Рене флорентиец на службе Екатерины Медичи: правда и вымысел

3 May

Думаю, многие помнят флорентийца Рене -- астролога, алхимика, парфюмера и отравителя на службе у Екатерины Медичи. О нем рассказывал не только Александр Дюма, но и многие другие писатели, такие как Понсон дю Террайль, Мишель Зевако и т.д. Этот персонаж -- то зловещий, то несчастный -- уже которое столетие кочует по страницам исторических и приключенческих романов, а оттуда периодически перебирается на киноэкраны. И вот ведь незадача, но в реальности такого человека не существовало.

Точнее было бы сказать, что существовало множество других итальянцев, которые во времена Екатерины Медичи отправились во Францию в поисках лучшей доли. Кого там только не было!

Художники, ювелиры, скульпторы и архитекторы -- Франция сходила с ума по итальянскому искусству.

Портные и мастера корсетов -- итальянцы подали немало идей своим французским собратьям.

Повара -- итальянская кухня в XVI веке считалась более утонченной, чем французская, и именно от итальянцев французы впервые узнали о мороженом. И попробовали его!

Парфюмеры и составители косметических средств -- думаю, тут не надо ничего объяснять. Эти мастера имели привычку открывать свои лавки на мосту Менял в Париже и пользовались у дам и кавалеров фантастической популярностью.

Мост Менял, правда, двумя столетиями позже. В XVI веке мост и дома выглядели гораздо скромнее
Мост Менял, правда, двумя столетиями позже. В XVI веке мост и дома выглядели гораздо скромнее

Музыканты и танцоры -- благодаря им Франция познакомилась с балетом.

Военные, в том числе и родственники Екатерины.

Астрологи -- куда ж без них!

"А специалисты по ядам?" -- спросите вы.

Об этом история умалчивает. Точнее, современники готовы были обвинять в отравлениях чуть ли не всех итальянцев, но вот в реальности никаких доказательств подобных преступлений нет. Приехавшие мастера честно занимались своим ремеслом, хотя частенько и сталкивались с предубеждением и недоброжелательством французов. Они жили, трудились, обрастали родней, а их потомки становились славой Франции -- к примеру, Сирано де Бержерак.

Но вернемся к нашей истории.

Был среди приехавших во Францию человек, который стал прототипом литературного "флорентийца Рене". На самом деле звали его Козимо Руджиери или Космо де Руджери, и он был астрологом. Кстати, в "Графине де Монсоро" Дюма все же упоминает его под настоящим именем, вот только называет отравителем.

Во Францию Козимо прибыл в 1571 году в свите тосканского посла во Франции командора Петруччи. Руджиери заслужил уважение при дворе образованностью, высоким интеллектом и познаниями в астрологии. Хотя к тому времени католическая церковь стала с неодобрением относиться к астрологии, сеньоры, принцы и короли по-прежнему искали в этой "науке" ответы на все вопросы.

Но первоначально Руджиери нашел признание не как астролог, а как учитель итальянского языка. Сначала он преподавал итальянский королю Карлу IX, а потом и его младшему брату Франсуа, герцогу Алансонскому. По мнению современников, он не только преподавал принцу итальянский, но и следил за ним для Екатерины Медичи.

И все же астрологические познания Руджиери также нашли применение при дворе Екатерины. Для того, чтобы он мог наблюдать за звездами, королева-мать даже повелела возвести в своем дворце башню, больше напоминающую огромный столп. Дворец до нашего времени не дожил, а вот башню можно видеть до сих пор, хотя у нее уже давно другое назначение.

В общем, именно влиянием Руджиери парижане объясняли многие события, к примеру, прекращение строительства дворца Екатерины Тюильри, хотя на самом деле он не имел к этому ни малейшего отношения. Все было гораздо проще -- в условиях нехватки средств в период гражданских войн продолжать строительство было сложно и, ко всему прочему, опасно, так как дворец Екатерины выходил за пределы крепостных стен Парижа. Рисковать возможностью нападения королева-мать не хотела.

И все же Екатерина действительно частенько спрашивала совета у Руджиери, а он, как разумный человек, умел дать ожидаемый от него ответ. Так, в сентябре 1572 года королева-мать публично поинтересовалась у астролога, что говорят звезды относительно протестантских принцев (Генриха Наваррского и его кузена Генриха Конде), арестованных во время Варфоломеевской ночи. И Руджиери ответил, что звезды говорят, что принцев надо пощадить. Фанатичным католикам пришлось замолчать -- ну, как спорить со звездами?

А в 1574 году Руджиери оказался замешан в дело Ла Моля и Коконнаса.

Удивительно, но влип он благодаря своему ученику -- Франсуа Алансонскому. Дело в том, что вопреки Дюма, Алансон вовсе не имел привычки предавать своих людей. Он самым активным образов заступался за своих арестованных дворян, и в результате судьи решили, что не может же быть, чтобы принц крови мог заступаться за заговорщиков -- наверняка, принц стал жертвой колдовства!

В доме Ла Моля был проведен обыск и в ходе обыска была обнаружена восковая фигурка в короне. Вообще-то она изображала королеву Маргариту, но ворожба Ла Моля на любовь королевы никому не была интересна. Сначала судьи полагали, будто фигурка использовалась для оказания влияния на Франсуа, но вскоре ухудшилось здоровье короля, так что появилась новая версия -- фигурка свидетельствовала о покушении заговорщиков на Карла IX.

Поскольку всем было известно, что такие фигурки по заказу изготовлял Руджиери, был отдан приказ взять его под арест. Испуганный астролог попытался спрятаться в тосканском посольстве в Париже. Однако, когда новый посол -- Винченцо Аламанни -- узнал, что Руджери обвиняется в покушении на короля, он объявил, что позволит арестовать его прямо в посольстве. Руджиери не стал этого ждать и бежал.

Ему не удалось убежать далеко. Его арестовали в Сен-Жермене и приговорили к галерам, и даже повезли в Марсель для исполнения наказания, но так и не довезли -- Екатерина добилась помилования астролога.

Руджиери вновь принялся наблюдать за звездами, давал королеве советы, а в 1585 году в награду за добрые советы получил под свою руку аббатство Сен-Матье в Бретани. Да, представьте себе, до конца жизни Руджиери был аббатом, пусть и светским!

После смерти Екатерины он удалился в свое аббатство, где тихо-мирно жил, наблюдая за звездами и предаваясь мечтам. И что же? В 1598 году он опять вляпался.

Как раз в это время в Нант приехал Генрих IV и подписал знаменитый Нантский эдикт, который давал равные права католикам и гугенотам. И нашлись люди, которые вновь обвинили Руджиери в покушении на короля с помощью восковой фигурки.

Руджиери пытался объяснить, что в этом нет никакого смысла -- ведь он заступался за Генриха еще в 1572 году, зачем ему пытаться убить короля в 1598?!

И Генрих подтвердил его слова. "Да оставьте вы человека в покое!" -- потребовал он.

Руджиери отпустили, но оставаться в Бретани он больше не хотел. Последние годы его жизни прошли в Париже. Он занимался тем, что публиковал астрологические календари. Они имели фантастический успех!

Астролог пережил Генриха IV и умер 28 марта 1615 года. И его смерть вызвала немалые волнения в Париже. Дело в том, что в газете "Французский Меркурий" было сообщено, что Руджиери, якобы, выгнал монаха, который пришел его исповедовать, и при этом объявил, что "не существует никаких демонов, кроме наших врагов, которые нас терзают, и никаких богов, кроме принцев и королей, которые могут даровать нам почести и богатства!".

Говорил ли это Руджиери на самом деле или нет -- неизвестно. Скорее всего, сообщение было направлено против других известных итальянцев -- фаворита королевы Марии Медичи Кончино Кончини и его жены Элеоноры Галигаи. Но вот для Руджиери это имело печальные последствия -- возмущенные парижане выкопали его труп из могилы и проволокли по улицам Парижа.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей