Красный пулемётчик

7 March 2020
<100 full reads
143 story viewsUnique page visitors
<100 read the story to the endThat's 66% of the total page views
4 minutes — average reading time

Одна глава из книги "Эмтегей 85'. Колыма мистическая и реальная"

Во время игры Вася постоянно шлёпает себя по лицу, убивая назойливых комаров, и беспрестанно напевает под нос одну строчку: «Красный пулемётчик, красный пулемётчик. Не пришла машина с хлебом на Алдан».

— Чё ты заладил? Какой «красный пулемётчик»?

— Да вот, Андрюх, Урюк-то не едет всё и не едет… Может, его того… Красный пулемётчик на перевале подстрелил?

— Дурак, что ли? Красный пулемётчик по дороге на Хандыгу, а Урюк в Кадыкчане сейчас, это ж в другую сторону.

— Ну, я так… Вспомнилась что-то детская песенка да привязалась.

— Про что это вы тут речи ведёте? — поинтересовался бригадир.

— Это, Толь, старая история. Про Ласточкино гнездо. Не слыхал, что ли?

— Нет. А какое отношение к нашей машине может иметь Ласточкино гнездо?

— Ну ты чо! Не крымское Ласточкино гнездо, а наше, то, что в Якутии, на Колымской трассе.

— И такое есть здесь? Нет. Не слышал. А что за место, Серёг?

— Это далеко отсюда, по трассе. Где-то между Оймяконом и Хандыгой есть перевал, который называется Сетте-Дабан, что в переводе с якутского означает «Семь ступеней». Так вот, эти Семь ступеней водители называют не иначе, как Семь ступеней в рай или «Лестница в небо». Правда, есть и другое мнение, что это семь кругов ада. Там есть семь прижимов, каждый из которых — отдельное испытание шофёрского счастья или судьбы. Каждый прижим имеет своё название: Чёрный прижим, Жёлтый, Заячья петля, Чёртовы ворота, Развилка, Тёщин язык и Ласточкино гнездо.

Каждое из этих мест имеет славу гиблого. Там без причины машины срываются в пропасть. То камнепад, то сель, то лавина… В общем, там постоянно что-то происходит, и гибнет огромное количество людей. Больше всего обелисков — на обочинах у Чёртовых ворот, но самое жуткое место — это Ласточкино гнездо.

Там высота — больше двух тысяч метров. В июле иной раз снегопадами накрывает, но главное — это призрак… Там, Толь, когда Колымскую трассу строили, лагерь был. И над самой зоной, на вершине острой сопки, оборудовали пулемётное гнездо. А когда кто-то из зеков пытался бежать, пулемётчик косил оттуда на раз-два. Особо отличился один ретивый вертухай, узбек по национальности, пулемётчик-снайпер, ефрейтор Тагиров.

Он больше всех зеков замочил из «Дегтярёва». Медаль получил, в отпуск ездил. Ох, и люто его все зеки ненавидели. Однажды поймали где-то, затащили в барак и начали на нём кожу на ремни резать. А тот всё скалился, пуская изо рта кровавую пену, и всё шипел по-змеиному. Перед тем, как умереть, прошептал, что он с того света их всех достанет и по одному перебьёт.

Тело Тагирова выбросили на помойку позади кухонного барака, и был он от пояса до головы весь в лоскуты порезан зековскими заточками, словно на нём красный бушлат надет был. А наутро трупака на месте не оказалось, только следы кровавые цепочкой вели на вершину сопки, где пулемётное гнездо было устроено. В общем, так и сгинул Тагиров. Решили все, что он живой оказался и погнал… Ну, в смысле, мозги набекрень съехали. Ушёл в сопки, там замёрз, а останки его росомахи сожрали.

Так бы и забыли о нём, да однажды прибежал часовой из Ласточкиного гнезда. Перепуган так, что пулемёт на посту оставил. Говорит, Тагиров к нему пришёл в красном бушлате и сказал, мол, Федя, или Вася, как там звали того часового, ты подремли себе в уголочке, а я за тебя покараулю.

Ну, это… Проверили того Федю или Васю — вроде трезвый, а такую чушь несёт. Отправились на пост, а сверху — очередь… Ррраз — а на плацу зек лежит. Оказалось потом, что это один из тех, кто мучил Тагирова. И с тех пор иногда он приходит, чтоб пострелять. Зоны давно уж не осталось. Даже напоминаний о том, что на той сопке было что-то. Но время от времени кто-нибудь из шоферов видит солдата в красном бушлате, который карабкается по камням к Ласточкину гнезду, а на плече у него — ручной пулемёт с большим диском сверху. Если видели Красного пулемётчика на перевале, то ни один водитель не едет. Все стоят и ждут, пока лавина не сойдёт или оползень.

— Серёг, но это ж пионерские байки всё… Неужели вы верите во всякую ерунду? В Деда Мороза тоже до сих пор верите? Взрослые мужики же уже.

— Я не знаю, Толь. Иногда не верю, иногда верю. Многие шофера своими глазами видели Красного пулемётчика.

— Хоть одного такого шофёра знаешь, кто сам, своими глазами видел?

— Вон у васиного брата одноклассник шоферит на «Урале». Он видел.

— А… Значит, знакомый одного знакомого… Всё ясно, Серёг.

— Ну, я же не утверждаю сам, а дыма без огня не бывает.

Продолжаем игру молча. Чудесная погода, настроение ленивое, поэтому игра в карты быстро надоедает. Хочется заняться чем-то более активным. И тут слышатся шаги по деревянному мосту. Узнаю своего знакомого, с которым впервые встретился ровно год назад, выше по течению Аян-Юряха, километрах в пяти от стойбища. На гидрометеостанции, рядом с которой был «колымский «Артек», пионерлагерь «Уголёк».

Друзья! Книга "Эмтегей 85' Колыма мистическая и реальная" скоро снова появится в интернет-магазине издательства "Белые альвы". По многочисленным просьбам читателей дополнительно был выпущен небольшой её тираж. В магазинах не ищите, заказывайте прямо в издательстве, на сайте "Книги для просвещённых людей"

Читать другие рассказы:

https://zen.yandex.ru/media/kadykchanskiy/vse-baby-dury-5dd6135ed8a5147cefe99e4a