1,1K subscribers

Мануэль Альварес Браво: "Надо говорить: избранный художник"

Мексиканский фотограф Мануэль Альварес Браво (1902-2002)
Мексиканский фотограф Мануэль Альварес Браво (1902-2002)

Меня всегда смущало, когда детей спрашивают, кто их любимый поэт. Я осознала это особенно четко в 1999 году, когда отмечали 200-летие со дня рождения А.С. Пушкина. Разумеется, я и сама очень люблю Пушкина и наизусть цитирую из «Онегина», но уже тогда мне казалось, что стоит иметь более широкий кругозор, чтобы утверждать, что именно этот поэт является «любимым».

А в 2008 году в моих руках оказалась увесистая иллюстрированная монография из серии Aperture, посвященная фотографу Мануэлю Альваресу Браво. Его называют «мексиканским Картье-Брессоном». И во вступительном интервью Альварес Браво сказал следующее:

Я терпеть не могу слово «любимый» (favourite). Все так говорят, но я это терпеть не могу. Это речевая ошибка, это чудовищная депривация языка. Мне думается, следует говорить «избранный» (preferred), а не «любимый». Если я смотрю на Эль Греко, Пикассо не имеет для меня значения. Если я смотрю на картину Клементе Ороско или на гравюру Рембрандта, в этот момент я предпочитаю их всем остальным. И это никакого отношения не имеет к слову «любимый». «Избранный» означает моментальный выбор того, что привлекает мой взгляд или слух. И вот этот феномен сиюминутного выбора — это то же самое, что происходит, и когда я делаю фотографию.

Я много думала над этим пассажем. Альварес Браво обращает внимание на разницу в языках. Романские языки используют 'preferito' (итальянский), 'préferé' (французский) и 'preferido' (испанский) для обозначения того, что называется словами 'favourite' (английский) и 'liebling' (немецкий) в германских языках. По-русски мы говорим 'любимый' (близкое к немецкому). Интересно, что 'favori' и 'favorito' используются во французском и итальянском (соответственно) применительно к спорту, и несомненно, Альварес Браво знал об этом трюизме. Однако искусство не спорт, во всяком случае не в духе «Пикассо навсегда!» Не существует художественной премьер-лиги, которую можно организовать в дивизионы по каким-либо внятным критериям. Напротив, если считать, что искусство и познает мир, и создает его, тогда любой художник проникает в нашу жизнь, остается в ней и существует на равных со многими другими, и поэтому, «если я смотрю на Эль Греко, Пикассо не имеет для меня значения».

Обозревая использование слова 'favourite', можно обратить внимание на культуру фаворитизма, процветавшую в придворных и политических кругах. Эта культура ныне восприняли и простые смертные. Она обрела новую реализацию в том, что можно назвать «социальным иконотворчеством», воплощаясь в мире моды и имидж-мейкинга в виде «икон стиля» и «икон моды». Оборотная сторона этой медали, впрочем, - социальный иконоклазм. Оба явления схожи с религиозным фанатизмом: это слепое обожание или развенчивание трендов, привычек, моделей и футболистов. Примечательно, что в немецком и русском языке слово «любимый» восходит к слову «любовь». И действительно, любовь подразумевает, что у нас лишь один объект чувств. Поэтому и применительно к художникам хочется употреблять слово «любимый», поскольку именно искусство считается способом выражения эмоций.

Мануэль Альварес Браво, "Затмение" (1933)
Мануэль Альварес Браво, "Затмение" (1933)

Однако в искусстве не может быть единственного объекта любви. Наши чувства и разум будут по-разному реагировать на несколько произведений или художников и делать это в силу разных причин. Становится ясно, почему, по мнению Альвареса Браво, применение слова «любимый» к художникам означало депривацию языка. Кроме того, раз уж 'favourite' близко к слову «любимый», но частично присутствует в выражении 'to do a favour', то говорить «мой любимый художник» означает, что в центре художественной вселенной стоит фигура «я», которая на свой вкус выбирает своих «фаворитов» и может сбросить их с пьедестала при необходимости. Так человек превращается из созидающего творца художественного мира в тирана. Разумеется, невозможно не «предпочесть» одного художника другому, равно как и не испытывать более сильных чувств к некоторым из них. Однако величие искусства в том, что здесь вполне можно быть полигамным, не испытывая угрызений совести.

Юлия Н. Шувалова, 2009-2020 гг. Перевод с английского автора. Оригинал: http://loscuadernosdejulia.ru/2009/01/11/favourite-artist-or-preferred-artist/

#юлия шувалова_статьи