Мой отзыв о Книге"По ту сторону синей границы"Дорит Линке

7 April 2018

Удивительное дело, я как-будто прочитала книжку про СССР 50-60-ых, ну где-то приблизительно так. Оказывается, в ГДР было так же «хорошо» жить, как в Союзе. Режим замалчивания проблем, повальный дефицит, магазины типа нашей «Берёзки» с продуктами и товарами тлетворного влияния запада, и всегда в любом коллективе, будь то школа, завод или колхоз, находился человек, который свято бдил законы и честь комсомола и партии.

В таких условиях живут Ханна и Андреас, серые будни, полный, как им кажется, беспросвет, и сплошно морализаторство. И они бунтуют, по-своему, как подростки. Они не могут в 17 лет быть угрюмыми тенями и послушными марионетками. За что и наказаны. Ханну исключили из школы, а Андреаса выгнали из техникума и поместили в исправительную колонию.

Что впереди? Ничего хорошего, конечно. Путь к образованию, считай, закрыт. Всё что у них есть, это поддержка сумасшедшего старика (таким его все считают), дедушки Ханны. Он тоже любит бросать правду-матку в глаза, и не скрывает своего отношения к режиму? Но что он может, старый, больной и немощный? Его поддержка моральна, но и она для детей на вес золота.

А там, по ту сторону синей границы, на другой стороне Балтийского моря, их друг Сакси, которому повезло уехать. И они решаются на меры, которые не просто крайние, а совсем уж крайние.

Побег через Балтику тщательно планировался. Это было подготовленное мероприятие, трудное, страшное, но имеющее перед собой цель, светлую мечту, которая была всего лишь за сорок километров от них.

И вот однажды они войдут в воду, экипированные гидрокостюмами, водой, шоколадом, с журналом комиксов (для Сакси), связанные за запястья верёвкой и с ножом в заплечном рюкзаке. Двое отчаявшихся детей. Впереди- бескрайняя гладь моря и часы отчаяния. А до падения стены всего три месяца. Но разве нам дано заглядывать в будущее? История страшного прошлого и неизвестного будущего.

История отчаяния и боли. Это как надо довести людей, чтобы они решились на смертельный шаг? Вопреки всему. Сорок километров воспоминай, горьких, ироничных, местами смешных, но смех этот сквозь слёзы. История стены позора, которая упала, но продолжает ранить, пока живы те, кто это помнит не понаслышке. Нам ли этого не знать?