22 690 subscribers

Таллеман де Рео -- писатель, которому обязан Дюма и не только он

1,4k full reads
Таллеман де Рео -- писатель, которому обязан Дюма и не только он

Не обольщайтесь этой частицей "де" -- дворянином Таллеман де Рео не был. Строго говоря, его звали просто Жедеон Таллеман Рео. Спросите "Так он что -- присвоил себе дворянство?" Нет, все не так просто.

Дело в том, что в 1651 году Таллеман купил замок, который ныне называется Рео или Ле Рео, за 115 тыс. (!) ливров. В те времена замок назывался Плесси-Ридо. Что обычно делают буржуа, покупая замки? Присоединяют название замка к своему имени. Но не так поступил Таллеман. Он обратился к королю за разрешением дать замку свое имя и получил на это королевский патент. Так очаровательный замок XVI века получил имя писателя и стал замком Ле Рео, а Таллеман мог ощущать себя почти потомственным дворянином -- ему же так этого хотелось!

На самом же деле Таллеман де Рео происходил из протестантской буржуазной семьи. В середине XVI века его предки-гугеноты бежали из фламандского города Турне (нынешняя Бельгия) от испанцев и поселились в протестантской Ла-Рошели. Дела первого Таллемана шли хорошо. Он промышлял и торговал мехами и треской, его корабли доходили до берегов Нового Света. Следующее поколение Таллеманов расширило торговлю, а затем занялось банковским делом. Жедеон Таллеман принадлежал к третьему поколению богатого буржуазного семейства и родился в Ла-Рошели в 1619 году.

"Ой-ой! -- скажете вы. -- Но ведь скоро случится осада Ла-Рошели... Как же они ее переживут?!"

Им повезло. Банковский бизнес потребовал расширения дела и переезда в Бордо. Таллеманы не были в осаде. А уже в 1634 году они переехали в Париж. Им даже удалось породниться с некоторыми дворянскими семьями -- дворянам тоже нужны деньги.

Жедеон учился сначала в Бордо, потом изучал юриспруденцию в Париже, но... юриспруденция навевала на него скуку. Он не желал делать карьеру в парламенте. Он не хотел заниматься банковским делом. Торговля, корабли, ссуды, проценты, дела, закладные -- все это было глубоко чуждо новому поколению Таллеманов. Жедеон, как и его брат, как и кузены, хотел заниматься литературой.

В своем желании младшие Таллеманы заходили довольно далеко. Так брат Жедеона не только принял католицизм, но и стал священником. Нет, не из-за смены убеждений, а чтобы без помех заниматься искусством. Он даже стал членом Французской Академии.

В 1638 году Жедеон совершил путешествие в Италию вместе с будущим кардиналом де Рецом, в те времена еще простым аббатом. От Реца -- потомка одного из итальянских приближенных Екатерины Медичи, ставшего маршалом Франции, он услышал немало историй о последних Валуа и первом Бурбоне.

Кардинал де Рец
Кардинал де Рец

В путешествии он познакомился с поэтом Венсаном Вуатюром, а тот, в свою очередь, в Париже ввел его в литературный салон маркизы де Рамбуйе.

Поэт Венсан Вуатюр
Поэт Венсан Вуатюр

Катрин де Рамбуйе, урожденная де Вивон, тяготилась интригами королевского двора, поэтому предпочла его не посещать, а собирать в своем отеле приятных ей людей -- как знатных, так и нет -- писателей, поэтов и прочих людей искусства.

Маркиза де Рамбуйе
Маркиза де Рамбуйе

Салон маркизы станет образцом в своем роде. Именно он породил "прециозный" стиль, которым сначала будут восторгаться, потом его высмеет Мольер в своей пьесе "Смешные жеманницы", в XIX веке его вместе с салоном маркизы вспомнят писатели, включая Дюма, а потом Э. Ростан будет с ностальгией писать о прекрасных жеманницах в своей пьесе "Сирано де Бержерак". Но вернемся к Таллемену де Рео.

В салоне маркизы сын банкира не мог занимать значительного места, хотя ему и очень хотелось. И хотя Таллеман все время хотел сблизиться с дворянством, он потом не без удовольствия писал, как поэт Вуатюр шокировал утонченное дворянство грубостью манер.

Но все же кое-чего писатель добился -- он заслужил расположение самой маркизы, от которой услышал немало историй о Генрихе Четвертом, которые потом изложил в своей знаменитой книге "Занимательные истории".

Но... учтите такой момент. Генрих IV погиб в 1610 году. Катрин де Рамбуйе рассказывала свои впечатления о короле в конце 1630-х в начале 1640-х годов, а записал эти рассказы Таллеман в конце 1650-х. Как вы думаете, какая часть этих рассказов была истиной, а какая часть стала жертвой несовершенства памяти как рассказчицы, так и слушателя?

Правда, еще современники Таллемана де Рео уверяли, что он проверял свои материалы по письменным документам -- в том числе по рукописям мемуаров. Но не случайно ведь есть поговорка "Врет как очевидец", да и сам Таллеман де Рео обвинял во лжи знаменитого герцога де Сюлли, чьи десятитомные мемуары считаются ценным историческим источником.

В общем, вопрос достоверности записок де Рео по прежнему стоит остро. Историки утверждают, что сведения писателя находят подтверждение в других документах, вот только все они имеют общий источник -- салон маркизы де Рамбуйе и, естественно, несут на себе отпечаток отношения фрондирующего дворянства к истории и современности.

Как любят читатели уверять, будто Александр Дюма оклеветал великого кардинала де Ришелье, вот только в реальности Дюма был гораздо добрее к кардиналу, чем де Рео, у которого Дюма позаимствовал немало фактов. Для Таллемана Ришелье однозначно тиран, который "упразднил все законы и надел на Францию невыносимое ярмо", это коварный и жадный для власти человек, который не желает знать ничего, кроме своих прихотей и выгоды. Но, с другой стороны, что еще должны были думать о кардинале завсегдатаи аристократического салона, недовольные покушением на их феодальные права?

Образ слабого короля Людовика XIII, оклеветанного Дюма, как уверяют читатели, тоже позаимствован у Таллемана де Рео. Нынешние историки уверяют, что Людовик вовсе не был слабым королем и, к тому же, обладал множеством талантов? "Дурью вы маетесь, ваше величество, -- мог бы сказать де Рео. -- Это все от безделья". Так рассуждал о короле человек, который не желал заниматься собственным делом -- банковским.

Слабый король-бездельник, министр-тиран, другой министр -- враль и стяжатель... А хоть кого-нибудь Таллеман де Рео похвалил?

О, да!

Генриха Четвертого, хотя и назвал его в результате скупым, неблагодарным и хвастливым. А еще он похвалил Франсуа д'О -- помните того миньона и министра Генриха III и министра Генриха IV? Он написал, что господин д'О, в отличие от Сюлли, "вместо того чтобы нажиться на управлении финансами, проел на этой должности свое состояние".

В общем, "Занимательные записки" де Рео весьма увлекательны, хотя и могут шокировать неподготовленного читателя.

Но, оставим ненадолго литературные труды Таллемана и перейдем к его жизни. Жизнь писателя проходила легко и приятно, пока не разразилась катастрофа: банк Таллеманов разорился. Ну, да, кто-то же должен был им заниматься! Узнав о разорении, жена Таллемана добилась раздела имущества и ушла из семьи. Писателю пришлось вспомнить занятия юриспруденцией и после длительных тяжб вернуть себе часть состояния. После этого к нему вернулась жена, но не безмятежная жизнь.

С 1660-х годов протестанты Франции все больше ощущали давление власти. Угрозами и посулами им предлагали отречься от протестантизма. Жена Таллемана де Рео первая поняла, куда ветер дует, и в 1665 году приняла католицизм. И сразу же получила от короля 20 тыс. ливров ежегодных выплат в награду за отречение.

Таллеман никогда не был особенно религиозен и все же отрекаться от веры предков считал некрасивым. Но... обстановка в стране накалялась. И в 1685 году он стал католиком. Буквально в последний момент -- за 3 месяца до отмены Нантского эдикта. Вот только его младшая дочь отречься не пожелала и потому была арестована и заточена в монастырской тюрьме. Только в виде особой милости к Таллеману де Рео ее выпустили из заключения и разрешили уехать в Англию. Не слишком веселый итог жизни.

Таллеман де Рео умер в 1692 году и более чем на 100 лет был забыт. Но в XIX веке публиковали множество мемуаров, записок и анекдотов и среди опубликованных оказались и "Занимательные записки". Публикация вызвала скандал. Для обитателей XIX века творение Таллемана де Рео казалось слишком раблезианским. "Это непристойно! -- возмущались критики. -- Клевета!". Зато писатели встретили книгу Таллемана с восторгом. Его называли Брантомом XVII века, его записки использовали для написания исторических романов. Конечно, в облагороженном виде, но использовали с удовольствием.

"Занимательные записки" были переведены на русский язык и изданы в серии "Литературные памятники". Но в значительном сокращении, потому что и в ХХ веке не все готовы были столкнуться с "грубым натурализмом" века XVII.

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей