Manurhin MR 73: револьвер французского спецназа

Рассказываем, как французам удалось создать один из лучших револьверов, родиной которых всегда считались США

Декабрьским вечером 1994 года в марсельском аэропорту начал двигаться к взлетной полосе самолет компании Air France. Это не был плановый вылет – накануне самолет был захвачен четырьмя террористами. По информации спецслужб, боевики алжирской Вооруженной исламской группы‎‎ планировали взорвать авиалайнер Airbus A300 в небе над Парижем или протаранить какой-то важный объект.

Это подтверждалось требованием террористов заправить самолет полностью, хотя на полет от Марселя до Парижа требовалось меньше половины заправки. В штаб операции поступил категорический приказ не допустить взлет самолета – и в 17:08 группы французского антитеррористического спецназа GIGN ( Groupe d'Intervention de la Gendarmerie Nationale) начали штурм. 


К этому моменту было точно известно, что захватившие самолет боевики вооружены автоматами Калашникова, пистолетами-пулеметами «‎Узи»‎‎ и гранатами. Тем не менее, возглавлявший первую штурмовую группу Тьерри Прюньо (Thierry Prungnaud) своим оружием выбрал… револьвер. Тьерри первым ворвался в коридор, ведущий к пилотской кабине, и тремя выстрелами убил двоих боевиков и ранил третьего, прежде чем спрятавшийся сбоку на месте штурмана четвертый не выпустил в него очередь из ‎автомата‎, а затем еще и кинул вслед упавшему гранату. 

Тяжело раненый спецназовец в следующие месяцы перенес ряд операций, остановку сердца. Но все же он остался жив, в отличие от четверки террористов, и даже вернулся к работе в GIGN, правда, уже не ‎штурмовиком‎, а инструктором по стрельбе. Ему пришлось переучиваться стрельбе с левой руки. По свидетельству коллег, попадать с левой у него получалось куда лучше, чем у многих с правой. Работая инструктором, Тьерри стрелял из подаренного ему фирмой-производителем револьвера Manurhin MR 73 – такого же, как и тот, с которым он поднялся на борт захваченного авиалайнера. Напомним, это был декабрь 1994 года и боец элитного французского спецназа мог выбрать для себя любой пистолет – Glock, Sig Sauer, Colt, CZ, Beretta. Однако Тьерри, как и многие другие бойцы GIGN, предпочел оружие, которое многие называют «‎лучшим в мире револьвером»‎‎.


Для обычного человека родина и производитель лучших револьверов – это конечно же США. Франция известна своими винами, парфюмерией, в лучшем случае – неплохими автомобилями, но вот из французского стрелкового вооружения с ходу вспоминают разве что шоша с его клеймом «‎худшего ручного пулемета»‎‎. Откуда же взялся у французов револьвер, да еще и лучший?

На протяжении большей части XX века французская полиция не уделяла большого внимания своему оружию. Не только в комедиях про жандармов из курортного Сен-Тропе, но и в жизни стражи порядка обычно вооружались старыми MAB Modèle D или Modèle 1935 под относительно слабые патроны 7,65 мм. И это был еще хороший вариант, поскольку кое-кто дослуживал и с древними револьверами образца 1892 года, ровесниками нашего нагана‎‎.
Однако в 70-х отнюдь не комедийные, а реальные жандармы начали сталкиваться с угрозами нового уровня. Банды грабителей совершали серии дерзких налетов, используя все виды оружия вплоть до армейских штурмовых винтовок. Поскольку собственного опыта борьбы с гангстерами у галлов было маловато, пришлось обращаться за советом к специалистам в США. Среди прочих наук и чудес французов заново познакомили‎ с револьверами, являвшимися тогда основным оружием для полиции и ФБР. На основе опыта и пожеланий вернувшихся из-за океана инструкторов (а также технической помощи специалистов «Смит-Вессона»‎), небольшая французская оружейная компания Manurhin взялась за производство нового револьвера. Основным калибром был принят .357 Magnum. Впрочем, револьвер изначально планировался не только как служебное, но и как спортивное оружие, поэтому позднее линейка дополнилась и другими калибрами, включая .32 S&W Long и .22LR.


Впрочем, если говорить о людях, то конечно же ключевую роль в появлении и дальнейшей судьбе французского револьвера сыграл Кристиан Пруто (Christian Prouteau) – легендарный основатель GIGN. Идеологию, что спецназ должен брать не количеством, а качеством, Пруто полностью применял и к личному оружию – а следовательно, ему требовался хирургически точный инструмент, способный нейтрализовать опасную цель единственным точным выстрелом. Именно «‎нейтрализовать»‎ – как замечал сам Пруто: «‎Если бы я убивал всякий раз, когда возникала такая возможность, то не мог бы спать по ночам»‎.

Боеприпас .357Mag этому требованию удовлетворял, но вот имеющиеся на рынке револьверы – не очень. Даже формально рассчитанные на «магнумы»‎ ‎смит-вессоны‎ быстро приходили в негодность от постоянных тренировок спецназа – 150 выстрелов ежедневно. Manurhin выдерживал 40 000 выстрелов «‎магнумами»‎ без снижения боевых качеств. Поскольку речь изначально шла о работе на вполне конкретный госзаказ, компании не требовалось думать о себестоимости, снижении издержек и так далее. Револьверы фрезеровали из высококачественной легированной стали с минимальными допусками, их качество превосходило среднее оружие так же, как подготовка бойца спецназа – обычного солдата.


Сам Пруто лично убедился в правильности сделанного выбора, когда одним выстрелом в плечо с 20 метров сумел «‎выключить»‎ сумасшедшего, прикрывавшегося заложником. Мнение Пруто разделяли и другие, не менее известные французские силовики, например комиссар BRI ( Brigade de Recherche et d'Intervention, полицейский спецназ) Роберт Бруссард, который принял эти револьверы на вооружение своего подразделения даже раньше Пруто, комиссар из Марселя Жорж Нгуен Ван Лок, создатель первого во Франции подразделения GIPN (Groupes d'Intervention de la Police Nationale, аналог региональных ОМОН).

И сейчас их современные коллеги также ничуть не сомневаются в своем выборе.