Северная Осетия: домашнего тирана вернули в колонию

Гагкаев признан судом виновным в доведении супруги до самоубийства
Гагкаев признан судом виновным в доведении супруги до самоубийства

Доведший супругу до самоубийства отбывал срок дома

В Северной Осетии дело домашнего тирана Урузмага Гагкаева, осужденного в прошлом году за доведение до самоубийства своей жены, вновь приняло неожиданный поворот. В управлении ФСИН отменили послабления, позволяющие жителю Алагира отбывать наказание дома. Гагкаев опять оказался в колонии общего поселения.

В июне 2017 года Гагкаев был приговорен к двум годам лишения свободы в колонии-поселении. Его супруга Алана Калагова свела счеты с жизнью на следующее утро после выпускного вечера в честь окончания университета, после того, как вновь была избита мужем. Несогласный с таким решением осужденный обратился в Верховный суд республики, но и там сочли, что вина ревнивого супруга была доказана. Единственное, что выиграл Гагкаев из повторных судебных тяжб - это сокращение срока до 1 года и 11 месяцев.

О том, что осужденный благополучно живет за пределами исправительного учреждения, мать погибшей девушки Людмила Коциева узнала еще в январе. Гагкаева в Алагире несколько раз видели ее знакомые и соседи, однако слухам Коциева не верила. В прокуратуру и УФСИН она обратилась уже после того, как увидела бывшего зятя сама.

Как объяснили "Кавказ. Реалии" в федеральной службе исполнения наказания, заключенные с положительной характеристикой могут отбывать наказание дома.

В случае с Гагкаевым учитывалось и наличие у него малолетней дочери.

В свою очередь, осужденный должен был периодически отмечаться в колонии и не покидать территорию дома.

Как сообщается в официальном письме УФСИН на имя Коциевой, в ходе очередной проверки сотрудниками исполнительного учреждения выяснилось, что Гагкаева дома нет.

"За указанное нарушение осужденный лишен права проживания за пределами учреждения", - говорится в письме.

Позже выяснились и другие подробности о нарушении Гагкаева. По словам Коциевой, по закону он должен был проживать в Пригородном районе, где и находится колония. Однако ее бывший зять представил учреждению справку, что снимает квартиру в Ногире (Пригородный район), хотя на самом деле проживал у родителей в Алагире. Сотрудники учреждения, проводившие внеплановую проверку по указанному в документах адресу, Гагкаева не нашли.

Калагова покончила с собой летом 2016 года. Как выяснилось в ходе судебного следствия, ее периодически унижал и избивал супруг. У Аланы осталась малолетняя дочь, которая и сейчас проживает с семьей отца.

Алина Пимжакова