«Я не хочу умирать!»: найден дневник 15-летней еврейки, убитой в нацистском гетто

Героиней этой душераздирающей истории стала Рения Шпигель (Renia Spiegel), 15-летняя еврейка родом из Польши. Девочку убили в 1942 году, а ее история долгое время оставалась никому неизвестной. Но вот, спустя 76 лет, родные Рении решились наконец опубликовать ее дневник.

То, что было записано в нем рукой девочки-подростка, трогает до глубины души… Убедитесь в этом сами.


Источник: Small Joys

Источник: Small Joys

Рения Шпигель начала вести дневник в 1939 году, когда ей исполнилось 15 лет. На протяжении трех лет, вплоть до момента гибели в 1942, Рения подробно рассказывала о своей жизни, друзьях и родных и описывала ужасы нацистского гетто, куда девочку отправили вместе с семьей.

На фото – младшая сестра Рении, Ариана, и ее дочь Александра Беллак.

Долгое время дневник убитой в гетто еврейки хранился у ее родственников. Ариана и ее мать не решались прочесть записи Рении, поэтому блокнот долго лежал нетронутым в семейных архивах.

Всего в дневнике Рении исписано 700 страниц. В 2018 году семья погибшей девочки перевела ее записи на английский язык и опубликовала в качестве книги, демонстрирующей ужасы Холокоста.

Дневник произвел настоящий фурор среди читателей. Благодаря ему можно взглянуть на ужасы войны глазами обычного подростка, который волею судьбы оказался в центре того кошмара. Историю Рении уже сравнивают с дневником Анны Франк.

Ариана и Рения Шпигель жили вместе с родителями в городе Сколе, Польша (позднее Украина). Незадолго до начала Второй мировой войны она уехала в Пшемышль, на юг страны, к бабушке и дедушке. Ее мама и Ариана остались в Варшаве.

Вскоре нацисты оккупировали Львов и Пшемышль. Евреев заставили носить специальные повязки, поползли слухи о том, что будет создано гетто. Начались погромы. Рению, ее семью, а также еще 20 тысяч евреев, переселили в гетто, нацисты запретили любые контакты с внешним миром.

В своем дневнике Рения описывает кошмарные месяцы в гетто, но были у нее и радостные моменты, например, вечера в компании с любимым – Зигмундом.

Группа евреев в варшавском гетто

В 1942 году тяжелая, но размеренная жизнь закончилась. Нацисты выставили ультиматум жителям гетто, потребовав плату «за обеспечение защиты». Тех, кто отказался платить, отправляли в концлагеря.

В своих записях Рения рассказывает о том, как в довоенные годы мечтала стать актрисой, как боялась отправки в лагерь, об оккупации и собственном страхе смерти. В дневнике есть запись о том, что Рения встретила мальчика, Зигмунда С., который стал ее первой и единственной любовью. Именно благодаря ему дневник девочки сохранился.

Первая запись в дневнике от января 1939, когда Рении исполнилось 15, а последняя — датирована 30 июля 1942, в этот день девочка была убита.

«Куда ни глянь — повсюду кровь, — писала Рения 7 июня 1942 года, за два месяца до своей гибели — Ужасные погромы. Постоянные убийства. Боже всемогущий, я снова умоляю тебя: помоги нам, спаси нас! Господи, дай нам жить, я умоляю тебя, я так хочу жить! Я познала так мало в этой жизни. Я не хочу умирать, смерть меня пугает. Все это так глупо, так мелочно и незначительно. Сегодня я переживаю о том, что уродлива; завтра, вполне возможно, мне уже не придется переживать вовсе».

В своих записях Рения уделяет много внимания роману с Зигмундом. Их чувства постепенно раскрываются, и они сближаются, несмотря на все ужасы военного времени.

20 июня 1941 года юная девушка описала их первый поцелуй. Позднее в дневнике появилась такая заметка:

«Я люблю его зеленые глаза. Сегодня мы поцеловались во второй раз. Это было так великолепно, — пишет Рения – Но, знаете, в этом чувстве не было ничего дикого или необузданного. Все было очень нежно, осторожно, практически с испугом – как будто бы мы боялись убить те чувства, что были между нами».

Еще через несколько дней в дневнике появилась такая запись:

«Я не могу писать. У меня нет сил, я испугана. Снова война, война между Россией и Германией. Немцы были здесь, но потом ушли. Мы провели несколько ужасных дней в подвале. Боже, пожалуйста, верни мне мою маму, защити всех, кто здесь остался и тех, что ушли утром. Спаси нас, спаси Зигмунда».


Последняя запись в дневнике Рении сделана рукой Зигмунда. Он попытался вывезти своих родителей и любимую из города, но беглецов поймали. 30 июля 1942 года он пишет следующее:

Последняя запись в дневнике Рении сделана рукой Зигмунда. Он попытался вывезти своих родителей и любимую из города, но беглецов поймали. 30 июля 1942 года он пишет следующее:

«Три выстрела. Три загубленных жизни. Это случилось вчера, в половине 11. Судьба отобрала у меня самых близких, мне незачем больше жить. У меня в ушах – только выстрелы, выстрелы, выстрелы… Моя любимая Ренуся, твой дневник дописан».

Однако Зигмунд выжил. Он прошел через кошмар Аушвица и попал в программу к доктору Менгеле. После войны он улетел в Нью-Йорк, где начал новую жизнь.

Мама Рении Роза и ее сестра Ариана тоже смогли пережить тот кошмар. Несмотря на то, что они приняли католичество и жили под вымышленными именами, Зигмунду удалось найти их в 50-х. Он передал им дневник Рении, но женщины не смогли найти в себе силы, чтобы открыть и прочесть его.

До 2012 года он лежал нетронутым в банковском сейфе. Это продолжалось до тех пор, пока дочь Арианы Александра не загорелась идеей опубликовать записи Рении. Она передала дневник на перевод польскому студенту. В 2014 году тот закончил свою работу, в 2016 записи опубликовали. Тогда на основе записей девочки был снят фильм и написан сюжет для театральной постановки.

Недавно дневник Рении впервые увидел свет в английском переводе. В предисловии Робин Шульман пишет следующее:

«Эти записи можно сравнить с дневником Анны Франк. Рения была немного старше, более образованной, часто писала стихи. Однако девочка жила затворницей даже среди своих. Этот дневник – напоминание того, что каждая жертва Холокоста была личностью. Сейчас, когда те кошмарные события отступили в историю, и даже самые юные жертвы постарели, голос Рении особенно сильно напоминает нам о прошлом. Как будто бы это живой репортаж тех событий».