«Мой младший»: тот, кто называет собаку «ребенком», нормальный человек или все же не очень?

11k full reads
23k story viewsUnique page visitors
11k read the story to the endThat's 50% of the total page views
2 minutes — average reading time
Появляясь в человеческом доме, собака чаще всего становится ещё одним ребёнком, даже несмотря на явные внешние отличия и принадлежность к абсолютно другому виду. Фото Nathan Hanna/Unsplash
Появляясь в человеческом доме, собака чаще всего становится ещё одним ребёнком, даже несмотря на явные внешние отличия и принадлежность к абсолютно другому виду. Фото Nathan Hanna/Unsplash
Появляясь в человеческом доме, собака чаще всего становится ещё одним ребёнком, даже несмотря на явные внешние отличия и принадлежность к абсолютно другому виду. Фото Nathan Hanna/Unsplash

Разговор, который я невольно подслушал в одном из торговых центров, был типичным диалогом собачников со стажем. Две женщины средних лет, только что встретившись, перекидывались обычными для такой встречи фразами. «Ты как здесь?»- «Да вот своему младшему нужно взять новый ошейник». Она достала телефон и показала приятельнице фотку, где янтарный спаниель сидел в обнимку с двумя мальчишками. Знаете, что удивительно? Ни у меня, ни у ее подруги не возникло ни малейшего сомнения, что «младшим» был именно щенок, а не кто-то из мальчиков.

Человеческая речь, этот восхитительный, многослойный инструмент передачи информации, кодирует совершенно разными словами один удивительный факт: мы, люди, давно привыкли считать собак полноправными членами семьи. «Мой младший»: появляясь в человеческом доме, собака автоматически становится ещё одним ребёнком, несмотря на явные внешние отличия и принадлежность к абсолютно другому виду. Ещё удивительнее, что эта кодировка, это неявное подразумевание, отлично понимают те, кто хоть мало-мальски знаком с контекстом.

Среди собачников (и собачниц в частности) такое обращение давно считается нормой. «Иди к мамочке», «Где папа?», «Ты мой сынуля!»- эти и многие другие фразы повсеместно слышны на собачьей тусовке и не вызывают ни малейшего удивления. Другое дело прохожие: тех, кто не в теме, они заставляют задуматься о душевном состоянии произносящего. Так что же, стесняться? Оставить их для «ближнего круга»? Или, может, задуматься о посещении врача?

Схожесть того, как многие женщины называют своих детей и своих собак, так сильно режущая слух непосвященным, отражает схожесть привязанности, которую хозяйки испытывают к своим детям и собакам. Фото Rebecca Scholz/Pixabay
Схожесть того, как многие женщины называют своих детей и своих собак, так сильно режущая слух непосвященным, отражает схожесть привязанности, которую хозяйки испытывают к своим детям и собакам. Фото Rebecca Scholz/Pixabay
Схожесть того, как многие женщины называют своих детей и своих собак, так сильно режущая слух непосвященным, отражает схожесть привязанности, которую хозяйки испытывают к своим детям и собакам. Фото Rebecca Scholz/Pixabay

Интересный факт: хотя многим кажется, что фраза «я люблю тех и других одинаково» просто такая фигура речи, мозг человека, если судить по данным недавних исследований, считает это чистой правдой. Ученые из Массачусетса, исследовав различия в мозговой активности женщин, которым показывали фотографии своих собак, своих собственных детей, а также незнакомых собак и детей, обнаружили, что связь между людьми и собаками тянет за те же сердечные струны- или, по крайней мере, стимулирует те же мозговые центры,- что и связь между матерью и ребенком.

Если в более ранних работах  акцент делался на уровне окситоцина, гормона, который отвечает за социальные связи и привязанность, то на этот раз учёные пошли дальше. Отобрав несколько десятков женщин, у которых был как минимум один ребёнок и одна домашняя собака, прожившая вместе с ними не менее двух лет, они сначала опросили тестируемых на предмет их отношений к детям и животным, а потом провели сканирование на аппарате ФМРТ. И оказалось, что женщинам больше не нужно испытывать неловкость, говоря о щенках как о детях или стесняться эмоций, которые вызывают собственные собаки.

Скрининг такого плана способен дать четко локализованную картину активности отделов мозга в ответ на воздействие тех или иных раздражителей. Чтобы понять, какие именно структуры активируются при взаимодействии с детьми и собаками, перед сканированием испытуемым показывали ряд соответствующих фотографий. Сходство оказалось поразительным: при виде своих детей и своих собак у женщин активируются одни и те же области мозга, участвующие в обработке эмоций и вознаграждений, в то время как фотографии чужих похожей реакции не вызывают.

При виде своих детей и своих собак у женщин активируются одни и те же области мозга, участвующие в обработке эмоций и вознаграждений. Фото Lisa5201/iStock
При виде своих детей и своих собак у женщин активируются одни и те же области мозга, участвующие в обработке эмоций и вознаграждений. Фото Lisa5201/iStock
При виде своих детей и своих собак у женщин активируются одни и те же области мозга, участвующие в обработке эмоций и вознаграждений. Фото Lisa5201/iStock

Однако это не означает, что женщинам всё равно, кого одаривать материнской любовью. Дети, в отличие от собак, вызывали у матерей сильную реакцию как в области, отвечающей за анализ лица, известной под названием «веретенообразная извилина», так и в двух областях среднего мозга, черной субстанции и вентральной тегментальной области. Последние известны тем, что содержат много дофамина, окситоцина и вазопрессина, гормонов, участвующих в формировании и вознаграждении связи между матерью и ребенком и имеющих прямое отношение к романтическим связям.

С точки зрения эволюционной логики такая реакция мозга более чем оправданна. Области, активирующиеся при взгляде на ребёнка, имеют критическое значение для формирования парных связей внутри нашего собственного вида, но далеко не так важны в контексте отношений, которые мы формируем с домашними животными. Вполне разумно, что мозг имеет по крайней мере один отдел, связанный с определенными видоспецифическими отношениями, которые должны поддерживаться любой ценой, например, между родителем и его ребенком или супругом и супругой.

Другими словами, говоря «мой младший» о собаке, человек полностью отдаёт себе отчёт, что пес ни в коем случае не является «настоящим» ребёнком- для этого в мозг встроен весьма эффективный блок, обойти который нельзя ни при каких условиях. Одновременно с этим наши собаки, вызывая психофизиологическую реакцию, схожую с реакцией на детей, оказываются достаточно близки, чтобы сформировать мощную, искреннюю эмоциональную привязанность. Значит тот, кто называет своих домашних животных «детьми», вполне нормальный, психически здоровый человек.

И не надо ничего стесняться. Любите своих собак.

Интересные материалы по теме:

Может ли человек узнать свою собаку по запаху?

На что смотрит собака, когда смотрит на человека?

Кто виноват в нашей любви к собакам- генетика или воспитание?

Спасибо, друзья, что дочитали статью до конца. Понравилось? Поставьте лайк, оставьте комментарий и подпишитесь на мой канал: впереди еще много интересного.

Я открыт для общения и готов помочь в решении проблем с собакой. Записаться на занятия, задать вопрос или подсказать тему для статьи проще всего в Мессенджере или по мейлу help@kinologsmirnov.ru. Подробная информация о моей работе на сайте kinologsmirnov.ru, красивые фото моих клиентов- в Инстаграм. Заходите!