На заднем винте к далёкой звезде

13 December 2019
247 full reads
330 story viewsUnique page visitors
247 read the story to the endThat's 75% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Продолжение. Первый рассказ Миши Гаршина читайте здесь: Настоящий рыбак не соврёт

– А вот как-то раз, когда с геологами работал, на вертолёте летел, – продолжает Миша Гаршин.

– Миш... Как тебя к геологам-то занесло, ты ж всю жизнь в шахте работал?

– Да было дело... Ещё в середине семидесятых. Это когда красную икру в магазине ещё в нагрузку к "Докторской" колбасе давали.

Я ж спец по бурильным установкам, а геологам какую-то новую коронку тогда прислали на испытание для буровой, которой профиля сверлят. Профили у геологов бурятся через каждые 10 километров. Если в кернах будет найден искомый элемент, то бурят чаще, это уже разведочная стадия.

Окаменевший моллюск аммонит в геологическом керне
Окаменевший моллюск аммонит в геологическом керне
Окаменевший моллюск аммонит в геологическом керне

Начальник геологоразведочной партии и попросил нашего начальника участка о помощи. Тогда всё просто было, меня откомандировали в АГРП (Аркагалинская геолого-разведывательная партия), по месту работы сохраняется средний заработок и зарплата геолога-машиниста буровой. Нормальная струя! Я после той командировки купил мотоцикл "Урал", чешскую люстру из богемского хрусталя и гэдээровскую мебелину в зал. "Хельга" называется.

В общем, мы 3 недели в тайге. Забуримся, керны в ящик, отмаркировали и потянули бульдозером к следующей точке буровую вышку и всё своё хозяйство. На новом месте снова раскладываем мачту, и всё сначала: забуриваемся, достаём керны и т. д. Работёнка та ещё! Пока длится полярный день, нужно успевать. В две смены круглосуточно пахали. И вот дали нам передышку, и аккурат в день рождения нашего бугра. Понятное дело, стол накрыли, Лёха Карсанов, бульдозерист наш, тогда медведя-пистона положил, мяско есть, спирт есть.

– Как спирт?
– Так. Спирт. Не, ну, конечно, у геологов в поле сухой закон, но мы же не валенки, заранее готовились же. А в то время в магазинах спирт питьевой продавался.
– Да иди ты!
– Что "иди ты"? Ты просто в то время ещё в красном галстуке с барабаном на шее ходил и не можешь знать таких вещей. А было дело!

Сейчас-то мало кто помнит об этом, а мы тогда только его и брали, из экономии места и веса. Чем 3 бутылки водки тащить, возьми одну спирта, и то же самое на выходе получишь! Просто спирт не на всей территории Союза можно было купить, а только в районах Крайнего Севера. Но потом это запретили, уже поближе к московской Олимпиаде. Если память мне не врёт!

Так вот. Праздновали с размахом. Кумачовый транспарант вывесили на всю стену балка.

Балок
Балок
Балок

Накрыли стол такой же красной скатертью, медвежатина жареная, пареная, вареная... Всё по-царски, значить. Начали отдыхать по-нашему, как положено, до танцев! Два дня отгуляли, а на третий – Санька загибаться начал. Этот тот, что 21 год на зоне оттоптал. Плохо ему совсем. Ни пить, ни есть не может. Сердце у него прихватило. Связались по рации с базой, те говорят, что это инфаркт, судя по симптомам, ждите, говорят, вертушку.

Вертушка пришла, со всяким оборудованием медицинским, врачиха прилетела. Бугор меня отправляет, говорит, чтоб я помог, если что, присмотрел. А мне что? Я пузырёк огненной воды за пазуху, горсть карамелек в карман, и полетели. До Сусумана вёрст 250 лететь. Врачиха капельницу Саньку поставила, маску кислородную на рожу натянула и сидит, рассказы Чехова читает.

А я свёрнутую газетку выну из горлышка, отхлебну да конфеткой закушу. Вдруг что-то затрясло вертолёт. Электричество на борту сначала потухло, потом совсем погасло. Синяя лампочка только осталась на всю грузовую кабину. Врачиха кричит, мол, кислород не подаётся, а я ей говорю:

– Отойди, дура, сам человеку помогу. У нас мотор отказал, падаем же ж. Пусть Санёк перед смертью хлебнёт немного огненной воды, чтобы радостнее уход из его многотрудной жизни приключился.

В общем, взял я процесс спасения в свои руки. Маску снял, иголку от капельницы из вены вынул, приподнял Саньку голову и глоточек ему дал из бутылки. Тот сразу закашлялся, порозовел! Врачиха орёт, скачет вокруг, а я на неё внимания не обращаю. Санёк вдруг ожил и руку тянет, мол, дай ещё хлебнуть. В общем... Если б не я, эта дура Санька медикаментами отравила бы. А так я его на ноги поставил! Когда в Сусуман прилетели, мне главврач руку пожал: "Благодарю вас, Михаил Александрович, за грамотное оказание первой медицинской помощи!"

– Миша! Ты же сказал, у вас двигатель отказал?! Как же вы до Сусумана долетели то?
– Так это... Мы... Ну, того... Видел у вертолёта сзади ещё маленький винт есть?
– Ну!
– Так мы на нём, на запасном, и дотянули!

Слушатели бились в припадке смеха до тех пор, пока не пришлось ещё одному оказывать первую неотложную помощь. А Миша щурился от едкого папиросного дыма и улыбался той улыбкой, какой улыбаются полководцы, выигравшие эпохальные сражения.

Читать другие рассказы:

https://zen.yandex.ru/media/kadykchanskiy/vse-baby-dury-5dd6135ed8a5147cefe99e4a