22 661 subscriber

Уродливый принц, который не стал королем

16k full reads
Уродливый принц, который не стал королем

Принц Эркюль (Геракл), вошедший в историю как герцог Франсуа Анжуйский, был восьмым ребенком и пятым сыном короля Франции Генриха Второго и Екатерины Медичи.

В детстве он был самим очарованием.

Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем

Но в восемь лет заболел оспой, которая основательно изуродовала его лицо. Современники уверяли, будто она почти раздвоила ему нос. Хотя оспа была обычным явлением в те времена, уродство принца вызывало немало насмешек. Мать разочаровалась в собственном сыне. Старшие братья дразнили. Сестры не замечали. Лишь позднее он подружился с сестрой Маргаритой и пронес это чувство через всю жизнь.

В этих условиях грозное и славное имя Эркюль звучало насмешкой, так что на конфирмации принц получил имя Франсуа, в честь старшего брата -короля.

Братья и сестры по одному покидали замок Амбуаз, где воспитывались королевские дети, и перебирались ко двору, а Франсуа, как самый младший, остался в одиночестве -- среди слуг и воспитателей замка.

Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем

Даже когда он попал ко двору, для него мало что изменилось. Его мать называла его "гадким гусенком". Брат-король не замечал. Другой брат -- красавчик Генрих -- дразнил "маленькой обезьянкой". Придворные игнорировали. Зато когда замечали, сочиняли обидные песенки:

Господа, не глядите косо

На Франсуа и его два носа:

Ведь по праву и по обычаю

Два носа под стать двуличию.

Хотя двуличным Франсуа не был. Он просто хотел быть в центре внимания, хотел любви, подвигов и славы.

Уродливый принц, который не стал королем

Франсуа был маленького роста (возможно, из-за искривления позвоночника), но он обожал позировать художником с оружием и в доспехах или верхом на коне. А художники старались изобразить его без уродующих следов оспы -- и справлялись без Фотошопа!

Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем

Франсуа было 17 лет, когда случилась Варфоломеевская ночь. Тогда он воскликнул "Какое предательство!", чем заслужил благодарность протестантов и недоверие со стороны матери и братьев.

Зато Франсуа понял, что надо окружать себя собственной свитой. Первоначально его окружали люди много старше его -- в том числе знаменитый Ла Моль, которому было уже основательно за 40. И эти люди умело разжигали честолюбие и склонность юного принца к авантюрам. Франсуа был готов влезть в любой заговор, сражаться на любой стороне, лишь бы доказать, что им нельзя пренебрегать. Он не был трусом, не был предателем, но какие-либо убеждения у него отсутствовали. Его воспитатели забыли о них рассказать -- ну, в самом деле, кому был нужен пятый принц? И все же Ла Моля и Коконнаса он не предавал, как и в более поздние времена не приказывал убить Бюсси. Своим людям Франсуа был верен и ради них готов был почти на все.

А еще он пытался дружить в королем Наваррским. Но в опасную дружбу вмешалась Екатерина Медичи, и по ее приказу Шарлотта де Сов старательно ссорила молодых людей, строя глазки тому и другому одновременно.

И все же Франсуа воевал против брата на стороне гугенотов и даже добился знаменитого Мира в Болье, который реабилитировал жертв Варфоломеевской ночи и признавал права протестантов на свободу вероисповедания. А потом, когда король Генрих Третий сообразил сказать младшему брату пару добрых слов, Франсуа с тем же азартом сражался на стороне брата-короля против гугенотов.

Франсуа богател, получал титулы и даже стал нравиться дамам. При его дворе было весело, там не устраивали молитвенных бдений, а во всю развлекались.

Именно Франсуа Анжуйскому знаменитый Брантом посвятил одну из своих книг. И, конечно, рассказывал о его проделках:

"...он приобрел у ювелира великолепный кубок позолоченного серебра тончайшей работы, истинный шедевр ювелирного искусства, доселе невиданный: в нижней части этого кубка весьма изящно и прихотливо были вырезаны фигурки мужчин и женщин в позах Аретино, а наверху столь же мастерски изображались различные способы соития зверей; там-то и увидел я впервые (впоследствии мне частенько доводилось любоваться сим кубком и даже, не без смеха, пить из него) случку льва со львицею, вовсе не похожую на спаривание всех прочих животных; кто сие видел, тот знает, а кто не видел, тому и описывать не берусь. Кубок этот стоял у принца в столовой на почетном месте, ибо, как я уже говорил, отличался необыкновенной красотою и роскошью отделки что внутри, что снаружи и радовал глаз.

Когда принц устраивал пир для придворных дам и девиц, а такое случалось часто, то по его приказу виночерпии никогда не забывали поднести им вина в этом кубке; и те, что еще не видали его, приходили в великое изумление и, взяв кубок в руки или уже после того, прямо-таки теряли дар речи; другие краснели, не зная, куда деваться от смущения, третьи шептали соседкам: "Что же тут такое изображено? По моему разумению, это мерзость из мерзостей. Да лучше умереть от жажды, нежели пить из эдакой посудины!" Однако же им приходилось либо пить из описываемого кубка, либо томиться жаждою, вот почему некоторые дамы пили из него с закрытыми глазами, ну а другие и этим себя не утруждали. Те дамы или девицы, кто знал толк в сем ремесле, посмеивались втихомолку, прочие же сгорали от стыда..."

А еще Франсуа мечтал стать королем. Но хотя он и был дофином, он не верил, что когда-нибудь унаследует трон Франции, полагая, что королева Луиза де Водемон обязательно родит брату наследника. Зато он мог жениться на королеве! И этой королевой была Елизавета Английская.

Конечно, Елизавета была старше его на 22 года. Она была протестанткой и у нее был отвратительный характер. Но Франсуа было все равно. Он отправился к невесте.

Уродливый принц, который не стал королем

В Англии он заслужил еще одно прозвище -- Елизавета стала ласково называть его своим "лягушонком". Он ей нравился. А вот англичане невзлюбили его с первого взгляда, подозревая в желание завоевать страну и устроить там Варфоломеевскую ночь. В этих страхах их поддерживал испанский посол, которого лондонцы с удовольствием слушали. По всему Лондону распространялись листовки с антифранцузскими стихами:

Король французский, постой, не спеши

К английскому брегу стремить корабли!

Анжуйский герцог, постой, не греши

Мечтать о паденье английской земли!

До гроба, до смертного часа верны

Мы королеве одной,

Ей отдаем и силу, и честь,

И верный английский дух.

Правьте, французы, в краю родном,

В край не вторгайтесь чужой,

Ибо судьба вам - огонь и меч,

Выбор - одно из двух!

И все же Елизавета при всех поцеловала Франсуа в губы, отдала ему свое кольцо и разрешила писать в письмах "Королеве Англии, моей жене". Но толку от этого не было никакого.

Когда Франсуа все же оставил Англию, королева написала в честь этого события печальный сонет. И всплакнула.

А еще были Нидерданды, и Франсуа надеялся, что станет королем там. Вильгельм Оранский, воюя с испанцами, готов был обещать корону кому угодно, так почему бы и не Франсуа.

Но в Нидерландах принцу тоже не повезло. Сначала все казалось замечательно, и Франсуа был провозглашен герцогом Брабантским и графом Фландрским, получил титул Протектора Свободы Нидерландов.

Уродливый принц, который не стал королем
Уродливый принц, который не стал королем

Но его новые подданные не очень-то были довольны своим суверенов. Не для того они восстали против Филиппа Второго, чтобы им на голову свалился кто-то еще. К тому же в Нидерландах тоже пошли слухи о новой Варфоломеевской ночи, которую обязательно устроят французы. В результате войска Франсуа просто перебили в Антверпене.

Это был полный крах. Елизавета Английская поспешила разорвать свою помолвку с Франсуа, но все же пролила несколько слез на его портрет. Все же он ей нравился. Но он был так возмутительно молод, был французом и католиком.

Брат Генрих Третий запретил Франсуа собирать войска для новой войны и повелел жить мирно.

Франсуа заболел. От горя или от малярии, как он уверял, но ему было очень плохо. Начал был выздоравливать и вновь слег. Он умирал точно так же, как и его брат Карл Девятый -- обливаясь кровавым потом. Туберкулез. Но в это простое объяснение никто не поверил. Шептались о яде.

Смерть Франсуа Анжуйского была не просто смертью младшего брата короля. Это был знак смены династии. У короля не было сыновей. Не осталось братьев. Наследником стал представитель другой семьи -- протестант Генрих Наваррский.

История Валуа приблизилась к своему концу.

Уродливый принц, который не стал королем

© Юлия Р. Белова

Путеводитель по каналу. Часть 1

Путеводитель по каналу. Часть 2

Я на Автор.Тудей