Временные отношения. Дети не от жены.

22k full reads
34k story viewsUnique page visitors
22k read the story to the endThat's 64% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
Временные отношения. Дети не от жены.

Мама всегда хотела мальчика. Я появилась у нее по ошибке. Всем известная в семье история.

Папа военной выправки. Мама, пожалуй, обошла его по любви к дисциплине и все время натягивала на меня роль сына, который у нее так и не родился.

Единственный ребенок в семье ДОЛЖЕН стать правильным и достойным продолжением своих родителей.

Делать, что НУЖНО. Терпеть. Держать эмоции в строгости, при себе. Никогда не плакать, даже, когда разбила коленку, играя во дворе в колдунчики или войнушку.

Для меня почти не покупались юбки или платья: по убеждению мамы, одежда должна равнять всех на детской площадке, без лишней нарочитой демонстрации принадлежности к полу, девичьей красоты.

Помню, мы с мамой долго репетировали роль для школьного спектакля. Вышколили. Мама сшила костюм… К несчастью, в день выступления ещё за завтраком у меня ужасно разболелся живот.

- Дана, терпи. Долг превыше всего. В самом начале выступление и роль, а потом уже болезнь. Не будь слабачкой, - сказала мама.

И я слушалась. Для меня не было большего авторитета.

Она никогда не хвалила меня. Критику преподносила без прикрас, в лоб, одним махом. Этому ее научили бабушка и дедушка. Характер - родовое наше наследство. Но, насмотрятся на все это, мне так хотелось однажды услышать ее одобрение, капельку…

По дороге в школу мне стало хуже. Хотелось плакать и сдаться.

- Наверное, съела что-то не то. Терпи, - повторила мама напутствие. - Если ты не сыграешь роль хорошо и распустишь нюни, то ты больше не моя дочь.

Перед актовым залом в классе, переоборудованным под костюмерную, я буквально корчилась от боли. Живот неимоверно крутило! Я побелела, стискивая зубы, стараясь не подать вид никому и ни в коем случае дать слабину. Все-таки для меня не было ничего важнее, чем остаться дочкой для своей мамы, не подвести ее. Боль - проходящее, а мама одна.

Прямо перед выходом на сцену я потеряла сознание. Упала на ступнях при наполненном зале…

Скорую вызвали быстро из медпункта.

Очнулась я в больнице. После операции. Весь живот усыпан уродливыми швами... Оказывается, меня еле откачали - аппендикс лопнул и начался перитонит.

В юношестве я очень стеснялась поднимать майку, надевать купальник. Швы вызывали стеснение.

Поглаживая их, я словно перемещалась в прошлое - в больницу. Я ждала маму, а она не приходила и не приходила. Не находила нужных сил и слов… Отец заботился обо мне.

- Дана, я не прощу твою маму никогда за то, что она с тобой сделала, - сказал тогда он в палате, крепко сжимая мою руку своей.

- Она ни в чем не виновата. Я хотела победить. Выступить лучше всех, - прошептала я. Мне не хотелось становиться причиной новых скандалов матери и отца.

- Тебя еле спасли… - папины глаза мгновенно увлажнились, в них промелькнули оттенки отчаяния. - Не знаю, что было бы, если я тебя потерял.

Почему я сейчас рассказываю эту историю?

Серёжа ночью привёз меня в больницу. Во время полового акта возникла странная пронизывающая боль по бокам живота, потекла какая-то неприятная жидкость. Она и раньше была, но считала ее нормальной... Не акцентировала внимание… Меня ведь с детства научили терпеть до победного... У сильных боль словно проходит сама с собой, если не обращать внимание, заглушить…

И теперь после экстренной операции мне говорят вдруг: на операционном столе я потеряла обе фаллопиевы трубы. У меня в животе разросся сильный спаечный процесс... После детской операции с перитонитом… Не знаю, правильно или нет пользуюсь медицинскими терминами, но смысл такой - если я хочу завести ребенка, то теперь получится только искусственным оплодотворением и, если медлить, то процесс в животе и вовсе меня может лишить возможности стать матерью когда-либо.

Я никогда не хотела детей.

Вернее… У меня не оставалось времени задуматься, пора или не пора их заводить, созрела ли я… Основная причина - со мной рядом никогда не было подходящего мужчины. Ни одних серьёзных отношений, увы, forever.

Как монахиня любит Бога, я почитаю работу. Ни на что другое меня не остаётся.

Сергей - единственное исключение. И последний год мы провели вместе в тайне от его жены и детей.

Он завоевывал меня день за днем всё сильнее. По крупице, но очень настойчиво. Мое сердце таяло в его ладонях, становилось беззащитным, преданно открывалось по вибрациям тепла ЕГО тела, голоса.

Сергей познакомился с моими родителями, конечно, не афишируя своего семейного статуса... К удивлению, понравился маме. Она его критиковала, конечно, но куда меньше обыкновенного.

«Дана, опять ты надела слишком короткое платье, совершенно не по возрасту».

«Дана, тебе нужно подстричься, неужели не замечаешь».

«Куда ты положила тарелку? Ее нужно было помыть».

«Дана, зачем ты помыла тарелку, положила бы возле раковины».

«В гостях не убирают со стола, зачем трогать тарелку?».

«Тебе нужно сменить цвет волос».

«Ты ешь много сладкого, потому не задавайся потом вопросом, откуда взялись лишние килограммы».

Моей маме нельзя угодить.

От нее никогда не услышать похвалу или одобрение, даже если выполнить все строго по озвученной ею же инструкции.

Я люблю маму, но нам сложно бывать вместе.

«Ты никогда не поступила бы в театральный, вот к чему нет способностей, к тому нет способностей». Как-то сказала она. И я назло ей, доказывая самой себе собственную состоятельность, что ее слова совершенно ничего не значат, поступала в актерское. И поступила. Для галочки. Со второго года. Принесла результаты вступительного маме, вручила торжественно и помпезно. Она ужасно нахмурилась: «Поступать в театральней глупо, когда учишься на юридическом. Как много у тебя бестолкового свободного времени. Будь серьёзнее».

Так странно слышать от неё теперь: «Да, Сергей - интересный мужчина, не знаю, как ты его заслужила. Каждый день нужно благодарить небеса, что он на тебя клюнул».

Временные отношения. Дети не от жены.

Родители разошлись, когда я заканчивала девятый класс школы. Официально так и не развелись. Из-за меня, своего ребенка. Папа часто уезжал на дачу. Возвращаясь, ночевал в комнате мамы, не нарушая мое пространство. Когда я съехала, он почти постоянно живет в городе - в моей детской, переоборудованной под его нужны. Родители мало разговаривают, перебрасываются лишь парой слов за день, но так и остаются соседями. Кто же меняет свои привычки на пенсии? Мама теперь вяжет со страстью, на скорость с подругой, и ходит на разные курсы. Папа увлёкся монетами и ходьбой с палками.

Когда я покупала квартиру родители помогли мне с первоначальным взносом. Оба.

Можно ужасно долго обижаться на родителей, громогласно рассуждать об их недостатках с психологом...Пожалуй, я выросла той, кем являюсь, только благодаря им. Закаленной. Напористой. Бронированной. Обожающей доказывать, что у меня получится ВСЕ, кто бы что ни говорил обо мне вслух. Я ЗНАЮ, ЧТО МОГУ ВСЕ. Получить кресло директора юридического департамента, купить шубу или дорогой телефон, поехать в отпуск, куда захочется, выиграть сложный суд, придумать гениальную идею и завоевать мир!

Но сейчас, лежа в больничной кровати, меня вновь пронизывает щемящая жалость к себе. Как и тогда, в детстве.

Если бы не проклятый спектакль в школе и мамино наставление во что бы то ни стало сыграть выученную роль в спектакле блистательно, терпеть, я бы не оказалась сейчас в подобном положении, не наматывала на кулак сопли.

Сергей нередко заводит разговор: «Представь, какие у нас замечательные получатся дети однажды, чрезвычайно красивые, с выразительными голубыми глазами как у тебя». Обычно я лишь смеюсь. Какие дети? Когда он женат? Дети есть у него итак! В законном браке! А у меня слишком много дел, чтобы заниматься семейными пустяками. Моя роль в его жизни другая, я для безусловной любви и наслаждения. Я - праздник. Не быт.

Мы с Сережей объехали вместе половину мира. Побывали на карнавале и фестивале пива, пока его официальная семья жила за границей, отправляя детей набираться знаний в лучшие учебные заведения.

Все наши поездки и вылазки по выходным. У меня остаётся достаточно времени для работы. И, признаться, вопреки первым опасениям, я стала успевать гораздо больше. Моя энергия утроилась! Я научилась продуктивнее организовывать дела в будни!

Сергей постоянно присылает мне на работу цветы. Нередко приезжает сам ненадолго проведать.

У меня, благодаря его усилиям, новая машина и украшения. Приятно чувствовать себя не только железной леди, бизнес-монстром, грозой судов в юбке-карандаше, но и обласканной и ухоженной женщиной.

Серёжа сейчас оплачивает мне больницу. Находит подходящие слова для моей испуганной мамы, сидящей в коридоре.

Его друг на днях стал отцом дважды. Жена и любовница родили ему по дочке одновременно, он даже сразу не разобрался, в какой перинатальный центр ехать первым.

От кого рожать, если не от любимого мужчины?

Да, у меня ипотека. Но разве мы вместе не найдём решение?

Я не прошу его уйти из семьи или менять жизнь. Пускай подарит мне чудо просто так! Плод любви!

***

Серёжа остаётся ночевать со мной в палате. За полночь тормошу его сопящего ладонью. В голове тысяча мыслей шуршат словно начинающийся шторм возле прибоя!

- Давай заведём ребенка, - шепчу. - Я созрела.

- Ребенка?

- Да, конечно. Слышал же, что сказал врач? - разворачиваю к нему голову.

- Тебе не нужны дети. Ты слишком занята, - сонно улыбается он. - Дети - обязательство, обременение.

- Сказал отец троих детей, - тихонько посмеиваюсь.

- Я тебя люблю, - доносится с кресла.

- Подари мне ребенка. Нужна всего одна пробирка твоего материала! Ты же обожаешь мечтать, какие у нас получатся идеальные дети, - провожу рукой по его волосам. - Давай увидим, так выйдет ли на самом деле…

- Гипотетически получатся.

- А практически?

- Я же повенчан, Дан. Заводить детей на стороне - грех, - сонно отзывается он и я тут же запускаю в него подушкой.

Живот болит после операции, но мне сил на злость сейчас не жалко!

- Ты что, сбрендил? Да, ты живешь с другой женщиной, блин! Уже год практически! Спать с другой женщиной - не грех? - сон рассеивается как туман.

- Я же из семьи не ухожу. Не забираю наследство у детей, - он подхватывает мою подушку и опускает на нее голову. - Не понимаю, что на тебя нашло, моя любовь.

- Катись ты, Сергей, на фиг!

- ЧТО??!?!?!

- На фиг пошёл, говорю! Глухой?

- Сейчас? Тебе же может стать плохо, я буду ухаживать…

- Сомневаюсь, бывает ли хуже.

Он становится на колени перед моей кроватью. Глаза несчастные и взбаламученные.

- Я ведь перед Богом женат. Бог не простит мне детей не от жены. Я так много ошибок совершил, поэтому у моих малышей появлялись проблемы со здоровьем. Я больше не могу, - молебно складывает руки вместе.

- Сереж, давай без театральных сцен и скандалов. Просто уходи. Твоя любовь копейки не стоит.

- Мир тебе подарю. Нужно ипотеку закрыть - помогу. Пожалуйста, не бросай меня. Как тебя я никого не любил. Ты - самое ценное, что у меня есть.

Я презрительно фыркаю, кое-как загибая под себя ноги, разворачиваясь к стене.

Не первая ночь в моей жизни, когда я ощущаю себя полностью разрушенной, униженной, побитой собакой, испачканной половой тряпкой... Благодаря закалке, полученной в детстве от родителей, я знаю - выкарабкаюсь!

Продолжение следует!

Автор будет благодарен лайкам, если история Вам понравилась!

—-—

Начало истории: Временные отношения

Перечень всех историй Кати Лян: Каталог