Одно удачное воскресенье

По­сле 6 ча­сов на ла­ба­зе в суб­бо­ту по­еха­ли по­ут­ру по ле­су по­гу­лять, раз­ных пти­чек по­ст­ре­лять. В пре­ды­ду­щий при­езд в Ка­ре­лию (за 3,5 дня - три ве­чер­ки на ла­ба­зе, 6 по­пы­ток под­хо­да, плюс еще не­сколь­ко про­смо­т­рен­ных по­лей) ре­зуль­тат был не очень - 3 ряб­чи­ка.
Едем в су­мер­ках. На по­ле си­дят гу­си. Про­ез­жа­ем. Олег тор­мо­зит. Со­би­раю Би­нель­ку. Под­хо­жу. На вы­ст­рел под­пу­с­ти­ли, сня­лись. Вы­це­ли­ваю край­не­го. Треш­ка, еди­ни­ца, ноль. Ле­тят, как ни в чем не бы­ва­ло. Твою мать! Сма­зал. Ме­т­ров че­рез сто один от­ва­ли­ва­ет­ся и в пи­ке. Под­бе­гаю - уже не ше­ве­лит­ся. Ну вот, день на­чат. Се­ро­го в ве­д­ро. Сам ду­маю - к Но­во­му го­ду сде­лаю с яб­ло­ка­ми. Едем даль­ше.
Чуть не из под ко­лес вы­ле­тел глу­ха­риш­ка и по­шел вдоль до­ро­ги. Ну тут осо­бо рас­ска­зы­вать не­че­го - до­ба­вил­ся к гу­си­ку. Треш­кой. А не­че­го на вет­ке си­деть, баш­кой вер­теть...
На бо­ло­те те­те­ре­ва то­ку­ют. Лес осен­ний в кра­с­ках. Брус­ни­ка с чер­ни­кой под­мо­ро­жен­ные - объ­е­де­ние. Ру­ка са­ма тя­нет­ся. Как де­серт фрук­то­вый, толь­ко луч­ше. Вот толь­ко ряб­чи­ки не да­ют­ся - все шур­шит, сле­та­ют да­ле­ко. На ма­нок не ле­тят. Сле­ды ка­ба­ньи, ло­си­ные. Па­ру раз с осин глу­ха­ри сле­те­ли. А в ство­ле се­мер­ка - пе­ред этим ряб­чик был. Уле­те­ли да­ле­ко.
За­яц бе­жит, я на не­го смо­т­рю. Олег го­во­рит: - Стре­ляй, охо­та с 15 от­кры­та. Из-за пень­ка го­ло­ва с уша­ми тор­чит. Вы­це­ли­ваю. Бум. По­бе­жал. Вто­рой раз не стал стре­лять. А го­ло­ва ча­с­тью пень­ка бы­ла, хо­тя уши на­сто­я­щие. Ну и фиг с ним.
В по­ис­ках ряб­чи­ков при­от­стал, смо­т­рю - Олег ру­кой ма­шет. Под­хо­жу. Он:
- Я ло­ся стро­нул.
- Где?
- Там ря­дыш­ком. Я ему ух­нул. Он где-то здесь. Да­ле­ко не ушел.
Смо­т­рю ми­мо его го­ло­вы. Из ку­с­тов тор­чит ло­си­ная мор­да, смо­т­рит на нас. Ро­гов не вид­но. Го­во­рю: - Так вот он. Олег: Ко­ро­ва. Тут лось на­ко­нец по­вер­нул­ся и по­шел. Боль­шой чер­ный. Олег: Са­мец! Стре­ляй!!!
Ну ку­да стре­ляй. Мать!!! В ство­ле ес­сес­но се­мер­ка. Олег стре­лять не стал. А до ло­ся ме­т­ров 25.
Олег го­во­рит: Пе­ре­за­ря­жай, по­про­бую по­ма­нить.
До­сы­лаю 2 пу­ли в ма­га­зин, чтоб за­тво­ром не щел­кать. Про се­бя ду­маю: Ко­пи, ду­рак, на при­лич­ную дву­ст­вол­ку, не при­дет­ся с по­лу­ав­то­ма­том по ле­сам ша­с­тать. Олег за­ухал, пал­ки ло­ма­ет. Лось сто­ит где-то ря­дом. Сто­ял - сто­ял, по­том в от­вет ба­сом: Бэ-э. Один раз, ко­рот­ко. И по­шел. Еще раз на вы­ст­рел про­шел в уз­ком про­га­ле. И ушел. Ти­хо и не­спеш­но. Не бо­ец. Ро­га по три от­ро­ст­ка бы­ли. Ма­лю­сень­кие. За уша­ми и не вид­но.
Ну на этом ут­рен­няя часть и за­кон­чи­лась.
К ве­че­ру едем уже с Са­ней на дру­гой ла­баз. У Са­ни на каж­дые 10 ки­ло­ме­т­ров своя ис­то­рия: Вон там ло­ся стре­ли­ли ... Вон там за вол­ком хо­ди­ли ... (Это ког­да у них на дво­их од­но ру­жье бы­ло, и то не за­ря­же­но, а волк пря­мо на них вы­ско­чил.) Вот здесь на УА­ЗЕ пе­ре­во­ра­чи­вал­ся...
То есть ис­то­рии на каж­дые пол­ки­ло­ме­т­ра, но по­ка рас­ска­жешь... Осо­бен­но про ло­сей и мед­ве­дей мно­го. Ну и ро­гов у не­го на да­че ви­сит...
Подъ­ез­жа­ем к по­лю. До­ро­га, из­ви­ни­те, вся про­сто за..ка­ка­на миш­кой. По сто­ро­нам ря­би­на за­ло­ман­ная . Ос­тав­ля­ем со­бак в ма­ши­не, идем на ла­баз. До по­ля око­ло ки­ло­ме­т­ра. До­ро­га грун­то­вая - две ко­леи. На ле­вой сле­ды боль­шие, на пра­вой ма­лень­кие. И те и дру­гие на­вст­ре­чу. Ког­ти от­пе­ча­та­лись хо­ро­шо. Ви­ди­мо бе­жа­ли оба. Ага. Хо­зя­ин па­ца­нов из соб­ст­вен­но­го ре­с­то­ра­на го­нял. На под­хо­де Са­ня бе­рет у ме­ня ва­лен­ки. С пре­до­хра­ни­те­ля сни­маю - вдруг там уже? Вы­хо­дим - ни­ко­го. У вы­шки ку­ча. За­ле­за­ем. Оде­ва­ем­ся. Вре­мя - без двад­ца­ти шесть. Во­круг - кра­со­та. Лес сле­ва и спра­ва, а впе­ре­ди за по­лем вы­руб­ка и мел­ко­ле­сье. Пей­заж, про­стор. Ря­дом дроз­ды на ря­би­не стре­ко­чут. Ждем, ке­ма­рим по­ма­лень­ку.
Око­ло се­ми пря­мо про­тив нас треск. Еще хрусть. Са­ня: Идет! Еще хрусть. То­ли он ря­би­ну ло­ма­ет, то­ли про­сто по гни­луш­кам идет. Все ти­ши­на. Си­дим в не­по­нят­ках. Час си­дим. Вто­рой си­дим. Стем­не­ло уже. Во­круг та же ти­ши­на. Толь­ко у Са­ни в жи­во­те бур­чит. Да гром­ко так. Ко­нь­яч­ком по глот­ку из­ред­ка гре­ем­ся. Ну мне поч­ти теп­ло, а Са­ню аж тря­сет от хо­ло­да. Без пят­над­ца­ти де­сять Са­ня го­во­рит: Пой­дем, по­жа­луй. Се­го­дня уже по­хо­же не вый­дет. Вон со­ба­ки в ма­ши­не ла­ют. Он там ря­би­ной пи­та­ет­ся.
В прин­ци­пе с ним со­гла­сен, но уж боль­но обид­но уез­жать


- Сань, - го­во­рю, да­вай еще пол­ча­си­ка по­си­дим. Мо­жет он сю­да дой­дет. По­тер­пишь?
- По­терп­лю. (Да­же без вздо­ха.)
Си­дим. Со­ба­ки ла­ять пе­ре­ста­ли. Го­во­рю с на­деж­дой:
- Мо­жет, он сю­да идет?.
- Мо­жет, - скеп­ти­че­с­ки.
Си­дим. Ми­нут че­рез де­сять сле­ва шо­рох. Мышь по ли­ст­ве шур­шит го­раз­до гром­че. Тень вы­хо­дит из ле­са. Очер­та­ния зыб­кие. Не идет - пе­ре­те­ка­ет, слег­ка ме­няя фор­му. По­сто­ял. По­же­вал. Даль­ше по­шел. Хо­ро­шо, овес по­свет­лее, тень вид­на. Тут у Са­ни в жи­во­те как за­бур­чит. Все ду­маю, конец охоте. Ни­че­го по­доб­но­го, не сре­а­ги­ро­вал да­же.
Бе­ру ка­ра­бин, при­ст­ра­и­ва­юсь, вы­це­ли­ваю. Стре­лять удоб­но - сто­ит бо­ком. Под­во­жу точ­ку к "ме­с­ту" (по Па­жет­но­ву), тут ды­ха­ние сби­лось. Стре­лять нель­зя. Вдох-вы­дох, про­шло. Смо­т­рю в при­цел. Тут тень умень­ши­лась, как буд­то по­лу­ис­па­ри­лась. Смо­т­рю ми­мо при­це­ла - спи­ной по­вер­нул­ся. Жду. Ага, так луч­ше. Сто­ит под уг­лом чуть спи­ной. Са­ня: Под­све­тить? (У не­го "Ка­бан" к СКСу при­стег­нут. Эх на­до бы­ло и мне при­стег­нуть, да бо­ял­ся за­це­пить­ся, под­шу­меть).
Вро­де и так вы­це­лил, но ри­с­ко­вать не­о­хо­та. Точ­ка на "ме­с­те", ос­та­лось спуск по­тя­нуть. - Под­све­ти. Са­ня вклю­ча­ет "Ка­ба­на". Миш­ка да­же не по­ше­вель­нул­ся. Хо­зя­ин. Про­дол­жа­ет есть овес. На вы­до­хе тя­ну крю­чок. Бу­ум. От­да­ча в пле­чо. Пе­ре­дер­ги­ваю за­твор, что­бы до­ба­вить. Миш­ка прыг­нул с раз­во­ро­том в сто­ро­ну за­хо­да. Тут Са­ня из СКС бу­ум. Клуб ды­ма. Ни­фи­га не ви­жу. Хрусть, хрусть, хрусть по ку­с­там. По­том гром­кое хру­усть. Как буд­то он сквозь ку­с­ты ло­мил­ся. По­том ти­ши­на. У нас эй­фо­рия. Охо­та со­сто­я­лась. Тут ме­ня и за­ко­ло­ти­ло, как чуть рас­сла­бил­ся.
Ад­ре­на­лин в кро­ви ши­пит как шам­пан­ское. Но де­ло-то не за­кон­че­но. Спу­с­ка­ем­ся. На­до как-то ис­кать. Че­шем ре­пу. Ре­ши­ли по­смо­т­реть сле­ды кро­ви. Под­хо­дим на ме­с­то. Ни­че­го. Вот так де­ла. Са­ня ус­по­ка­и­ва­ет: Так бы­ва­ет. Сей­час со­бак при­ве­ду. По­си­ди по­ка на ла­ба­зе. Си­жу жду. Подъ­ез­жа­ет. Вы­хо­дит. Од­на лай­ка на по­вод­ке, вто­рая так. Под­хо­дим к ме­с­ту стре­ла. Спу­с­ка­ет вто­рую. Обе убе­га­ют. Ти­ши­на. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя воз­вра­ща­ют­ся. И сну­ют ту­да-сю­да с вы­ра­же­ни­ем на мор­дах "ну и чо зва­ли?". Не­уже­ли ушел?! Са­ня го­во­рит: Раз мол­чат, ушел да­ле­ко. Да­ле­ко за ним не пой­дут.
Те­мень. У не­го про­во­док от "Ка­ба­на" от­ва­лил­ся - упал, по­ка за со­ба­ка­ми бе­жал. У ме­ня на­лоб­ник сдох по хо­ло­ду. На­до воз­вра­щать­ся.
Едем. На­ст­ро­е­ние, блин... Не ра­ду­ет да­же то, что в сот­не ме­т­ров от УА­За с со­ба­ка­ми ми­ша за­ло­мал ря­би­ну, уро­нив ее пря­мо на до­ро­гу. А по­том, не смо­т­ря на ма­ши­ну и со­ба­чий лай, по­пер к по­лю. (Ви­дать не вся­ко­го УА­За бо­ит­ся).
Хо­чет­ся ве­рить, что за­в­т­ра по све­ту все бу­дет хо­ро­шо, но труд­но. Поч­ти не­воз­мож­но. Что же все-та­ки сде­ла­но не так? За не­де­лю до то­го в Мы­ти­щах при­ст­ре­ли­вал. Вы­вел в точ­ку. При­цел сни­мал, ста­вил. Опять стре­лял. Нор­ма с Са­кой при­ле­та­ют оди­на­ко­во не­пло­хо. На ка­рь­е­ре вче­ра про­ве­рял по­сле па­ро­во­за. Ну дер­нул, на­вер­ное. Ну плюс-ми­нус де­сять сан­ти­ме­т­ров. Но чтоб сов­сем не по­пасть.
Упав­шие чув­ст­ва по­ли­ва­ем ка­рель­ской вод­кой. ("Эпос". Вот же на­зва­ние, блин.) Ста­ло чуть по­лег­че. Да­же уда­лось за­снуть.
Ут­ро как на­зло. Ту­чи, дождь. Шан­сов все мень­ше. Уже втро­ем с Оле­гом едем на ме­с­то со­бы­тий.
Ни там где сто­ял, ни на ку­с­тах кро­ви нет. До ла­ба­за ме­т­ров сто. Идем ку­да он вче­ра ло­ма­нул­ся. В Би­нель­ке од­ни пу­ли. Ни­ка­кой се­мер­ки. До­хо­дим до ка­на­вы. Здесь он вче­ра пры­гал, что ли? Вдруг сза­ди от по­ля: - Гав. Гав.
Все бе­жим ту­да. Так вот он! Ле­жит!! Со вче­ра ле­жит!!! Сде­лал круг. Сна­ча­ла бе­жал вле­во. Раз­вер­нул­ся, по­бе­жал на­пра­во. Раз­вер­нул­ся. Ры­вок. Упал. Уф!!!!!!!!
Ну пры­гать на­сто­я­ще­му мед­ве­жат­ни­ку не при­ста­ло. Но с Са­ней мы аж при­об­ня­лись. От из­быт­ка чувств. Не по­ду­май­те че­го. Про­сто мы вме­с­те вче­ра очень мно­го пе­ре­жи­ли. А се­го­дня еще чуть-чуть.
Мед­ведь не мел­кий. Лет во­семь. Ла­па че­тыр­над­цать. Кил на две­с­ти. Пу­зо как у боль­шо­го лю­би­те­ля пи­ва. (Ла­пу ме­ря­ли, ос­таль­ное со слов Оле­га.). Баш­ка боль­шая кра­си­вая бу­ро­ва­тая. Сам чер­ный. Муж­чин­ка был.
Ну даль­ше Олег с пол­ча­са му­чал сна­ча­ла мой, по­том свой фо­то­ап­па­рат. Моя улыб­ка по­сте­пен­но из иди­от­ски сча­ст­ли­вой пре­вра­ти­лась в вы­му­чен­ную (ну ут­ри­рую ко­неч­но, но про­улы­бай­тесь-ка столь­ко пе­ред фо­то­ап­па­ра­том, спе­ци­аль­но по­зи­руя).
Да­же ла­ек сфо­то­гра­фи­ро­ва­ли. Хоть они, ма­ло то­го что кро­ви нам по­пор­ти­ли, так еще и шку­ру ма­лость по­тра­тить ус­пе­ли. На­щи­па­ли шер­сти. И хоть Са­ня и обе­щал их вче­ра в рас­ход пу­с­тить, ес­ли миш­ка ря­дом ле­жит, но ут­ром по­жа­лел.
Три мо­мен­та ме­ня бес­по­ко­и­ли. Сколь­ко в нем ды­рок? Ку­да я по­пал? И не Са­ня ли его убил? Сколь­ко ни ощу­пы­вал до раз­дел­ки: ни вхо­да, ни вы­хо­да, ни сле­дов кро­ви.
Ста­ли шку­рить. Я на под­хва­те. Где дер­жу, где сам сни­маю. Ну они про­фи. Я так, что­бы не ме­шать­ся. До­шли до ды­роч­ки в бо­ку. Вход. Ды­роч­ка в шку­ре ма­лень­кая. А даль­ше в мя­се ды­ри­ща и от­ту­да киш­ки ле­зут и ко­моч­ки от пе­че­ни. Му­жи­ки го­во­рят: Ну все, вну­т­ри фарш.
- А же­лочь? - роб­ко так.
- Ка­кая там же­лочь...
С дру­гой сто­ро­ны из са­ла на шку­ре вы­ко­вы­ри­ва­ют ко­мо­чек ме­тал­ла. Пу­ля. Моя. Гри­боч­ком ак­ку­рат­нень­ко рас­кры­лась. (Вру - ско­рее цвет­ком с весь­ма ос­т­ры­ми ле­пе­ст­ка­ми.) В шку­ре ос­та­лась. А на миш­ке са­ла ме­с­та­ми сан­ти­ме­т­ров до се­ми. Вот кро­ви то и не бы­ло. СА­КО Superhammerhead (11,7, экс­пан­сив­ная) forever!
От­де­ли­ли осо­бую ко­с­точ­ку, ска­за­ли сде­лать па­лоч­ку для кок­тей­ля, или но­сить вме­с­то руч­ки в на­груд­ном кар­ма­не.
Вскры­тие по­ка­за­ло: рас­крыв­шись, пу­ля раз­би­ла в тру­ху ку­сок пе­че­ни, за­це­пи­ла серд­це (в нем ни кро­вин­ки не бы­ло) и вы­шла из мя­са с дру­гой сто­ро­ны. Киш­ки ос­та­лись це­лы. Мя­со по­ру­би­ли, сло­жи­ли в ко­рыт­це и на ана­лиз.


Чер­вя­ков счи­щать про­тив­но. Но Олег ска­зал, что это еще не­мно­го. Мя­со на­до бу­дет ре­зать по­мель­че, ту­шить по­доль­ше.
Ну что до­ба­вить? Ору­жие - СА­КО 75 HUNTER 300 Win mag, оп­ти­ка Kahles 1,5-6*42 со съем­ной под­свет­кой, па­тро­ны Са­ко. "Ка­бан" на ка­ра­бин ста­вит­ся лег­ко. Ме­т­ров до 150 бу­дет вид­но.
Ана­ли­зы по­ка­за­ли, что миш­ка был здо­ров.
Олег ска­зал, что та­ко­го раз­ме­ра желч­но­го пу­зы­ря он не ви­дел ни ра­зу. Обыч­но ра­за в пол­то­ра - два мень­ше. Ви­ди­мо тот вто­рой, мел­кий, ко­то­ро­му те­перь по­ле до­ста­нет­ся очень силь­но боль­шо­го до­ста­вал. Еще бы не­мно­го и раз­ли­тие, зна­е­те ли...

Вот та­кой де­нек по­лу­чил­ся: пер­вый гусь, вто­рой глу­харь, пер­вый мед­ведь...

Андрей Немченко