из вассалов короля графом Перигора Адальбертом:

-- Ты забыл, кто сделал тебя графом, -- с упреком произнес король.

-- А вы забыли, кто сделал вас королем, -- отвечал граф.

Да, с такими вассалами ухо надо было держать востро, но Гуго придумал, что делать. Опыт деда и его старшего брата доказывал, что у него нет никакой гарантии, что после его смерти вассалы решат избрать королем именно его сына. Гуго необходимы были гарантии...

Не прошло и полугода после его собственной коронации, как Гуго короновал в качестве соправителя своего пятнадцатилетнего сына Роберта. Такой шаг гарантировал передачу короны в роду Робертинов. Позднее, Роберт последовал этому примеру. И его сын тоже. И внук. Традиция сохранялась до XIII века, когда король Филипп-Август смог передать власть сыну, уже не коронуя его при своей жизни. Только тогда власть династии была признана прочной.

Конечно, идея Гуго не появилась из ничего. Еще Карл Великий короновал своих сыновей королями, даруя им захваченные земли -- Аквитанию, Италию и т.д. Да и Эд Робертин постарался сделать королем Аквитании своего старшего сына.

Гуго пошел дальше. Он сделал сына королем франков, таким образом во Франции до XIII века постоянно было два короля. Да, один из королей был им формально, но все же был. Говорите -- власть на двоих не делится? В данном случае, власть на двоих стала гарантией жизни династии.

Много позднее некоторые историки писали, что Гуго было слабым и не уверенным в себе человеком, который шагу не мог ступить, не посоветовавшись с вассалами, и при этом забывают, что Гуго руководствовался трезвым расчетом и здравым смыслом. Да и история его семьи доказывала, что выбранная им политика -- лучшая. Вон король Карл Простоватый всего-то неудачно выбрал место для деда Гуго на пиру -- и лишился короны. А потом и жизни. Дороговатая цена. Гуго не собирался так дорого платить за ошибки.

Основанная им королевская династия стала именоваться Капетингами, то есть потомками Капета, вот только Капетом Гуго никто при жизни не называл. Лишь в XI веке в хрониках появилось это прозвище, но относилось оно не к королю Гуго, а к его отцу -- Гуго Великому (хотя прозвание Капетинги появилось уже тогда). Еще через сто лет прозвище досталось уже королю. А к тринадцатому веку все и вовсе забыли, что оно значило.

В начало шестнадцатого века его производили от слова "голова" (caput), полагая, что Капет -- это "предводитель, военачальник". По другой версии прозвище переводилось как "большеголовый". Семнадцатый век дал новую расшифровку -- "насмешник". Не спрашивайте почему, усмотреть здесь логику я не в силах. Опять же, возвращаясь к "голове", прозвище толковали, как ссылку на какой-то особый головной убор, которые носили оба Гуго. Но была еще одна версия, возможно, самая близкая к реальности.

Дело в том, что начиная с герцога Роберта Сильного Робертины (эти будущие Капетинги) владели многими монастырями, в том числе монастырем святого Мартина в Туре. В этом монастыре хранилась ценнейшая реликвия Франции -- кусок плаща святого Мартина. Плащ на средневековой латыни это cappa (хотя связь с головным убором тоже есть -- cappa это еще и шляпа. Будем считать, что плащ святого Мартина покрывал голову). Отсюда, как хранители реликвии Робертины могли именоваться Капетами -- хранителями плаща. Под этим именем они и вошли в историю.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Путеводитель по каналу. Часть 3

Я на Автор.Тудей Регистрируйтесь и читайте.