«Воспоминания террориста» Бориса Савинкова: как взрывали царскую Россию

253 full reads
370 story viewsUnique page visitors
253 read the story to the endThat's 68% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Написанные в 1909-м году по горячим событиям воспоминания реально действующего лидера боевой организации партии эсеров, одного из организаторов успешных покушений на министра внутренних дел Плеве, на московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича и других высокопоставленных лиц, сами по себе производят эффект разорвавшейся бомбы, только в мозгу.

Книга Бориса Савинкова "Воспоминания террориста" и картина Рене Магритта "Сын человеческий". Просто ассоциация. На самом деле, у Савинкова странное, неуловимое и меняющееся лицо
Книга Бориса Савинкова "Воспоминания террориста" и картина Рене Магритта "Сын человеческий". Просто ассоциация. На самом деле, у Савинкова странное, неуловимое и меняющееся лицо
Книга Бориса Савинкова "Воспоминания террориста" и картина Рене Магритта "Сын человеческий". Просто ассоциация. На самом деле, у Савинкова странное, неуловимое и меняющееся лицо

Борис Савинков приоткрывает завесу над кухней террора. Как нормальный человек может вообще захотеть заниматься такими вещами? Ради чего? Какое-то сектанство видится в этом жутком выборе, который делался осознанно. Но нет, это была не секта. А если и секта, то в ней не было бога и лидера, а был анти-бог и враг – царизм и его самые заметные представители. Члены боевой организации верили, что в данный исторический момент только террор может изменить ситуацию в стране. Все остальные способы – бездейственны либо малоэффективны.

Да, во главе стояли такие люди как Савинков, авантюристы, которые сами под бомбы не очень-то лезли, а предпочитали управлять, оставаясь серыми кардиналами. Но если бы не они, настроение «бросить бомбу в царя» все равно никуда не делось бы, и отдельные террористы действовали бы по своей инициативе тут и там. Такое настроение витало в воздухе. И атмосфера сгущалась. Подтверждение тому – огромное количество сочувствующих и помогавших боевой организации. В том числе, материально. Среди знакомых Савинкова были, например, Максимилиан Волошин, Бальмонт, Мережковский и Гиппиус и многие другие.

Азеф и Савинков, руководители боевой организации партии эсеров
Азеф и Савинков, руководители боевой организации партии эсеров
Азеф и Савинков, руководители боевой организации партии эсеров

Кто шёл «работать в террор»? Как ни странно, в большинстве случаев - молодые образованные люди. Либо те, кто не смог окончить университеты из-за участия в студенческих волнениях. Многие уже успели отсидеть за беспорядки, побывать на каторге. Многие были евреями, что не удивительно, учитывая, как ущемлялись их права в царской России. Так, например, евреям не разрешалось постоянное поселение на территории империи, кроме как в пределах черты оседлости на территориях современных Украины и Белоруссии. Но и там «вольницы» не было. Художник Марк Шагал, живший в Витебске, вспоминал, что с евреев взимали 50 рублей за поступление в начальную школу, которая для нееврейских детей была бесплатной.

Особенной «любовью» у террористов пользовался московский губернатор великий князь Сергей Александрович, при котором произошло массовое выселение евреев из Москвы. Также его считали виновным в трагедии на Ходынском поле.

Илюстрация во французской газете после убийства великого князя Сергея Александровича
Илюстрация во французской газете после убийства великого князя Сергея Александровича
Илюстрация во французской газете после убийства великого князя Сергея Александровича

В основном, в террор шли мужчины, но и женщины тоже были не редкостью, мало того, часто они жертвовали собой еще более отчаянно, даже будучи беременными и имея детей. Непосредственные исполнители, метальщики, были более эмоциональными, испытывали личную неприязнь, ненависть к "угнетателям народа". Для их руководства удачное покушение означало, что организация набирала вес и могла влиять на политические события, внушала страх.

В книге приведены письма террористов из тюрем к товарищам и родственникам. К маме. Они написаны очень литературно, проникновенно, с жалостью к родным и убежденностью, что все сделано правильно.

Как готовились к покушению? Очень основательно. Начинали со слежки за объектом, которая длилась месяцами. «Летучий отряд» прибывал в город с поддельными паспортами и рассеивался, чтобы встречаться конспиративно. Каждый становился другим человеком: кто-то шел работать в извозчики, кто-то в коробейники, газетчики, чтобы, не вызывая подозрений, ходить по тем же улицам, по которым ездит объект, устанавливая его расписание и выбирая правильный момент для нападения. Савинков в извозчики не шел, ему больше нравилась роль какого-нибудь иностранца-инженера, ведь он был на особом счету – мозг. Как и еще больший мозг – Азеф, который всегда незримо был с ними и затем сыграл свою роковую роль.

Уличные торговцы в царской России

О том, кого террористы щадили, как сами взрывались с бомбами в руках и как погиб автор книги Савинков - читайте в продолжении.

Кстати, в 2000-м был снят отличный сериал о террористах, князьях, министрах и царской охранке - "Империя под ударом", с Хабенским, Домогаровым и другими отличными актерами, рекомендую!