Проверка условий хранения не так безобидна...

В редакцию продолжают приходить письма читателей с рассказами о злоупотреблениях при проверке условий хранения оружия. Некоторые из них достаточно типичны. Незнание закона с обеих сторон, злоупотребления, недопонимания… Но это письмо вскрыло еще одну проблему. Часто в «разборки» втягиваются близкие люди, которые вообще не имеют прямого отношения к проблеме…

«Здравствуйте. Я имею оружие более полувека, с конца 70-х годов прошлого столетия. Прочитал в колонке редактора статью «Храни правильно», №№ 7, 9, 2016 год. Хочу поделиться с вами мнением о Приказе № 646, что такое «иные» сотрудники полиции, имеющие специальное звание: это варвары, и напишу — почему.

Восьмого февраля 2007 года в мой дом без разрешения входит «иной» работник полиции и, не представившись, кто такой, не предъявив удостоверения, требует документы на оружие. В это время оружие находилось дома и не в сейфе, поскольку, вернувшись с охоты на боровую дичь, я решил почистить ружье после стрельбы (путевка на охоту сохранилась у меня до настоящего времени). Этот работник полиции обвинил меня в халатном хранении оружия, и хотя я не раз объяснял, что оружие нужно почистить, предъявлял шомпол и ружейное масло, на меня был составлен протокол на изъятие оружия, причем оружие было изъято без присутствия понятых и копии протокола. Но моя вина в том, что я пожалел свою жену, которая находилась рядом, ее лицо покрылось красными пятнами, когда я стал отказываться от подписи протокола, а работник полиции откровенно давил, требуя подписи, жена умоляла подписать, чтобы он быстрее удалился. Я это сделал ради нее и потом в этом раскаялся.

Через два дня, не выдержав нервного потрясения, у жены случился инсульт, она потеряла дар речи и способность передвигаться. По поводу незаконного изъятия оружия я обратился с заявлением в окружное УВД, и опять приехал «иной» сотрудник полиции, в звании майора, и опять неизвестно, кто такой и откуда, без разрешения входит в дом и требует показаний у жены, которой перевалило за семьдесят лет, по их вине потерявшей дар речи и способность передвигаться. Я потребовал прекратить издевательства, но получил ответ: я не у тебя беру показания.

После этого визита жена окончательно слегла и не поднималась с постели в течение двух лет, и вскоре я стал вдовцом. Вот так обращаются «иные» работники полиции даже с теми людьми, которым перевалило за 70, сейчас мне уже 78.

В июле 2015 года приходит работник полиции, представляется участковым и опять без предъявления удостоверения и других документов, дающих право на проверку оружия, требует документы на оружие. 15 марта 2016 года, в темное время суток, приходят два «иных» работника полиции, и опять же неизвестно, кто такие, без предъявления удостоверений требуют предъявить документы на оружие и его проверки, оставляя какую-то бумажонку, которую я вам высылаю как доказательство (отрывной корешок с пометкой «нарушений не обнаружено»).

Думаю, что приказ № 646 нужно изменять, чтобы оградить законопослушных владельцев оружия от откровенно издевательского отношения со стороны «иных» работников полиции, которые при проверки условий хранения оружия ведут себя так, как будто охотничье оружие является личной собственностью полиции, а не законное имущество владельца. Работникам МВД есть, над чем подумать.»

Владимир Александрович П.,

г. Нижневартовск

Вот такое письмо. И действительно, есть, над чем подумать и сотрудникам МВД, и прокуратуры, да и всем нам.