Девушка из города, в котором ничего нет

7 March
Девушка из города, в котором ничего нет

Она говорит мне: «Помнишь того афганца, который у Кати нас виноградом угощал?» Начинаю напрягать извилины, тщательно копаться в потаённых уголках памяти и после короткого, но интенсивного мыслительного процесса со стыдом и разочарованием в собственных способностях признаю, что нет. «Не помню», – обескуражено мямлю, ощущая себя недоумком и полнейшим ничтожеством.

После «парочки незначительных уточнений» наконец выясняется, что на самом деле речь ведётся не об «афганце», а об Андрюхе, бывшем спецназовеце («А какая разница!» – искренне округляет глаза Люба). И не у Кати это произошло, у которой мы всего раз только и бывали, а у Светланы Николаевны, где прошлой весной (для меня – в прошлой жизни) однажды вечером Андрюха разрезал творожный пирог с курагой, принесённый с собой из дома Евгением Серафимычем. Разумеется, это я «растяпа» и «память у меня девичья». Нет, ну нормально, да?

Нет, Люба вовсе никакая не блондинка, как может показаться кому-то, услышавшему сказанное выше. Просто она не мужчина. Это объясняет всё. Ну, разумеется, тем, кто уже заметил, что мужчины и женщины – это существа различного вида. Мужчины и женщины не просто с разных планет. Они, даже будучи на общей территории, продолжают существовать в различных измерениях.

Измерения эти пересекаются и взаимопроникают, но редко объединяются так, чтобы их границы совпали тютелька в тютельку. Они продолжают сосуществовать, часто входя в противоречия, иногда объединяются, сходятся, расходятся, но существовать автономно не в состоянии в принципе. Да и зачем! Разве это жизнь – сидеть год за годом в своём, пусть и любимом, но всё же ограниченном стенами и забором пространстве? Пусть и любимом?

Нет. Гораздо интереснее совершить путешествие. Желательно не на соседний участок, а в соседний город. Ещё лучше – в страну за морем. Но миры мужчин и женщин находятся совсем на противоположных сторонах Вселенной. Оттого путешествие в такую даль может позволить узнать, как устроена Вселенная. Это же заманчивей, чем просто сходить на соседнюю улицу?

Не все понимают сложность такого маршрута. Не каждому дано понять и оценить все прелести и все опасности путешествия по иным мирам. Некоторым жизни не хватает для того, чтобы осознать суть происходящего. В этом тоже заложена великая мудрость Мироздания. Миры и Вселенная, в которой они существуют, устроены очень просто и логично. Как в любом организме, в них предусмотрен каскад фильтров, предназначенных для сепарации бесполезного и вредного от всего остального. Но из «всего остального» тоже кое-что отбирается специально. Для того чтобы посеять ростки жизни, отличные от среды, из которой они были отобраны. Только лучшие из лучших создают новые Миры, наполняемые мягким светом.

Бесполезное и вредное также может служить началом существования серых и коричневых миров. Света в них нет, есть только жёсткое излучение, которое способно разрушить структуру Миров Мягкого Света. И ничто не в состоянии защитить Миры Мягкого Света, кроме структур, защищающих их от жёсткого излучения. Эти структуры создаются мужчинами, но сохраняются женщинами.

Если кто-то решил, что можно «сойти с поезда» в одиночку, то он заблуждается. Мир, не наполненный изнутри Мягким Светом – безжизненный. Без женщины он превращается в серый или коричневый. А Свет без защитной структуры блекнет и вскоре угасает. Тем более, нет никакой надежды на то, что он окажется в состоянии породить новый Светлый Мир.

Мир Мягкого Света, который способен жить и порождать другие миры – всегда общее создание мужчины и женщины. Любое создание – это работа, требующая энергии. А энергия начинается там, где возникает ток. Ток может существовать между существами любой природы или происхождения. Но созидательным он становится только в том случае, если он переменный. И чем выше его напряжение, тем больше на выходе происходит работы. Тем больше новых Светлых Миров может получиться.

Человеки дали току имя. Имя это – Любовь. И так же зовут девушку, которую я люблю. Любовь. Хотя… Возможно, у неё есть другое имя, но это не столь важно. Она моя Любовь. Хотя иногда я подозреваю, что её всё-таки зовут Леной. Или Лёней. Всё потому, что рядом с ней я могу чувствовать вселенскую Лень. Да, у меня есть возможность Лениться сколько угодно, и меня моя девушка не осуждает. Она мне помогает. Она меня поощряет. Она делает всё, что в её силах, только ради одного: чтобы мне было хорошо.

Когда она делает мне хорошо, возникает мощный ток. И наш общий с Любовью Мир светится Мягким золотисто-розовым Светом. Иногда Свет начинает мерцать. Это происходит не потому, что ток ослабевает, а наоборот, потому, что случается перенапряжение. Тогда я спрашиваю мою Любовь:

– Там, где ты родилась, на далёком Севере, у самого Белого моря, ты ловила треску?

– Нет, у нас никто не ловил треску. Поэтому её не было.

– Значит, вы не кормили белых медведей ухой из трески?

– Нет, ведь у нас нет ни трески, ни медведей.

– Ни чёрных, ни белых?

– Даже бурых не было.

– Как же вы у самого Белого моря проводили свободное время, если у вас не было медведей?

– А у нас нет свободного времени. Оно есть только у тех, кто умеет не думать. А у нас все умеют думать.

– А что же у вас есть?

– Всё есть.

– Кинотеатр есть?

– Нет. Кинотеатра нет.

– А говоришь, что всё есть. Свиней, и тех, наверное, нет.

– Нет. Свиней отродясь не было.

– А уток?

– Нет. Их тоже отродясь не было.

– Ну а что там у вас есть?

– Всё.

Я умолкаю и любуюсь неповторимым выражением лица, которое бывает только у Любви. Нет, не у Любови. Именно у Любви. Потому что Любовь – это не имя. Это Мир Мягкого Света, который улыбается и смотрит на меня так, что моё сердце становится таким огромным, что заполняет всё пространство вокруг. Соседский кот сквозь стенку видит это моё огромное сердце. Перепугался, дурашка, забился под стол на кухне, громко ударив по кухонному полу когтями, когда стартовал с места с пробуксовкой, как гоночный автомобиль.

А его хозяйка Настя, недоумевает, что это с её Фобосом приключилось. Настя умная девушка, она не раз уже замечала за котами некоторые странности, когда те видят что-то, чего не замечают окружающие. Но она предполагает, что это духи или привидения пугают котов, зрение которых устроено иначе, нежели зрение человеков. Настя не в курсе, конечно, но и большие сердца коты тоже видят.

Причём не только коты. Многие человеки в состоянии их разглядеть, если у них самих такие же сердца. А если не видят, то чувствуют или догадываются. Моя Любовь, девушка из города, в котором ничего нет, тоже догадывается о размерах моего сердца. Ведь и у неё оно такое же. А как иначе? Мы же встретились.

– Любовь!

– А?

– А что в твоём городе есть?

– Всё. Я же говорила тебе.

– И честность есть?

– И честность есть.

– И справедливость?

– Да, конечно. Справедливость тоже есть. Ещё есть гордость, честь, скромность, сострадание, взаимовыручка, гостеприимство…

– Ну, прям как в сказке!

– Там неверующих нет. Таких, как ты.

– Но я не неверующий. Просто мне нужно самому убедиться.

– И на что ты готов ради того, чтоб убедиться?

– На всё.

– Я знала.

– И что?

– Билеты уже куплены. Нам с тобой.

– С открытой датой?

– Нет. Мы отправимся в нашу дату. Восьмого марта.

– Ого. В День рождения моей бабушки Лены.

– Нет. В День рождения нашей Вселенной. А Лена раньше тебя родилась.

– Ты хотела сказать: «Лень вперёд меня родилась»?

– Нет, я хотела сказать то, что сказала.

– Говорят, что там, где Родина жены, там могила мужа.

– Правда? Я не слышала. Но пусть будет так. Только пусть это случится в другом измерении, и лет через семьсот.

– Ну ладно. Пусть так. Поехали?

Нахабино, 7 марта 2020 г.

Читать другие рассказы:

https://zen.yandex.ru/media/kadykchanskiy/vse-baby-dury-5dd6135ed8a5147cefe99e4a