Наши в Москве

43k full reads
57k story viewsUnique page visitors
43k read the story to the endThat's 75% of the total page views
2 minutes — average reading time

Наши в Москве

У нас на работе новая сотрудница, тоже с Украины (мы тут все, как на подбор). Со скриптом она, как и я, не парится, а говорит по-своему:

- Это вот компания NN? Я гру, это компания NN? Мальчег, что вы не поняли? Мы по вопросу N, с кем я могу пообщаться, с вами или с кем?

Когда я первый раз услышала «мальчег», я подзастыла. Но потом догадалась, что это – молодой человек, а «гру» – говорю. Интересно, что мальчеги не обрывают ее после третьей фразы. Голос у Любы такой, что при разговоре представляешь себе миловидную женщину, блондинку, полную, но гладкую, со свежей кожей. Такая она и есть. Лицо у Любы чуть лоснится, будто от сытости, хотя на завтрак она съедает лишь творожок, а на обед – скромный бутербродик. Люба мучается головокружениями, но полна решимости продолжать свою диету до лета.

- Кто там у вас по документации? – продолжает она. Слово «разрешительной» Люба опускает. – Мы вот хотели бы уточнить, есть ли у вас открытые вопросы по… Нет, не у нас вопросы, а у вас. У вас вопросы к нам. Какие? А вот что касательно …

Чем мне нравится наша начальница, так это тем, что она вообще не парит нас, как говорить. Если есть результат, то ей все равно, хоть «абырвалг, абырвалг». А у Любы результат есть. Мы общаемся в основном с мужчинами, и они как-то слушают ее. Правда, мне больше нравится, когда отвечают женщины – они деловые, четкие и всегда знают, что им надо, а что нет. Мужчины часто начинают мычать. Не говорят ни нет, ни да, вздыхают, пришептывают и даже как будто стонут. А я не могу положить трубку, пока мне не скажут нет. Впрочем, встречаются иногда весельчаки, которые начинают шутить или знакомиться.

Звучит цинично и, наверное, это профдеформация, но я лускаю людей, как семечки. Когда через тебя пройдет сто человек, ты еще испытываешь какие-то эмоции, но когда каждый день по сто – уже нет. Люба пока еще ест их, как пирожки. Пирожки ей часто не нравятся, и она кривится, а иногда и выплевывает (бросает трубку).

База, которую нам дают, старая, поэтому часто попадаешь не в профильную организацию, а, например, в салон красоты, в налоговую, в больницу. Однажды Люба попала в морг. Она предлагает им свои услуги, а они ей – свои. На случай, если позвонишь частному лицу у нас есть отдельный скрипт, но мы, опять же, придерживаемся его лишь в общих чертах. «Вы компания или физлицо? – спрашивает Люба обычно, - А, человек. Ну так кто вам виноват, что вы свой телефон, где попало, оставляете».

Люба в Москве уже 21 год, так что, можно сказать, москвичка. Приехала сюда в 19-ть, еще заочно учась на Украине в институте. Сняла комнату, хотела подзаработать и сама не ожидала, что останется. Причем, так удачно выбрала хозяйку квартиры, что через полгода уже вышла замуж за ее сына.

- А дети есть? – спрашиваю я.

- Нет, не успели завести. Муж скоропостижно скончался.

- Вот как… А ты осталась там жить?

- Ну да, свекровь переписала квартиру на меня.

- У нее что, других детей не было?

- Нет. Племянницы там какие-то. Она сама после смерти Васи слегла, не они же за ней ухаживать будут.

- Да…

- А с ней не тяжело, и пенсия сейчас уже 25 тысяч.

- Как же ты, получается, замуж и не вышла? Все двадцать лет одна?

- Нет, почему. Я вышла, только мы живем по отдельности. Он со своими родителями, а я у себя.