Камера 211

31.07.2018

(2009, Испания)

И хоть главный герой фильма, это "зек поневоле" Хуан (Альберто Амман, на фото слева), всё равно, тюремный пахан по кличке Маламадре (Луис Тосар, тот, что таращится в потолок) расплющивает его в лепешку своей адской харизмой.
И хоть главный герой фильма, это "зек поневоле" Хуан (Альберто Амман, на фото слева), всё равно, тюремный пахан по кличке Маламадре (Луис Тосар, тот, что таращится в потолок) расплющивает его в лепешку своей адской харизмой.

Несмотря на красоту и оригинальность этого тюремного триллера, его завязка получилась ну очень уж неправдоподобной.
Итак, некий Хуан Оливер пришел устраиваться на должность тюремного надзирателя, и его будущие коллеги показывают ему место его будущей службы. Типа, да пофиг, мужик, что ты у нас пока официально не работаешь. Ничего, мы люди гостеприимные, нам от хорошего человека скрывать нечего; айда, пойдем походим по тюряге, посмотрим решетки, засовы, камеры, посты охраны и всё такое. Прямо в служебное время, ага. Как странно, что Хуан еще родственников на эту экскурсию с собой не прихватил...
Ладно, покамест это всё мелочи. Самое спорное начинается дальше, после того, как Хуана завели в блок, где в тот момент шел ремонт, и ему на голову обрушился кусок штукатурки. К счастью, обошлось без черепно-мозговых сюрпризов, но в обморок Хуан всё-таки упал. А пока к нему из лазарета бежали санитары с носилками, пострадавшего отнесли в пустую камеру и уложили на нары. Почему не в том же коридоре, подложив ему под голову что-нибудь мягкое? Ну, видимо, затем чтобы коварная штукатурка не добила Хуана вторым метким выстрелом, даром что говорят, будто снаряд в одну воронку дважды не попадает.
Что случилось потом, легко предугадает даже тот зритель, который не читал аннотацию к фильму. В этот же самый момент пахан тюрьмы по кличке Маламадре, то бишь Плохая Мамочка (почему не куда солиднее звучащий Папочка, это вопрос к писателю, по чьей книге сняли кино), грохнул охранника и учинил бунт. Который разгорелся так стремительно, что спутникам Хуана пришлось срочно драпать, а его, бесчувственного, запереть в камере, понадеявшись, что он будет вести себя тихо и зеки его не найдут.
Наивные люди! Конечно же, бунтари вскорости отыскали Хуана, но и тот оказался парнем не промах. Успев очухаться и смекнуть, что творится снаружи, он решил выдать себя за одного из зеков. Для чего перво-наперво избавился от компрометирующих улик, спустив их в унитаз: шнурки, ремень, мобильник и документы. А как же одежда? С ней Хуану повезло - на этой зоне сидельцам разрешалось ходить в «гражданке». Вдобавок текущая у него из головы кровь позволила ему прикинуться жертвой избиения охранников, благо здесь это никого не удивляло, из-за чего, собственно, и разразился дальнейший сыр-бор.

Тюремный мастер-класс по отрезанию ушей осколком санфаянсовой раковины. Впрочем, любителям настоящего жесткача в этом фильме будет скучновато - наиболее откровенное насилие здесь убрано за кадр.
Тюремный мастер-класс по отрезанию ушей осколком санфаянсовой раковины. Впрочем, любителям настоящего жесткача в этом фильме будет скучновато - наиболее откровенное насилие здесь убрано за кадр.

И тут у всякого зрителя, кто хоть мало-мальски наслышан о тюремных реалиях (неважно, российских или забугорных - принципиальных отличий между ними нет), инстинкт недоверия включается на полную катушку. Особенно после того, как Хуан буквально на ходу выдумал себе легенду, по которой он якобы загремел на кичу, а потом чуть ли не сразу закорешился с Плохой Мамочкой, изловчившись прикинуться идеальным зеком. Что, ясен пень, является уже махровым художественным допущением, беря во внимание полное отсутствие у Хуана опыта в данном вопросе. И речь даже не об уголовно-тюремном опыте - тут герой честно признается, что он салага, - а об элементарном опыте человека, уже перемолотого шестернями правосудия и посидевшего в СИЗО. На чем Хуана можно разоблачить легче легкого, однако пахан не задает ему ни единого (!) проверочного вопроса, предпочитая верить новичку на слово... «Верю! Безоговорочно верю!», - вторит Маломадре душа Станиславского, глядя в своем небесном кинотеатре это кино.
Второй камень, за который Хуан сразу запнулся бы в реальной жизни - вездесущее «тюремное радио» (на воле его именуют «сарафанным»). То самое, что разносит среди зеков новости обо всех прибывших новичках, едва те переступают порог зоны, а зачастую еще раньше. Вот только местное «радио» об убийце с 19-летним сроком Хуане (так гласит его легенда) знать не знает, хотя о таком-то «злодее» наверняка должны были говорить еще и в теленовостях, а «ящик» в этой тюряге смотрят. Но Маломадре снова глядит на это сквозь пальцы, даже когда его более мнительные подручные выказывают Хуану открытое недоверие.

Самые неприятные издержки в работе тюремного охранника: твои подопечные не только ни в грош не ценят твой труд, но и жестоко критикуют его при первом же удобном случае.
Самые неприятные издержки в работе тюремного охранника: твои подопечные не только ни в грош не ценят твой труд, но и жестоко критикуют его при первом же удобном случае.

И вот, когда вы уже набрали пригоршню навоза, чтобы метнуть его в «Камеру 211», тут-то она неожиданно - вжжух! - и раскрывается перед вами ярким драматическим цветком. Настолько красивым, что у вас вмиг исчезает желание искать в ней другие недочеты и огрехи. Поверьте, за ее крутые и безжалостные сюжетные повороты, а также первоклассных актеров, ей можно простить абсолютно всё. В том числе слишком умеренную жестокость (возрастной рейтинг картины 16+) и скомканный, чересчур упрощенный финал, который после всех тутошних тёрок-разборок проносится перед глазами до обидного быстро. Однако всё то, что происходит между завязкой и развязкой, повторюсь, срежиссировано и снято великолепно, а кульминация этой истории выжмет слезу даже у самого циничного зрителя.

***

В общем, признаю: картина на удивление глубока, даже несмотря на глупое начало и халтурный (с художественной точки зрения) конец. В любом случае - не пропустите. При всех своих логических натяжках и отказе демонстрировать насилие кроваво-крупным планом, кино всё равно, без балды, выдающееся.

Оказывается, с зеками очень удобно вести переговоры. Эти ребята не любят ходить вокруг да около, транжиря попусту ваше время, а сразу напрямик высказывают всё, что думают о вашем к ним деловом предложении.
Оказывается, с зеками очень удобно вести переговоры. Эти ребята не любят ходить вокруг да около, транжиря попусту ваше время, а сразу напрямик высказывают всё, что думают о вашем к ним деловом предложении.