«Централка». Курковая "Тулка"

Человеку свойственно надолго запоминать неординарные события, особенно подкрепленные элементом новизны. Поэтому первая попытка выстрелить из отцовского ружья, положенного на отцовскую же спину, мне запомнилась навсегда. И по большей части из-за чувства стыда, т.к. сил для спуска курка катастрофически не хватало. Отец, профессиональный охотник, и вся охотствующая родня тогда благодушно посмеялись, а для меня, пятилетнего ребенка, первый опыт знакомства с оружием стал первой осознанной вехой на пути к страстному увлечению – Оружию и Охоте.

Прошел год или два, и я самоутвердился, сделав свой первый выстрел из батиной «централки». Как сейчас помню пенек, с которого стрелял, несчастную древнюю табличку

«Место для отдыха» и кувырок назад от дикого толчка. Пораженная цель, отбитое плечо, пьянящий запах сгоревшего пороха – что еще надо для детского счастья? Сейчас, набирая эти строки, я с теплотой вспоминаю детство и процедуру вечернего заряжания патронов при свете керосиновой лампы. Эти зеленоватые латунные гильзы, выковыривание «центробоя» шилом и забивание его же молотком, пыжи из газеты, набирание «Сокола» меркой и засыпание дроби до края гильзы с последующим заливанием парафином от горящей свечки… Книг для охотников в те годы было крайне мало и патроны все охотники заряжали по универсальному принципу: «чем больше - тем лучше», не сильно задумываясь о возможных последствиях. В начале 80-х мало кто из охотников интересовался теорией оружия, баллистики и охоты, ибо все тонкости охотничьего искусства усваивались на уровне рефлексов еще с детства и наставления отца и деда воспринимались как нечто святое. Еще необходимо учесть труднодоступность охотничьей литературы в то время. К сожалению, на периферии дефицит касался не только книг для охотников, но и оружия. По крайней мере, из гладкоствольного оружия в нашем роду были, в основном, «фроловки» и «тулки». Впрочем, «тулками» тогда эти изящные курковые горизонталки почти никто не называл. Их именовали «централками». Непонятное и небрежное именование двустволки «централкой» вполне логично объяснялось применяемым унитарным патроном центрального боя. В то же время в тире с пневматическими винтовками ИЖ-22, находящемся неподалеку от моей школы, я как-то увидел плакат с надписью вроде «винтовки центрального боя». Здесь понятие «центрального боя» мне объяснили пристрелкой винтовок «по центру». Сейчас это кажется странным, ведь спортивное оружие, как и боевое, должно пристреливаться с превышением, «под яблочко». А тогда вообще все показалось настолько запутанным, что ружье моего детства и юности для меня так и оставалось несколько загадочной «централкой» (ну, типа: центрального боя и бьет «по центру») до второй половины 90-х годов, когда начали появляться книги и журналы на оружейную тематику. Только тогда я узнал, что «централка» и «тулка» есть не что иное, как ружье ТОЗ Б (БМ) и их модификации производства Тульского оружейного завода.

Немного истории.

Курковая тульская горизонталка модели «Б» (Б 12) в первой половине 20-го века была самым распространенным ружьем в России среди двуствольных ружей, находящихся в эксплуатации промысловиков и любителей. Серийный выпуск модели «Б» начался в 1902 году и продолжался до 1956 года с перерывами в Гражданскую и Отечественную войны. Ружье представляло собой классический образец охотничьего оружия: запирание рамкой Перде и болтом Гринера, подкладные замки, верхний ключ затвора, курки с отбоем, отъемное английское цевье, 70 мм патронники. V-образные боевые пластинчатые пружины, нагнетающиеся при ручном взведении курков. Гильзы выдвигаются экстрактором. Калибр в основном 16-й, реже 20-й и совсем редко – 12-й. Дульные сужения: чок и получок, реже – чок и цилиндр. Не хромированные стволы паяные или на муфтах (послевоенный выпуск). Ложа из березы, бука или ореха, преимущественно полупистолетная, реже - прямая или пистолетная. Длина стволов 700-725 мм, вес 3-3,25 кг.

Модель ТОЗ БМ, представляющая собой модифицированную в 1957 году модель «Б», отличалась повышенной прочностью стволов и тройным запиранием. Стволы также не хромированы. Калибр 16-й и 20-й.

С 1964 года «тулку» стали выпускать под индексом ТОЗ-63. От предыдущей модели отличается хромированными стволами и улучшенной отделкой. Калибр 16-й и 20-й.

«Тулка» 12-го калибра выпускалась с 1968 по 1974 гг. под индексом ТОЗ-66 и имело хромированные стволы с усиленной ствольной коробкой.

Для промысловиков выпускались «тулки» 28-го и 32-го калибра, имеющие индекс ТОЗ-50 и вес 2,6-2,8 кг при 720 мм стволах.

С 1974 по 1978 гг. выпускалась модификация ТОЗ-54, отличающаяся технологией производства и уродливыми «ультрасовременными» угловатыми формами, негативно воспринятыми охотниками, привыкшими к плавным линиям классической «тулки».

В 1978 году ТОЗ прекратил выпуск курковой «тулки». Ее производство было восстановлено только в 1986 году под индексом ТОЗ-80 и продолжалось вплоть до 1990 года. Технические характеристики и внешняя форма ружья идентичны ТОЗ БМ - ТОЗ-66. Изменились лишь очертания цевья. Калибр – только 12-й. В настоящее время не производятся.

С 1902 года Императорский Тульский Оружейный завод под индексом «А» выпускал также и бескурковую «тулку». В СССР эту бескурковку выпускали с 1922 по 1955 годы, с перерывом в 1941-1944 гг. Модель «А» имела классическое тройное запирание – на рамку Перде и верхний болт Гринера. Первые выпуски ружей имели курки, выполненные заодно с бойками (позже они стали раздельными), нижние шептала и пластинчатые боевые пружины, лежащие впереди курков, в пазах подушек колодки. Модель «А» имела автоматический предохранитель, запирающий спусковые крючки и шептала. Калибр – 20-й, 16-й и 12-й. Очень незначительное количество ружей было выпущено с извлекаемыми замками.

Воплощение классики.

Сейчас очень модным стало понятие «правильной охоты». Причем почему-то его, это понятие, непременно отождествляют с «правильным» ружьем. И на этом «правильном» ружье, согласно утверждениям некоторых авторов на страницах глянцевых журналах, неприменно должны стоять немецкие или английские клейма. Или, «на крайняк», хотя бы ЦКИБ СОО. Понятно, что дорогие ружья будут обладать несколько лучшими техническими характеристиками, чем дешевые. Однако не стоит забывать, что высокая цена дорогого оружия складывается, в основном, из-за имиджа фирмы, доминирующей доли ручного труда, дорогостоящих материалов и трудоемких декоративных работ. И непосредственное улучшение качества выстрела вряд ли будет сопоставимо с разницей в цене. В этом плане очень поучительным является рассказ председателя Петроградского Союза охотников В.П. Валентинова, написанный в далеком 1917 году и опубликованный в журнале «Охота для всех». Господа, не поленитесь, найдите 56-й номер журнала «Мастер Ружье» за ноябрь 2001 года, прочитайте этот рассказ на стр. 40-41, и вы поймете, что я имею в виду.

Наше, русское оружие всегда славилось именно непревзойденным сочетанием умеренной цены и хороших рабочих характеристик, полностью удовлетворявшим наших охотников. Тульские курковки отлично выполняли возлагаемые на них непростые задачи во всех климатических зонах бескрайних просторов нашей Империи. А тот факт, что «тулки» вынуждены были компенсировать нехватку охотничьего оружия наряду с переделками военных систем Бердана, Мосина, Крынка, Гра, Мартини, Веттерли и др., объясняется, прежде всего, не отсталостью страны, а необходимостью сначала обеспечить оружием огромную армию для защиты столь же больших территорий. Добавьте сюда до кучи и тяжелые климатические условия, которые и в наше время являются своеобразным фактором естественного отбора промыслового оружия. Тяжелые условия эксплуатации эмпирически выявили малоприятный для адептов «правильной охоты» факт неадекватности «ружей для царской охоты» промысловому использованию. Поэтому спрос на гражданские модификации армейского оружия в России сегодня столь же велик, как и 100 лет назад. И не надо искать причины этому только в национальном характере (менталитете) нации – доминирующим фактором здесь является климат, наш суровый континентальный климат, который всегда будет влиять и на наше оружие, и на культурно-психологический генотип нации и, если уж на то пошло, на экономику.

ТОЗовские курковки, помимо надежности и хорошего боя, обладают и такими немаловажными характеристиками, как умеренный вес и прикладистость, характерными для классического охотничьего оружия. Характерная черта «тулки» - внешние курки – придают оружию особый шарм. Когда визуально сравниваешь тульское шомпольное капсульное ружье конца 19 века с ТОЗ Б, то удивляешься компоновочной схожести двух ружей, столь разных конструктивно. Можно предположить, что внешние курки у ТОЗ Б оставили по инерции, как дань традиции, для сторонников «правильной охоты» тех времен. Тем более, что первое в мире бескурковое ружье было запатентовано В.Энсоном и Д.Дили еще в 1875 году. Но охотничьи традиции беспримерно консервативны и потому двустволки, даже спустя сотню с лишним лет, мало чем отличаются друг от друга. Различия только в технологии производства.

Ружья с внешними курками, по сравнению с безкурковками, имеют несколько преимуществ: «тулка» не имеет предохранителя, но заряженное ружье со спущенными курками может неограниченно долго храниться без риска подсадки боевых пружин (аналогия с револьверами или пистолетами с внешним курком). Курки, в случае необходимости, можно взвести и спустить абсолютно бесшумно, манипулируя спусковым крючком. Если нет необходимости во втором выстреле, то достаточно взвести только один курок нужного ствола. Единственный теоретический недостаток открытых курков - в возможности зацепления за ветки с последующим непроизвольным выстрелом. Мне как-то рассказывали про такой случай. Да еще мой отец однажды потерял курок, когда просто выкрутился фиксирующий винт. И как-то при мне сломал приклад в шейке, разгоняя собак, рвавших сбитую с дерева белку-алтайку. Череп лайки оказался крепче березы приклада…

«Тулка» очень просто и легко разбирается. Неприхотлива и легка в уходе. Прицельная планка и латунная мушка очень удобны. Планка имеет антибликовую накатку. Целика, как и полагается дробовику, ружье не имеет. Некоторые охотники для улучшения точности пулевой стрельбы впаивают в поперечный паз планки самодельный целик. Хотя оптимальным решением этой проблемы стал бы подъемный целик. Я недавно видел на немецком тройнике конца 19 века великолепный образец такого целика: в поднятом положении это обычный штуцерный целик для стрельбы из нижнего нарезного ствола, а в опущенном положении целик напоминал очертания летящей чайки, делая прицеливание на вскидку чрезвычайно удобным. Приклад на рядовых образцах «тулки» не совсем идеален, но особых нареканий также не вызывает. На затыльники приклада ставились или пластмассовые затыльники коричневого цвета или вороненые, из штампованного металла, как и полагается классическому ружью. Резинового амортизатора на «тулке» я не видел ни разу. Благодаря небольшому весу и относительно мягкой отдаче 16-го калибра, эти ружья всегда охотно использовали промысловики, подростки, женщины и пожилые охотники. Мой дед, всю жизнь проохотившийся с тяжелой «фроловкой» 28 калибра, в 70-летнем возрасте охотился с бабушкиной ТОЗ Б 1938 года выпуска. Это было штучное ружье, с хромированной коробкой и замками и великолепным ореховым прикладом. Жаль, но по причине коррозии стволов это ружье, как и отцовская «централка» 1951 года выпуска, недавно было пущено в переплавку.

Ружье, представленное на фотографиях крупным планом, для проведения съемок было позаимствовано у Евгения Власов, большого поклонника 16-го калибра. Это обычный рядовой образец модели ТОЗ-63 1968 года выпуска. Калибр 16´70. Стволы хромированные, что, на мой взгляд, более приемлемо для рабочего охотничьего ружья. Патронники – под папковую гильзу (надо отметить, что для удешевления выстрела почти повсеместно охотниками использовались латунные гильзы, что, вопреки устоявшемуся мнению, снижает эффективность выстрела не более чем на 10-15%, что не является значимым при промысловой охоте). Вес 3.2 кг при 720 мм стволах. Цевье и полупистолетный приклад хозяин вскрыл морилкой и матовым лаком, от чего ружье теперь в целом воспринимается более строго и гармонично. Приклад не имеет ни отвода, ни щеки, что, тем не менее, нисколько не ухудшает эргономику оружия. Это ружье, не смотря на 35-ти летний возраст, имеет очень маленький настрел. Поэтому для взвода курков необходимо приложение силы. Ход спусковых крючков, как и положено, короткий и без холостого хода (именно эта особенность охотничьей классики почему-то вспоминается при стрельбе из боевых систем и их гражданских клонов). Усилие спуска довольно значительное, но вполне оптимально для дробовика и не вызывает внутреннего протеста. Единственное, что вызывает дискомфорт – это слишком большое расстояние от шейки приклада до переднего спускового крючка, что нарушает биомеханику удержания и спуска курка. В этом случае, если проанализировать кинесиологическую последовательность компенсаторных движений, то можно предположить смещение СТП в вертикальной плоскости. В большинстве случаев при стрельбе из правого ствола, т.е. с переднего спускового крючка, ружье будет низить, хотя в каждом конкретном случае все зависит от значения питча, антропометрических параметров стрелка и индивидуальных особенностей удержания оружия.

В последние годы не утихают яростные споры по поводу целесообразности выпуска ружей 16-го калибра. Вятские Поляны выпустили «Бекас» под 16-й калибр, который из-за калибра же немедленно раскритиковали. Понятно, что ружей 12-го калибра производится подавляющее большинство, и производители боеприпасов также ориентируются именно на это, однако по своим характеристикам 16-й калибр ничуть не хуже, что давно доказано. Впрочем, как и 20-й.… А вот то, что ружье 16-го калибра будет при этом весить на 200-250 гг. меньше и давать меньшую отдачу при существенной экономии пороха и дроби при самостоятельном снаряжении патронов, почему-то замалчивается.

Заключение.

Курковые «тулки» являются простым по конструкции, легким, надежным и прочным оружием, настоящим воплощением классики. Добавьте сюда еще и весьма умеренную цену – в 70-х годах «тулка» стоила примерно 60 рублей. «Централки» 12,16 и 20-го калибров пригодны для любых охот с использованием дробовых, картечных и пулевых патронов в любой природной зоне России, что, в совокупности с хорошим боем и надежностью, стало причиной их большой популярности. Внешние курки – весьма спорное решение в конструкции ударного механизма, однако именно они вызывают ассоциации с очаровательными старыми дульнозарядными ружьями с капсульными замками, извлекая из памяти книжные и киношные исторические охотничьи сцены, столь любимые всеми нами с детства. Именно за возможность хотя бы ненадолго вырваться из городского угара и шума и окунуться в умиротворяющую тишину дикой природы, мы так любим ее величество Охоту. А старая отцовская или дедовская «тулка» своими изящными, стилизованными под старину плавными очертаниями как нельзя лучше подходит именно для душевного отдыха, превращая банальное истребление живности в священнодействие, которое из покон веков страстно любили короли и крестьяне – ОХОТУ.