22 661 subscriber

Шико: солдат и шут

3,4k full reads

Шико: солдат и шут

"Дело в том, что Шико был необычный шут. Прежде чем зваться Шико, он звался де Шико. Простой гасконский дворянин, он не только дерзнул вступить в любовное соревнование с герцогом Майеннским, но и не постеснялся взять верх над этим принцем крови, за что герцог, как говорили, учинил над ним расправу и Шико пришлось искать убежища у Генриха III. За покровительство, оказанное ему преемником Карла IX, он расплачивался тем, что говорил королю правду, как бы горька она ни была…" — так писал Александр Дюма в романе "Графиня де Монсоро". В результате, восхищаясь творением Дюма, многие читатели почему-то считают, что шут Шико вымышленный персонаж. Некоторые основания для таких представлений есть — в истории никогда не было дворян де Шико. Зато человек по прозвищу "Шико" действительно существовал.

На самом деле его звали Жан-Антуан Ланглере (Langleraye), но, конечно, он предпочитал именоваться д'Англере, намекая на свое дворянское происхождение. Скорее всего, дворянином он не был. "Шико" было прозвищем, но точное значение этого прозвища не совсем ясно. По одним вариантам оно переводится как "буян" или "безумец", по другим — "пенек, обломок зуба". Год рождения Ланглере неизвестен — где-то около 1540 г. Зато известно, что у него был брат Раймон — тоже служивший в войсках и даже именовавшийся капитаном. Не сохранилось и портретов Шико, зато историки уверяют, будто на гравюре открытия Генеральных штатов 1576 года среди нескольких сотен фигур непременно должен быть изображен Шико. В разное время Шико исполнял очень разные обязанности. Он был проводником в войсках. Занимал должность "ездового конюшен". Был "живым письмом". Был смотрителем королевского гардероба (!). Участвовал в осаде Ла-Рошели. Был рекомендован самой Екатериной Медичи ее любимому сыну герцогу Анжуйскому (будущему королю Генриху Третьему). А в 1574 году стал лейтенантом в королевском замке Лош. Теоретически, эта должность давала ему права на дворянство, но в реальности он получил его только в 1584 году. Казалось бы, в биографии Шико нет тайн. Неясно лишь одно — почему этот человек с достаточно успешной и быстрой карьерой стал шутом.

Шико: солдат и шут

Дюма объяснял все просто — Шико спасался от герцога Майеннского, что еще оставалось простому гасконскому дворянину? Но историки не обнаружили у Шико никаких конфликтов с герцогом. Жан Антуан Ланглере стал шутом потому... что так захотел.

Возможно, он счел это более выгодным, чем любая другая карьера. Возможно, обнаружил, что с его характером это самый удобный вид деятельности. Дело в том, что юмор Шико был на редкость провокационен. На любой другой должности Шико непременно убили бы. Впрочем Шико не спасла и должность шута.

О Шико писали задолго до Дюма. Первым его описал придворный шестнадцатого века Брантом в книге "Галантные дамы".

Шико: солдат и шут

"Галантные дамы" неоднократно издавались на русском языке, так что вы можете доставить себе удовольствие и прочесть книгу. Именно Брантом первый рассказал, что в 1572 году вместе с братом Раймоном Шико был одним из убийц Варфоломеевской ночи, и именно от их рук погиб протестантский полководец Ларошфуко.

Шико: солдат и шут

А вот при дворе Шико развлекался иным способом, не щадя в своих насмешках ни мужчин, ни женщин. Вот что пишет Брантом:

"Известна мне была одна вельможная придворная дама, состоявшая на содержании у подобного рассказчика и наставника невесть в каких науках; так вот, однажды Шико, королевский шут, прилюдно отчитал ее за то, что у нее хватило бесстыдства стать содержанкой (так он и сказал!) такого подлого мужлана и недостало ума выбрать кого позавиднее. Все собравшиеся стали громко смеяться, а дама расплакалась, ибо сочла, что все это подстроил король, ибо он слыл мастером на подобные шуточки."

Смеяться над дамами было довольно безопасно, но Шико не смущали и гораздо более опасные шутки. В своих мемуарах герцог де Сюлли рассказывает такую историю, случившуюся в 1585 году:

"Герцог Жуайез, имевший в армии своей двух моих родных братьев, был у меня проездом в деревне, и уговорил меня за собой следовать. Я знал, что сие ополчение на Католическую лигу способствовало пользе короля Наваррского. Жуайез принят был в моем доме со всеми почестями... Лаварден, также проезжая мимо Рони, остановился на самом краю селения. Шико, большой шутник, захотел тогда дать волю своему нраву и посмеяться над Лаварденом, которого он обычно называл не иначе, как дурой, послал к нему будто бы тайно от нас сказать, что проклятый гугенот (обо мне разумея) задержал глухаря (под таким именем слыл у него герцог Жуайез) у себя пленником. Лаварден, не рассудив, сколь бесполезно будет его предприятие, даже если бы оно не было шуткой, вооружил всех своих людей и с ними подступил к моему дому, откуда ему отвечали насмешками."

Портреты Сюлли и Генриха Четвертого из мемуаров Сюлли (издание XVIII века)
Портреты Сюлли и Генриха Четвертого из мемуаров Сюлли (издание XVIII века)

К счастью, история закончилась без резни — Лавардена просто закидали мусором. Но, удивительное дело, большая часть шуток Шико была именно такого рода. Возможно, те историки, что переводят его прозвище как "безумец" или "буян" не так уж и неправы?

При этом Шико не был одиночкой, как это описано у Дюма. Он был богат, благополучно женат и у него было пятеро сыновей. И все же его язвительность и склонность к провокационным шуткам были столь велики, что остается только удивляться, как он ухитрился дожить хотя бы до 30 лет — а Шико, по всей видимости, прожил аж 52 года.

После гибели Генриха Третьего Шико одним из первых признал королем Генриха Наваррского и стал шутом уже у него. При этом Шико имел вольность говорить с королем, как хотел, и тот на него никогда не гневался. Когда герцог Пармский прибыл во Францию, Шико сказал королю: "Друг мой, вижу все, что бы ты ни делал, ни к чему не приведет, если не станешь или не притворишься католиком". В другой раз: "Верь мне, пошли равно ко всем чертям, если то будет надобно, и папистов, и гугенотов, только бы тебе спокойно владеть королевством Французским. Ведь ваши братья, сказывают, притворяются будто чему-то верят." "Не удивительно, — говорил еще Генриху Четвертому, — что столько людей бегают как собаки за королевским титулом: оно стоит труда. Трудишься час в день и точно знаешь, что тебе есть чем прожить целую неделю, и можно обойтись без соседской ссуды. Но ради Бога, опасайся попасть в руки Католической лиги, они с тобой управятся как с жаренной колбасою, велят нарисовать над твоей виселицей французский и наваррский гербы и надпишут: "Здесь ему самое место".

А вот погиб Шико из-за того, что все же нашелся человек, которому его шутки не нравились. При осаде Руана Шико ранил и взял в плен графа де Шалиньи. Появившись с ним перед Генрихом Четвертым, он сказал: "Вот, что я тебе дарю", — указав на графа, который с досады, что сделался пленником шута, ударил Шико эфесом шпаги. Удар оказался смертельным. Этому графу де Шалиньи было 20 лет, он был самым младшим сводным братом королевы-золушки Луизы де Водемон (от ее второй мачехи), принадлежал к знатному роду Лорренов и королю пришлось его простить. Иного и быть не могло. Генрих простил и тех, кто натворил много больше юного Анри де Шалиньи.

© Юлия Р. Белова

1 том 10-томного французского издания мемуаров Сюлли (издание XVIII века)
1 том 10-томного французского издания мемуаров Сюлли (издание XVIII века)

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Путеводитель по каналу. Часть 3

Я на Автор.Тудей Регистрируйтесь, читайте, не забывайте ставить лайки