Бегство из города

6 March
346 full reads
431 story viewUnique page visitors
346 read the story to the endThat's 80% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

Татьяна Михайловна из Кемеровской области ещё в пионерском возрасте твёрдо решила для себя, что «эта дыра сибирская» не для неё. Она с остервенением грызла гранит науки, чтобы по окончании школы поступить в московский или ленинградский институт. Девочка Таня поставила себе цель и уверенно шла к ней, потому что понимала – это её единственный шанс выбраться из богом забытой деревни, чтобы жить «как люди».

А «жить как люди» в начале восьмидесятых – это означало: лифт, квартира со всеми удобствами, гастроном на первом этаже и универмаг неподалёку, в котором «выбрасывают» югославские сапоги и польскую парфюмерию.

Прошло совсем немного времени, и Таня добилась всего: уже на пятом курсе «Бонча» она вышла замуж, и вместе с отметкой о семейном положении в её новом паспорте появился штамп с заветной ленинградской пропиской. А вскоре у неё уже была «двушка» в новой многоэтажке на Дыбенко, по соседству рынок, полный заграничного шмотья, и дача в Каннельярви. Это был успех, который сегодня можно сравнить разве что с владением крупным бизнесом.

Но счастья от того, что все мечты сбылись, Татьяна так и не ощутила. Ну, разве только в какой-то короткий миг. А потом всё то, что казалось вершиной успеха, неожиданно превратилось в обыденность, и пришло осознание простой, казалось бы, вещи: «жить как люди» и быть счастливым – далеко не одно и то же!

Центральное отопление, водопровод с горячей водой и белый унитаз не делают человека счастливым, а всего лишь облегчают существование тушки – обиталища, в котором томится душа человека. Но человек – это не тушка мяса. Это душа, чувства и мысли. А душе, чувствам и мыслям не требуется белый унитаз и духи «Пани Валевска». Человеку требуется красота и гармония. И однажды Татьяне Михайловне показалось, что она поняла, что необходимо женщине для полного счастья.

Побывав в Провансе летом 2002-го, она начала подозревать, что всю жизнь стремилась не туда и не к тому. Оказывается, что сбежать из деревни в город – это только полдела, бежать-то нужно во Францию, где люди в провинции живут, как боги! У них есть всё, что имеют городские жители, но при этом они обитают в прекрасных домиках, утопающих в зарослях роз. Вроде бы деревня деревней, но какая же там красота! Какая гармония! Ни тебе деревянных толчков на улице, ни печей, которые необходимо топить чёрным вонючим углем.

«Надо валить из Рашки», – поняла Татьяна Михайловна. Тогда энергичная, деятельная, целеустремлённая натура, заключённая внутри тела женщины бальзаковского возраста, с удвоенным остервенением начала трудиться над воплощением новой мечты. В какой-то момент женщина даже зарегистрировалась на сайте знакомств, где можно найти себе спутника жизни из Франции. Но потом проснулся разум и робко пропищал: «Тань, ты ваще дура, что ли?»

Несмотря на то, что голос у разума был очень тихим, Таня его услышала и остановилась, чтобы отдышаться и поразмыслить спокойно, без эмоций. Так всегда случается, если требуется отыскать верное решение, от принятия которого зависит чья-нибудь судьба.

– И верно! Дура я, что ли? – подумала Татьяна Михайловна и начала приводить мысли и чувства в порядок. – И правда, с чего это вдруг я решила, что меня кто-то во Франции ждёт? Я же не ждала всех этих мигрантов, которые заполонили Питер! Да и сама-то до сих пор не научилась считать себя петербурженкой, ощущение своей чужеродности в городе с годами не исчезло, лишь незначительно притупилось. И всё потому, что я сюда прибыла извне. Здесь всё уже было создано до моего появления. Кто-то сделал жизнь в городе комфортной, а «миллионы понаехавших» только пользуются плодами чужого труда.

Кстати, строили это всё такие же приезжие. Но они наши. А во Франции – там не наши. Но они также считают, что всё, что у них есть, – это их собственная заслуга. И они правы в том, что на плоды их труда не могут претендовать приезжие, которые у себя не смогли ничего путного сделать, кто примчался на всё готовенькое. Зачем они едут? Может быть, для того, чтобы и во Франции появились деревянные толчки с дырами в полу вместо тёплых чистых туалетов с белыми унитазами и биде?

Нет. Тут явно что-то не так. Не понимать этого может только тупой. А я не тупая! Я Бонч-Бруевича с красным дипломом окончила! Давно необходимо было понять, что город – это ловушка для тех, кто уже вырос из колхозных штанишек, но ещё не дорос до туник и хитонов. Но одеяния патрициев ненамного престижнее примитивных роб гастарбайтеров. Настоящий творец должен быть подобен богу. Его костюм – героическая нагота!

Разумный и свободный человек не привязан к тушке, которая требует шмоток и украшений. Символы достатка, точнее, их внешнее проявление, требуются только для нищих духом и тех, кто ещё учится. И города, несомненно, придуманы для обучения. В них стремятся те, кто не достиг того уровня развития, на котором появляются права и обязанности творца.

Города есть тренажёры, которые позволяют ученикам обрести опыт, знания и необходимый минимум навыков, достаточный для начала обучения более сложным наукам. Без городов обойтись невозможно. Так же невозможно, как поступить в Ленинградский институт инженеров связи, окончив только три класса начальной школы.

Города строили с нуля в чистом поле, когда потребовалось натренировать крестьян. Обучить их и подготовить к диалогу с машинами на мануфактурах, созданных в эпоху начала индустриализации. Став рабочими, люди очутились в новом для себя мире, который казался им совершенным только до тех пор, пока они не стали частью его. Но как только они обжились в мире фабрик, заводов и казарм с тёплыми туалетами, электрическим освещением и водопроводом, сразу начали догадываться о том, что это только малая часть плана, задуманного и приводимого в исполнение теми, кто сам на фабриках и заводах работает не с машинами, а с теми, кто машины обслуживает.

Крестьяне должны пройти полный курс обучения в человейниках – городах, населённых существами служебными, дух которых намертво упакован в тела, требующие жратвы, алкоголя, дорогих шмоток и ненужных предметов, тешащих их убогое тщеславие. Тщеславие, которое намеренно взращивается для того, чтобы жители человейника никогда не пробудились и оставались служебными существами, производящими блага для тех, кто встал на ступень выше рабочих и клерков.

А те, кто пробудился, разумно помалкивает и посмеивается над теми, кто думает, что он пробудился. Таких много на самом деле. Их теперь можно отличить от прочих по внешним признакам. Как правило, эти люди обожают маскарадные костюмы, наподобие скоморошьих: штаны с лампасами, льняные рубахи с косым воротом, дорогие смокинги или оранжевые балахоны – не суть важно. Главное – это то, что они заигрались, не поняв, что они из одной пропасти выкарабкались, но сами же с радостью прыгнули в другую.

Значит, не созрели. Их место по-прежнему в городах. И это подтверждается тем фактом, что даже сбившись в стаю, возглавляемые каким-нибудь особо просветлённым, они строят коммуны, которые внешне хоть и отличаются от человейников, но по сути являются лишь одной из стадий развития городов. Как ни назови их: «экопоселение», «родовое поместье» или «город Солнце» – это ничего не меняет, потому что не меняется сам человек. Реальность не имеет ничего общего с тем, что человек сам себе навоображал, поэтому все эти «экопоселения» обречены с момента возникновения идеи их строительства.

Город – это не дома и улицы, не кафе и рестораны, даже не музеи и не театры, а люди, которые здесь живут. Можно и в городе жить, как в деревне. Но и в деревне можно создать вполне городские условия. Суть не во внешних проявлениях, а в уровне сознания плюс в степени зрелости души. Люмпен – явление, существующее вне пространства. Посели люмпенов во дворце – и они превратят его в казарму для рабочих ткацкой фабрики. Потому что казарма является идеалом для тех, кто только начал обучение на тренажёре под названием «город».

Ну, а я этот тренажёр уже освоила сполна. Чуть ранее меня его замучила Натаха Полянская, которая переехала в глухой лес на берегу Псковского озера, ещё раньше Витька Ефимов… Тот тоже где-то в псковских лесах сидит в избушке и строчит статьи, как из пулемёта. Недавно Коля с Маринкой уехали жить в лачугу на берегу Онежского озера. Что, все с ума посходили? Нет! Просто в городе им стало душно. А надевать скомороший костюм они не захотели. Предпочли героическую наготу. И правильно!

Я тоже никому ничего объяснять не стану. Пусть думают, что я сумасшедшая, так даже лучше. Город, прощай!

Судрома, 06 марта 2021 г.

Читать другие рассказы:

https://zen.yandex.ru/media/kadykchanskiy/vse-baby-dury-5dd6135ed8a5147cefe99e4a