Воспоминания княгини Палей: как триумф всей жизни превратился в главную трагедию

36k full reads
45k story viewsUnique page visitors
36k read the story to the endThat's 80% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Княгиня Ольга Палей была женой великого князя Павла Александровича. В 1918-м году большевики расстреляли ее мужа и сына. В эмиграции княгиня написала полные боли и ненависти к мучителям мемуары. Тонкая книжечка, которую не так-то легко прочитать. Настолько спрессованны в ней мысли и переполнявшие автора чувства.

Книга воспоминаний княгини Ольги Палей
Книга воспоминаний княгини Ольги Палей
Книга воспоминаний княгини Ольги Палей

Но прежде чем рассказывать о мемуарах, в которых отразились в основном события 1917-18 годов, пробегусь по биографии княгини. Очень уж она любопытна.

Ольга была дочерью камергера и женой генерала Пистолькорса. Родила генералу четверых детей, старшая дочь умерла в младенчестве. Ольга мечтала попасть в самое высшее общество и ей это удалось: на её светских вечерах всегда звучала музыка и смех, были танцы и царила она - "мама Лёля", как ее называли. У "мамы Лёли" бывали царские особы и сам Николай II, а также его дядя, вдовец Павел Александрович, с которым у Ольги начался страстный роман.

Ольга и великий князь Павел Александрович (справа)
Ольга и великий князь Павел Александрович (справа)
Ольга и великий князь Павел Александрович (справа)

Царская семья снисходительно относилась к интрижкам Романовых даже с замужними дамами. Стерпела она и то, что Ольга родила Павлу сына. Но когда та развелась с мужем и Павел собрался на ней жениться, тут же последовал строгий запрет на морганатический брак. Однако Павел уже все решил: он отправился вместе с Ольгой в Италию, где и обвенчался. Николай II осерчал и запретил Павлу возвращаться в Россию, а также лишил всех титулов. Детей от первого брака - Марию и Дмитрия - отдали на воспитание дяде Сергею Александровичу. Мария позже в мемуарах описала свое детство в доме "князя Ходынского".

Ольга Палей и Павел Александрович с детьми - Володей, Ириной и Натальей
Ольга Палей и Павел Александрович с детьми - Володей, Ириной и Натальей
Ольга Палей и Павел Александрович с детьми - Володей, Ириной и Натальей

А Павел Александрович с Ольгой безбедно (предвидев гнев государя, Павел предусмотрительно захватил с собой за границу несколько миллионов) и счастливо зажили во Франции. Ольга родила еще двоих дочерей. Спустя годы Ольга получила сначала титул графини Гогенфельзен, а затем стала княгиней Палей, что автоматически позволило ей "дотянуться" до мужа. Николай II разрешил семье вернуться в Россию.

Удивительно, но в своих воспоминаниях Ольга ни разу не упрекает царскую семью за несправедливое наказание Павла Александровича и за презрительное отношение к ней. Кажется, она сама принимала правила игры на 100% и воспринимала Романовых богоизбранными, а себя - лишь счастливо влившейся в их семейство.

Так Ольга Палей выглядела накануне своего возвращения в Россию, в 1912 году.

Княгиня Ольга Палей, 1912
Княгиня Ольга Палей, 1912
Княгиня Ольга Палей, 1912

Триумф! Ей 37 лет, она родила семерых детей и отвоевала себе право быть законной женой князя и стать полноправной частью семьи Романовых. Теперь она даже могла слегка критиковать царские вкусы. Например, ей не нравился Ливадийский дворец, она считала его мешаниной стилей и безвкусицей. Свой же свежепостроенный дворец в Царском селе она обожала. И потом не желала расставаться с ним даже вопреки здравому смыслу:

"Поздней, когда государя сослали в Тобольск и ничто нас в Царском не удерживало, они-то, ценности, предметы искусства, и погубили нас! Нам бы уносить ноги, пока не поздно, а мы сидели как пришитые, не в силах расстаться с любимыми вещами. Могла ли я помыслить, что отдам за них самые мои великие сокровища: жизнь мужа и жизнь сына!"
Интерьеры дворца князя Павла Александровича и княгини Палей в Царском селе

Какое-то время после революции большевики позволяли семье Павла Александровича проживать во дворце. Ольга водила по нему экскурсии для пролетариата. С каждым днем у них оставалось всё меньше слуг: в 1914-м их было 64 человека, в 1917-м - 22, в 1918-м - 2, и, наконец, нисколько. Автомобиль Павла реквизировали сначала в пользу Временного правительства, а затем на нем ездил Ленин.

О Ленине Ольга отзывается хлестко:

Немцы прекрасно поняли, кто добьет умиравшую Россию, и за свой счет послали нам Ленина, запечатав его в вагон как ядовитый газ в банку. Посланец занял дом балерины Кшесинской и долгое время говорил оттуда речи толпе. Сулил он ей землю, особняки, чужое добро и диктатуру пролетариата.
Председатель Петроградской ЧК Урицкий
Председатель Петроградской ЧК Урицкий
Председатель Петроградской ЧК Урицкий

Не скрывает Ольга и своего антисемитизма, поэтому читать некоторые ее высказывания нелегко. Понятна ее ненависть к Моисею Соломоновичу Урицкому, председателю Петроградского ЦК, который постановил всем Романовым мужского пола явиться в ЦК, а затем отправил сына Ольги, Володю, в ссылку. Фамилия у Володи была не Романов, но это Урицкого не остановило. Он предложил юноше письменно отказаться от отца, что тот с возмущением отверг. О последующей трагедии в Алапаевске пишет в своих мемуарах сестра Володи, Мария Павловна.

Княгиня Палей с мужем и сыном, 1910-е
Княгиня Палей с мужем и сыном, 1910-е
Княгиня Палей с мужем и сыном, 1910-е

Павел Александрович из-за болезни какое-то время еще оставался в Царском селе, а затем его забрали в тюрьму. Поразительно, но у князя было множество возможностей сбежать из России, которыми он не воспользовался. Например, он не захотел бежать через датское посольство, переодевшись там в пленного австрияка, отказался улетать ночью на самолете, отвергал все "маскарады". Уже будучи в тюрьме, за несколько дней до расстрела, окончательно отверг предложение о побеге, сказав, что в таком случае оставшихся точно расстреляют из мести. В поведении Павла прослеживается та же линия, что и в поведении Николая II - надежда, что "Бог спасет" победила чувство самосохранения. О трагедии царской семьи Ольга написала:

"Есть что-то бесконечно трагическое и пронзительное в убийстве царской семьи на глазах у бесстрастной, почти безразличной Европы"

Ольга до последнего билась за своего мужа, надеясь вызволить его из тюрьмы, обивая пороги разных большивистских начальников. После объявления о расстреле в газетах она, находясь в полуневменяемом состоянии, поддерживаемая старшей дочерью (младшие уже уехали), бежала в Финляндию, а затем жила в Париже.

Княгиня Ольга Палей в эмиграции
Княгиня Ольга Палей в эмиграции
Княгиня Ольга Палей в эмиграции

После воспоминаний в книге следуют письма от сына Володи (Боди, как его звали в семье) из пажеского корпуса и из ссылки 1918 года, а также его дневниковые записи и стихи.

Ольга Палей написала свои воспоминания исключительно для того, чтобы излить свою боль и показать всему миру, какие звери большевики. Но рассказала больше, чем думала, и о себе, и о царской семье, и о происходящем в те страшные годы.

Рекомендую также почитать статью о великом князе Александре Михайловиче (Сандро), которому чудом удалось спастись после революции, а также - серию статей о жизни старшей дочери Павла Александровича, Марии Павловне, например, о ее роскошной свадьбе в Царском селе.