Неизвестное об известных песнях.

02.05.2018

Слышу звон. Но откуда он? (Неизвестное об известном). "Взвейтесь кострами", "Священная война", "День Победы", "Варяг", "Марш веселых ребят", "Крутится, вертится шар голубой". И у песни может быть своя необычная история. Вот об этих историях мы сейчас и поговорим.

Чтобы узнать, надо знать!

Башни, зубцами

Нам покоритесь!

Гордые девы,

Нам улыбнитесь!

Оказывается, автор текста песни «Взвейтесь кострами, синие ночи» – поэт Александр Алексеевич Жаров – никогда не скрывал «фаустовского» происхождения этой песни. В 1922 году на одном из совещаний в Центральном комитете комсомола жена вождя пролетариата Надежда Константиновна Крупская заявила: советской пионерии нужен собственный марш! Сказано – сделано. Александру Жарову дали две недели для создания необходимого текста. Но, как назло, идей на этот счёт у поэта не возникало. Тогда он обратился за советом к писателю Дмитрию Фурманову (тому самому, что был комиссаром в дивизии Чапаева): «Помогай, положение безвыходное!». На что тот ответил: «У большевиков безвыходных положений не бывает!» - и посоветовал просто оттолкнуться от какого-нибудь известного произведения. Отправились в Большой театр, где тогда ставили «Фауста». Во время оперы Александр Алексеевич и обратил внимание на прозвучавший на сцене «Марш солдат». «Несколько дней ходил я, скандируя четверостишие марша, и повторял его до тех пор, пока не написал другого – в том же размере: «Взвейтесь кострами, синие ночи! Мы – пионеры, дети рабочих!.. » - вспоминал потом поэт. Обработать мелодию из того же «Фауста» поручили ученику музыкального техникума пианисту Сергею Дешкину. «А если кто-нибудь узнает музыку?» - обеспокоился музыкант. «Чтобы узнать, надо знать!» - ответил ему на это Фурманов.

Марш нацистских авиаторов.

Herbei zum Kampf, ihr Knechte der Maschinen,

nun Front gemacht der Sklavenkolonie.

Hört ihr denn nicht die Stimme des Gewissens,

den Sturm, der euch es in die Ohren schrie?

Так уж получилось, что в годы Великой отечественной войны эта песня звучала по обе стороны фронта: и на советской, и на нацистской территориях. С той лишь разницей, что пели её на разных языках. Приведённый выше текст – не что иное, как немецкий вариант советской песни «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…». И, конечно же, не у нас первых возник вопрос: Как же так вышло? Неоднократно высказывалось мнение, что музыкант Юлий Абрамович Хайт попросту украл немецкую мелодию. Обвиняли в плагиате и поэта Павла Давидовича Германа, ведь в переводе текст Herbeizum Kampf… во многом совпадает с русским. Но, детально изучив происхождение песни, исследователи пришли к выводу, что в СССР «Марш авиаторов» знали ещё в 1923 году, тогда как в Германии он впервые появился в 1926-м. Оказывается, до прихода к власти Адольфа Гитлера немецкие коммунисты поддерживали с советскими довольно тёплые отношения. Они и перевели популярный в СССР марш на немецкий язык. Там он зазвучал под названием Lied der roten Luftflotte («Песня красного воздушного флота»). Когда же над Германией поднял знамёна Третий рейх, песню адаптировали под новый политический строй, слегка изменив слова и добавив к ним: «Heil Hitler!»

Забытый День Победы

День Победы, как он был от нас далек,

Как в костре потухшем таял уголек.

Были версты, обгорелые, в пыли, -

Этот день мы приближали как могли.

Нет, эта песня ниоткуда не украдена, её авторы действительно поэт Владимир Харитонов и композитор Давид Тухманов. Но дело в том, что мы могли бы никогда не услышать этих строк. Песня была написана в 1975 году специально к 30-летию Победы. И авторы отправили её на объявленный Союзом композиторов СССР конкурс на лучшую песню о войне. Но там «День Победы» не просто не занял никакого места – его подвергли жестокой критике. Во-первых, комиссия распознала в музыке элементы танго и фокстрота, а также синкопы – смещение ритмической опоры с сильной доли такта на слабую, что посчитали неприемлемым для столь серьёзной тематики. Во-вторых, Давид Тухманов был «молодым» музыкантом, только в 1973 году принятым в Союз композиторов СССР, а потому, по мнению именитых маэстро, по статусу не мог стать автором песни государственного масштаба. В общем, на «День Победы» наложили негласный запрет: песню не выпускали в эфир ни на радио, ни на телевидении. На съёмках передачи «Голубой огонёк», посвящённой годовщине Победы, произведение отважился спеть Леонид Сметанников. Но, несмотря на то, что его исполнение вызвало массу восторженных откликов, «зелёный свет» творению Харитонова и Тухманова так и не дали. И лишь полгода спустя, когда в ноябре 1975 года на концерте ко Дню милиции «День Победы» исполнил Лев Лещенко, советские мэтры были вынуждены признать песню. Ещё бы, ведь Лещенко аплодировали стоя и просили исполнить её на бис! После этого «День Победы» загремел на всю страну.

Священная Первая мировая война

Вставай, страна огромная,

Вставай на смертный бой

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой!

Эти строки стали своего рода гимном Великой Отечественной войны. Считается, что текст песни «Священная война» сочинил поэт Василий Иванович Лебедев-Кумач сразу же после вторжения Германии на территорию СССР. Уже 24 июня 1941 года стихи напечатали в газетах «Известия» и «Красная звезда», а вскоре после этого композитор Александр Васильевич Александров написал к ним музыку. Но есть и иная версия происхождения знаменитой песни: написана она вовсе не о Великой Отечественной, а о Первой мировой войне. Автор же текста – не Лебедев-Кумач, а Александр Адольфович Боде – неизвестный провинциальный учитель, преподававший русский язык и литературу в Рыбинской мужской гимназии. Как утверждает дочь Боде Зинаида Александровна, в 1916 году на создание «Священной войны» ее отца вдохновил уход на фронт рыбинских новобранцев. Правда, музыка к стихам была иной, общеизвестная же действительно принадлежит Александрову. В конце 1937 года Боде послал свой текст для оценки знаменитому поэту В.И. Лебедеву-Кумачу, но в январе 1939 года Александр Адольфович умер, так и не дождавшись ответа.

А в 1941 году эти – несколько переделанные – стихи прогремели на всю страну как гимн новой освободительной войны.

Подвиг «Варяга» воспели немцы

Auf Deck, Kameraden, all auf Deck!

Heraus zur letzten Parade!

Der stolze «Warjag» ergibt sich nicht,

Wir brauchen keine Gnade!

Мало кто, даже владеющий немецким языком, сможет узнать в этих строчках «Врагу не сдается наш гордый “Варяг”». Тем не менее, оригинал знаменитой песни создал австриец Рудольф Грейнц, воспев в своих стихах подвиг российских матросов в годы Русско-японской войны. Впервые текст «Варяга» появился 25 февраля 1904 года на страницах немецкого журнала «Югенд» под заголовком Der Warjag. Зарубежная пресса часто попадала в Россию, и многие произведения переводили на русский язык. За «Варяга» Грейнца брались несколько авторов, но наиболее удачным посчитали перевод Евгении Михайловны Студенской. Что касается мелодии, сочинил ее воспитанник 12-го гренадерского Астраханского полка Алексей Сергеевич Турищев.

16 апреля 1904 года выживших моряков крейсера, о подвиге которых была написана песня, принимал в Зимнем дворце император Николай II. Именно на том приеме и прозвучало впервые «Врагу не сдается наш гордый “Варяг”» на известный всем мотив. Правда, потом, видимо из-за того, что Россия воевала с Германией сначала в Первую, а затем во Вторую мировые войны, немецкое происхождение этой патриотической песни было как бы случайно забыто.

Веселые ребята мексиканской революции

Нам песня строить и жить помогает,

Она, как друг, и зовет, и ведет,

И тот, кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет!

Фильм «Веселые ребята» вышел на экраны в конце 1934 года, и вскоре вся страна распевала прозвучавший в нем «Марш веселых ребят» на стихи уже упомянутого нами Василия Ивановича Лебедева-Кумача и с музыкой композитора Исаака Осиповича Дунаевского. А спустя год в Москве на первом советском международном кинофестивале показали американский фильм «Вива, Вилья!», в котором зрители услышали песню La Adelita с точно таким же мотивом. Разразился скандал. Дунаевского обвинили в плагиате. Сам Исаак Осипович оправдывался, что в качестве основы для «Марша веселых ребят» действительно использовал американские блюзы. На самом деле La Adelita – вовсе не блюз, а гимн мексиканской революции 1910-1917 годов. В СССР его запись, скорее всего, попала в 1932 году, после поездки в Мексику съемочной группы режиссера Сергея Михайловича Эйзенштейна, где он снимал документальный фильм «Да здравствует Мексика!». И все же, так как музыка к песне «La Adelita» – народная, авторство «Марша веселых ребят» было оставлено за Дунаевским.

Стихи дяди царя в советском кино

Крутится, вертится шар голубой,

Крутится, вертится над головой,

Крутится, вертится, хочет упасть.

Кавалер барышню хочет украсть…

Честно говоря, еще в детстве, слушая слова этой песни, я представлял себе вращающийся над головой земной шар. И помнится, даже побаивался того, что он «хочет упасть». Вдруг, правда, свалится?.. Теперь же все стало на свои места, ведь, как выяснилось, изначально строчка была такой: «Крутится, вертится шарф голубой», а вовсе не «шар». Просто в фильме 1934 года «Юность Максима», где прозвучали два куплета песни, буква «ф» потерялась – вероятно, как «неудобопроизносимая». Что же касается авторства текста, споры не умолкают до сих пор. Версий выдвигается множество. По одной из них, песню придумали в народе примерно в конце XIX – начале XX века. По другой, как считает искусствовед Наум Шафер, она гораздо древнее и была известна еще Михаилу Ивановичу Глинке в середине XIX столетия. А есть и вовсе фантастическое предположение: стихи про «шарф голубой» сочинил Константин Константинович Романов – внук Николая I и двоюродный дядя Николая II! Известно, что великий князь был талантливым поэтом и драматургом и часто публиковался под псевдонимом К.Р. На стихи Константина Константиновича писали музыку такие именитые композиторы, как Сергей Васильевич Рахманинов, Петр Ильич Чайковский, Александр Константинович Глазунов. Быть может, действительно в советском фильме прозвучали слова родственника свергнутого царя?