Кто вызвал "Скорую" в деле Виктора Цоя? Слово свидетелям

8,9k full reads
13k story viewsUnique page visitors
8,9k read the story to the endThat's 66% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
фото из открытого источника
фото из открытого источника
фото из открытого источника

15 августа 1990 года лидер группы"КИНО" Виктор Цой уехал на рыбалку на одно из лесных озер Тукумского района Латвии.

Примерно в одиннадцать утра, Цой, пробыв на лесном озере около пяти часов, закончил ловить рыбу, собрался и поехал обратно в Плиеньциемс, где снимал комнату в одном из частных домов. Рыбалка оказалась удачной — несколько плотвичек в целлофановом кулечке лежали в багажнике автомобиля. А навстречу ему из Риги ехал бело-синий «Икарус-250.58». Одиноко стоявший одноэтажный домик, прозванный в округе «Teitupnieki» (Тейтупниеки), был впереди для обоих водителей.

дом «Teitupnieki». фото автора
дом «Teitupnieki». фото автора
дом «Teitupnieki». фото автора

Действительно, хозяйка дома«Teitupnieki» Антонина Урбане ехала следом за «Икарусом» на другом автобусе, возвращаясь с работы домой. Шедший впереди «Икарус» находился в поле ее зрения и только на минуту скрылся из виду — при повороте за дом. Есть на 35-м километре, у моста через речку Тейтупе, поворот. Не доезжая до него, Цой, по непонятным причинам, выехал на встречную полосу. В этот момент из-за поворота и выскочил «Икарус»...

Янис Фибигс, водитель "Икаруса":

За мной ехал рейсовый автобус «ЛАЗ», я его обогнал в Плиеньциемсе. Автобус, по моему, был «Рига-Талси». Только-только случилась авария, он проехал мимо, высадил женщину на остановке…

Янис Фибигс. фото автора
Янис Фибигс. фото автора
Янис Фибигс. фото автора

Когда Антонина Урбане подъехала к остановке, то увидела, что «Икарус» уже стоит в придорожном кювете, передними колесами съехав с моста в маленькую речушку. Его шофер все еще был в кабине. А посреди дороги стоял «Москвич» со смятым капотом, от сильного удара развернувшийся поперек шоссе.

«Столкновение автомобиля «Москвич-2141» темно-синего цвета с автобусом «Икарус-250» белого цвета произошло в 11 час. 28 мин. 15 августа 1990 года на 35-м километре трассы Слока — Талси».

Согласно многим газетным статьям, вышедшим в разное время в советской прессе – жительница дома «Teitupnieki» вышедшая из автобуса Антонина Урбане тут же послала своего внука Колю Звоникова вызвать по телефону «скорую».

Вот тут появляется нестыковка. Из приведенной в прессе якобы милицейской сводки за 15 августа 1990 года, известно, что звонок от местного жителя поступил в дежурную часть Тукумса в 11:30. Житель хутора «Dreimani» А. Р. Нейманис взволнованно сообщил, что недалеко от его дома легковой автомобиль темного цвета столкнулся со встречным «Икарусом». Есть жертвы.

Водитель «Икаруса» Янис Фибигс тоже утверждает, что «скорую и милицию» вызывал именно мужчина. Имени его он не знает.

Янис Фибигс:

После удара я пришел в себя в речке. Двери автобуса заклинило, я с трудом выбрался. Двери открыть не мог потому, что там камень большой мне мешал. Когда подушки воздушные садятся - автобус еще ниже становится же…Побежал направо, к ближайшему дому, почему-то мне показалось, что он ближе. Там не было телефона, мне сказали что дальше, в другом доме есть. Мне навстречу оттуда уже шел мужчина, он сказал, что уже вызвал «скорую», позвонил в милицию (тогда милиция еще была), говорит - все, можешь идти обратно…

Никаких детей (имеется ввиду Коля Звоников) Янис не видел, хотя, конечно же, можно предположить, что он был в шоке, и ему было не до того.

Если верить журналистам – подъехавшая к дому Антонина Урбане послала внука к соседям, звонить в милицию и вызывать бригаду «скорой помощи». Однако зачем было бежать, ведь если Артурс Нейманис сам, по сути, бывший, по его словам, практически свидетелем аварии, сразу должен был мгновенно понять, что случилось непоправимое, и должен был сам сразу вызвать бригаду врачей и милицию? Давайте послушаем то, что говорит сам Нейманис.

Артурс Нейманис, житель хутора «Dreimani»:

Мы когда с женой были около дороги возле своего дома - мимо нас по шоссе на огромной скорости пронеслась легковая машина типа «Жигули-Спутник» («Москвич-2141» внешне похож на эту машину). Скорость ее была никак не ниже 100 километров в час. Утверждаю это с уверенностью, потому что сам автомобилист почти с 35-летним стажем. Я жене говорю, что этот, наверное, не вырулит из поворота. Очень острый поворот на мостике. Там речка Тейтупе. Как я уже говорил ранее, был такой звук — как из пушки выстрел, ужасный грохот. Когда я подбежал, увидел совершенно разбитую легковую машину и покореженный автобус. Машина была на середине асфальта, а новенький «Икарус» был в левой стороне в речке. Когда мы подошли, тогда уже шофер был мертвый.

Как видим – Нейманис совершенно не упоминает о том, что именно он вызывал милицию и «скорую». Почему? Да потому что, скорее всего, он никого не вызывал. И «скорую» и милицию вызывал совершенно иной человек. И тому есть свидетели. А так же весьма интересно – почему он говорит что «Икарус» был новенький?? Ведь, как известно, автобусу было от 6 до 10 лет, если исходить из его марки. К тому же вряд ли внешний вид 6-7 летнего автобуса (пусть даже перекрашенного) мог наводить на мысль о том, что автобус новый.

Как уже было упомянуто выше - ехавшая в рейсовом автобусе следом за «Икарусом» управляемым Фибигсом Антонина Урбане, хозяйка дома «Teitupnieki», сошла на остановке практически через пару минут после аварии. Никто, нигде и никогда не упоминал о том, что ехавшую с работы Антонину встречали игравшие во дворе дома внуки – уже упомянутый Коля и Таня Звониковы. Я сумел разыскать этих людей, и узнать у них некоторые обстоятельства происшедшего. Несмотря на то, что тогда им было по 8-7 лет, они хорошо помнят трагедию.

Николай и Татьяна Звониковы. фото автора
Николай и Татьяна Звониковы. фото автора
Николай и Татьяна Звониковы. фото автора

Дети, ожидавшие приезда бабушки, играли на улице и, увлеченные игрой, пропустили сам факт аварии, однако, услышав громкий удар на дороге – сразу же выбежали со двора и увидели произошедшую трагедию. Поскольку состояние автомобиля Цоя не оставляло сомнений относительно гибели водителя - Коля, еще до приезда бабушки тут же побежал к деду, и тот вызвал «скорую». Вопреки мнениям – телефон в «Teitupnieki» был. Так вот именно дедушка Николая и Татьяны Звониковых – Янис Урбанис - и был тем самым человеком, который вызвал «скорую» и милицию. Что же касается Нейманисов, то, по словам хозяев дома «Teitupnieki» - «у наших соседей зимой снега не выпросишь, не то, что телефон».

Хотя, возможно, не стоит отрицать того, что Артурс Нейманис и его жена, услышав звук удара, могли тоже вызвать милицию и врачей. Однако, поскольку приведенную выше милицейскую сводку о факте вызова оперативной группы на место происшествия с указанием фамилии позвонившего никто никогда не видел, а фамилии Урбанис - Нейманис очень похожи – то все это позволяет считать информацию насчет Нейманиса вымыслом.

Как видим, развеян еще один журналистский миф – в прессе писали, что Антонина Урбане, подъехавшая к месту аварии, послала своего внука вызвать «скорую». Как видим – к моменту приезда Антонины и «скорая», и милиция были уже вызваны. И наличие телефона в «Teitupnieki» тоже доказанный факт.

Татьяна Звоникова-Кулешова, свидетель аварии:

Мы играли во дворе, ожидая приезда бабушки с работы. И вдруг услышали звук сильного удара. Поскольку на момент этого мы были практически у ворот - побежали с братом посмотреть, что случилось. Увидели синюю искореженную машину на мосту и сьехавший в речку белый автобус. Поскольку легковая машина была сильно разбита, и из нее никто не вышел – нам стало ясно, что водитель, скорее всего, погиб. Коля, мой брат, тут же побежал к дедушке Янису, чтобы он вызвал по телефону «скорую» и милицию. Потом мы побежали обратно, там бабушка как раз приехала на рейсовом автобусе. Телефон у нас точно был. Даже сейчас в доме сохранилась полочка, где он тогда стоял. И именно наш дедушка Янис вызвал «скорую» и милицию.

Николай Звоников, свидетель аварии:

Мы играли во дворе, ждали бабушку. Должен был придти рейсовый автобус... И сразу раз - удар такой громкий. Выбежали, глянули на дорогу – автобус справа в речке был наполовину, а машина Цоя была на мостике. Прямо по середине…Повреждена машина была сильно, передней части у нее почти вообще не было… «Скорую» вызвал наш дед, я ему сообщил об аварии. Но, наверное, мог и сосед тоже вызвать, одновременно.

Впоследствии Антонина Урбане, измученная расспросами фанатов и нелепыми журналистскими статьями, стала отказываться от интервью. Артурс Нейманис и его жена Парсла Штродах – напротив: весьма охотно рассказывали и общались с журналистами. Возможно, именно отсюда и пошла информация о том, что Нейманис вызывал «скорую» и милицию. Попросту имеет место факт присвоения чужих заслуг. Никого не хочется обижать, но очень похоже, что дело обстоит именно так.

Скайдрите Штродах, хозяйка дома «Dreimani». фото из открытого источника
Скайдрите Штродах, хозяйка дома «Dreimani». фото из открытого источника
Скайдрите Штродах, хозяйка дома «Dreimani». фото из открытого источника

Из воспоминаний:

Мои знакомые бывали в начале 90-х на месте гибели Цоя. Антонина Урбане (хорошая женщина, приветливая) рассказывала им, что в газетах все переврали (это уже тогда!!! что говорить о «сейчас», когда журналисты коверкают все). Урбане тогда же рассказывала, что знала о Цое, и видела его раньше. И многое другое также поведала. Тогда говорили, что авария, если и была, то в другом месте, но на самом деле - все было по другому, и аварии не было…Нейманисы молчали на этот счет, как рыбы. Сам Нейманис иногда говорил загадками, что «не время еще, ребята, говорить о чем-то», обходил острые углы, а потом и вовсе ушел в тень (надоели фанаты)...

ЧИТАТЬ ЕЩЕ!!!

Какую музыку слушал Цой в момент аварии? Давайте разбираться. Часть 1

Какую музыку слушал Цой в момент аварии? Давайте разбираться. Часть 2

Судмедэксперт по делу Цоя. Кто он? Конец 30-летнего молчания