Кадыров уперся в тупик

15.05.2018

Глава Чечни очень хочет построить дорогу в Грузию, только Тбилиси она не нужна

Идея строительства дороги в Грузию через Чечню не нова. Прокладывать асфальт туда начали еще в конце 90-х (во времена Ичкерии), однако грузинская сторона проект не поддерживала.

Его ярым противником был Михаил Саакашвили, впоследствии ставший президентом Грузии. Ичкерию он называл "непонятным государственным образованием, где процветают насилие и бандитизм".

Крест на инициативе поставила вторая чеченская война. После ее окончания к идее строительства долго не возвращались. В Чечне о дороге вспомнили в 2012 году – Рамзан Кадыров заговорил об этом в интервью СМИ. В 2014-м cообщил, что возможность прокладки трассы обсуждается на федеральном уровне.

Тема магистрали вновь всплыла зимой 2018 года, когда глава ЧР сказал, что "придет время, мы расчистим завалы на дороге, ведущей из Чечни в Грузию, превратим ее в современную трассу дружбы между Россией и Грузией". Уже весной об обсуждении такого проекта объявил премьер республики Руслан Эдельгериев.

Однако в апреле Кадыров признался, что открытию автомобильного сообщения мешает политика, и в нынешних условиях "реализовать проект сложно или невозможно".

О политических препятствиях говорит и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов. "Актуальность дороги возросла в постсоветский период, – рассказывает он. – Ичкерия была заинтересована в контактах с соседними республиками – Грузией и Азербайджаном. Российская же сторона смотрела на это крайне негативно".

Грузия проявляла интерес к автомобильному сообщению как в 90-е, так и в 2000-е. "Администрация Шеварднадзе, а потом и Саакашвили уделяла большое внимание северокавказской повестке, – напоминает эксперт. – С другой стороны, это была угроза и риски, достаточно вспомнить спецоперации в Панкиси".

Разговоры о дороге нужны Кадырову для демонстрации своей активности на международной арене. "По этой же причине он пытался превратить грозненский аэропорт в международный", – полагает Муханов. В качестве своего аргумента за строительство трассы глава ЧР может привести курорт "Ведучи", куда как-то нужно везти туристов.

А вот необходимость дороги для Грузии – другой вопрос. Тбилиси и сейчас все устраивает, ведь только за последний год страну посетил миллион российских туристов. "Стоит ли серьезных вложений и рисков строительство трассы, когда основной поток туристов идет по другому маршруту?" – задает риторический вопрос Муханов.

Да и к тому же, как обсуждать проект дороги в условиях отсутствия международных отношений?

"Формат общения России и Грузии крайне узок. Это Женева, где контакты идут по другим вопросам, а также встречи Карасина и Абашидзе", – рассуждает собеседник.

Сейчас дорога в сторону границы с Грузией покрыта асфальтом лишь частично (в исправном состоянии ее пытаются поддерживать из-за наличия там российских военных баз).

Россияне могут проехать по этой дороге до Цой-Педе – средневекового некрополя в Малхистинском ущелье. Для того, чтобы добраться сюда, нужно зарегистрироваться на специальном посту, где проверяют документы и досматривают машины. Напротив Цой-Педе находится военная база, дальше которой передвигаться можно только с разрешения ФСБ.

"Кавказ.Реалии"