Прекрасное не далеко, а там, где есть ты

Пятничный вечер, около пяти. Вокруг лениво разливается июньская теплынь, снежинки тополиного пуха вальяжно вальсируют; очень хочется маленькими глоточками пить персиковый лимонад из холодильника. На Яндекс картах краснеет Калина, всегдашнее место вечерних свердловских пробок. В одной из машин этой пробки - мы, таксист пенсионного возраста в выглаженной светло-голубой рубашке и я; тихо играет на удивление приятная легкая музыка.
Стоять скучно - за то время, пока мы ползем по этой пробке медленнее, чем кружат тополиные пушинки, я бы уже выпила литр лимонада маленькими глоточками - а потому мы разговорились с таксистом. Он рассказал о том, что всю жизнь хотел слетать с женой в Париж. Мечта всей жизни, увидеть и умереть. Но что-то все не складывалось. Институт-свадьба-работа-ребенок-квартира-еще ребенок-машина-ребенок в школе-потом еще один стал первоклашкой-потом институт первого-а еще и институт второго-свадьба дочери-внуки... C’est la vie, такова его жизнь. А Париж! Круассаны, Эйфелева башня, это невыразимо-притягательное произношение буковки "р"... Это же так красиво! Там чисто, уютно, о, французы - они же сплошь и рядом утонченные и изящные! Какой Свердловск гнусный, грустный, грязный, неинтересный, серый рядом с Парижем... И что же? Вырастив детей и понянькавшись со внуками, наш герой выходит на пенсию и устраивается от скуки в такси. Через какое-то время он понимает: ребята, круассаны уже близко! потому что накопить на поездку в город-сказку оказалось вполне себе возможно. Вот она мечта! Бон вояж!
"Ну и как там, в Париже?" - спросила я. А вид у него был такой, будто бы он посетил тот Париж, что у нас тут рядом, в Челябинской области. Такое выражение лица бывает, когда пробуешь самое красивое блюдо на праздничном столе, а оно оказывается невкусным. Потому что в Париже, который он увидел, люди были обычными, на улицах тоже была грязь, в самых красивых местах города - толчея и как-то без сказки, а пирожки его жены оказались не хуже круассанов. И вот, лягушки на родном болоте города, в котором он прожил всю жизнь, показались ему вполне приличными вокалистами.
Выехав из пробки, мы попали на объездную. Серая асфальтовая река за окном побежала быстрее, тут и там появлялись и быстро исчезали цветные кляксы рекламных билбордов.
Я спросила его, почему он до сих пор таксует, ведь он уже побывал во Франции. Он хитро улыбнулся и сказал, что от скуки, но потом добавил, что тут под городом по Тюменскому тракту есть шикарное место для маленького домика, где он устроит себе личный Прованс. Все потому, что Прекрасное - не далёко, а там, где есть ты.