Почему я считаю роль Шарапова худшей в фильме «Место встречи изменить нельзя».

3k full reads
3,8k story viewUnique page visitors
3k read the story to the endThat's 80% of the total page views
4,5 minutes — average reading time
Скриншот из фильма.
Скриншот из фильма.
Скриншот из фильма.

Легендарный фильм «Место встречи изменить нельзя» вышел на экраны страны в 1979 году и навсегда полюбился миллионам зрителей. Прошло уже несколько десятилетий, а люди всё также продолжают внимательно следить за происходящими в фильме событиями. И я не являюсь исключением. Конечно, роль Глеба Жеглова в исполнении Владимира Высоцкого стала центром картины.

Но мне хотелось бы поговорить о другом персонаже – о Володе Шарапове и высказать своё мнение, почему лично я считаю эту роль в фильме проваленной.

Как известно фильм был снят по роману Аркадия и Георгия Вайнеров «Эра милосердия».

Почему я считаю роль Шарапова худшей в фильме «Место встречи изменить нельзя».

В романе повествование ведётся от лица самого Шарапова и мы видим события его глазами, пропускаем их через его характер и его опыт. Что мы знаем о Шарапове? Все четыре года войны он служи во фронтовой разведке, был командиром разведроты. Причём, как минимум с 1944 года он командовал разведротой, состоящей из штрафников.

"Оперативник Векшин, который должен был сыграть фартового человека, мне не понравился. ….он все время шутил….. и, выбрав именно меня как новенького …….. спросил:
- А ты по фене ботаешь?
А я командовал штрафной ротой и повидал таких уркаганов, какие Векшину, наверное, и не снились, и потому свободно владел блатным жаргоном. Но сейчас говорить об этом было неуместно - вроде самохвальства, - и я промолчал".
Цитата из романа "Эра милосердия".

Согласно текста романа Шарапов награждён: двумя орденами Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени, медалями: «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а также польским орденом «Виртути милитари» и бронзовой медалью «За храбрость» (скорее всего это венгерская награда). Помимо этого мы знаем, что он 42 раза ходил за линию фронта и имеет 5 ранений.

То есть, перед нами настоящий БОЕВОЙ ОФИЦЕР-ФРОНТОВИК, неоднократно смотревший в лицо смерти. Но таков ли он в экранизации?

Я предлагаю Вам несколько сравнений текста романа с визуализацией этих моментов в фильме.

"Не мог я потом вспомнить, сколько прошло времени, ибо в эти не очень долгие минуты все кипело во мне от досады и возмущения: вот он сидит, бандит, в ста шагах, протяни руку - и можно взять за шиворот, а надо сидеть почему-то здесь, за будкой, затаившись, говорить шепотом, изнемогая от нетерпения узнать, как с ним договорится Векшин"
"Не мог я потом вспомнить, сколько прошло времени, ибо в эти не очень долгие минуты все кипело во мне от досады и возмущения: вот он сидит, бандит, в ста шагах, протяни руку - и можно взять за шиворот, а надо сидеть почему-то здесь, за будкой, затаившись, говорить шепотом, изнемогая от нетерпения узнать, как с ним договорится Векшин"
"Не мог я потом вспомнить, сколько прошло времени, ибо в эти не очень долгие минуты все кипело во мне от досады и возмущения: вот он сидит, бандит, в ста шагах, протяни руку - и можно взять за шиворот, а надо сидеть почему-то здесь, за будкой, затаившись, говорить шепотом, изнемогая от нетерпения узнать, как с ним договорится Векшин"

«Когда мы подошли к нему вплотную, то я, перевидав на войне много всякого, сразу понял, что Вася мертв.  …
- Расколол его бандит проклятый! - глухо сказал Жеглов.
- Это нам за него надо головы расколоть, - сказал я и, повернувшись к онемевшему Пасюку, велел: - Вызывай "Скорую"».
«Когда мы подошли к нему вплотную, то я, перевидав на войне много всякого, сразу понял, что Вася мертв. … - Расколол его бандит проклятый! - глухо сказал Жеглов. - Это нам за него надо головы расколоть, - сказал я и, повернувшись к онемевшему Пасюку, велел: - Вызывай "Скорую"».
«Когда мы подошли к нему вплотную, то я, перевидав на войне много всякого, сразу понял, что Вася мертв. … - Расколол его бандит проклятый! - глухо сказал Жеглов. - Это нам за него надо головы расколоть, - сказал я и, повернувшись к онемевшему Пасюку, велел: - Вызывай "Скорую"».
«Я задержался в дверях, потому что услышал слова Волокушиной: - ...Всегда ходит в военной форме без погон, но форма дорогая, как у старших офицеров. И на кителе у него орден Отечественной войны. И две нашивки за тяжелые ранения...
Это меня почему-то очень РАЗОЗЛИЛО и даже как то обидело - тварь такая, носит ворованный орден! Я и мысли не допускал, что у него могут быть свои награды.
Бандит, тыловая сволочь, крыса...»
«Я задержался в дверях, потому что услышал слова Волокушиной: - ...Всегда ходит в военной форме без погон, но форма дорогая, как у старших офицеров. И на кителе у него орден Отечественной войны. И две нашивки за тяжелые ранения... Это меня почему-то очень РАЗОЗЛИЛО и даже как то обидело - тварь такая, носит ворованный орден! Я и мысли не допускал, что у него могут быть свои награды. Бандит, тыловая сволочь, крыса...»
«Я задержался в дверях, потому что услышал слова Волокушиной: - ...Всегда ходит в военной форме без погон, но форма дорогая, как у старших офицеров. И на кителе у него орден Отечественной войны. И две нашивки за тяжелые ранения... Это меня почему-то очень РАЗОЗЛИЛО и даже как то обидело - тварь такая, носит ворованный орден! Я и мысли не допускал, что у него могут быть свои награды. Бандит, тыловая сволочь, крыса...»

При желании дальше Вы сами можете продолжить такие сравнения, и они будут не в пользу экранного персонажа. Весь фильм создаётся впечатление, что Шарапов ведёт себя не как боевой офицер, а как девочка-гимназистка, которая только вчера вышла за пределы своего пансиона.

В романе «Эра милосердия» перед нами два характера – оперативник Жеглов и фронтовой разведчик Шарапов, каждый со своей правдой, но оба этих характера сильные. Именно это противостояние, проходящее сквозь сюжет, и интересно. Да, у Шарапова нет оперативной смекалки Жеглова, но он старается разобраться во всём, призывая в помощь свой боевой опыт. Да, он не знает наизусть все статьи уголовного кодекса, но он понимает, что сотрудник правоохранительных органов должен быть не только профессионалом, но и оставаться при этом человеком. В этом смысле показательна в романе сцена освобождения Груздева.

«Я не смотрел в их сторону, только чувствовал, как жарко полыхало у меня лицо от невыразимого стыда за то, что я принес этим людям столько горя. Я сидел, отвернувшись к окну, и, может, впервые в жизни думал о том, что власть над людьми - очень сильная и острая штука, и, может быть, именно тогда поклялся на всю жизнь помнить, какой ценой ты или другие должны заплатить за сладкие мгновения обладания ею...»
«Мне захотелось встать, торжественно объявить ему постановление об освобождении, но тут же устыдился этого желания - я ведь не награждал его свободой, она была его правом, его собственностью, которую мы походя, силой обстоятельств, силой своей власти отобрали, и гордиться тут было вовсе нечем»
Цитаты из романа "Эра милосердия".

Если проанализировать весь сюжет, то станет очевидно, что сомневающийся Шарапов гораздо важнее напористого и безапелляционного Жеглова. Если бы не эти сомнения, то Груздев наверняка ещё нескоро увидел бы свободу. Да и за "Чёрной кошкой" тоже могли ещё долго бегать.

В результате в конце романа мы понимаем, что дороги Шарапова и Жеглова разошлись принципиально и навсегда.

Уже в самом начале повествования у Шарапова появляется тень, пока ещё призрачная тень сомнения, в нравственности жегловского подхода к жизни и работе.

«Именно тогда, в тот вечер, мне впервые пришло в голову, что Жеглов никогда не остановится на полпути, и человеку, в чем-либо разочаровавшему или рассердившему его, лучше отступить с дороги. И тогда, в тот незапамятно далекий вечер, я еще не знал, нравится мне это или вызывает глухое раздражение, поскольку меня восхищал жегловский опыт и умение заставить работать всех быстро и с полной отдачей и в то же время пугала способность вот так мгновенно и бесповоротно вычеркнуть человека, словно тряпкой с доски слово стереть».
Цитата из романа "Эра милосердия".

Эти сомнения прорываются в открытый конфликт по поводу кошелька, подброшенного Кирпичу. Между прочим, в фильме эта сцена у меня лично всегда вызывала воспоминания о высказывании Станиславского. Ну не вижу я здесь боевого офицера-фронтовика.

Скриншот из фильма.
Скриншот из фильма.
Скриншот из фильма.

И, наконец, финал романа.

«Я поднял голову - рядом со мной стоял Жеглов.
- Ты убил человека,- сказал я устало.
- Я убил бандита,- усмехнулся Жеглов.
……….
- Ты убил его,- упрямо повторил я.
- Да, убил и не жалею об этом. Он бандит,- убежденно сказал Жеглов.
Я посмотрел в его глаза и испугался - в них была озорная радость.
- Мне кажется, тебе нравится стрелять,- сказал я, поднимаясь с колен.
- Ты что, с ума сошел?
- Нет. Я тебя видеть не могу.
Жеглов пожал плечами:
- Как знаешь...
………
Копырин мчался по городу и бубнил себе под нос, но не про резину, а что-то про молодых, про несправедливость, судьбу. Но я не очень внимательно слушал его, потому что обдумывал свой рапорт. С Жегловым я работать больше не буду ».

Кстати, даже авторы романа были против кандидатуры Конкина. Перед смертью Георгий Вайнер в своём интервью сказал: „Худший исполнитель наших произведений — Конкин“. Мнение автора в этом случае тем более важно потому, что Шарапов, как персонаж, появляется ещё в нескольких произведениях братьев Вайнер, а вот Жеглов больше не упоминается нигде.

В фильме снялось целое созвездие великолепных актёров. И каждая роль, что называется "в десятку". Кроме Шарапова. Я ничего не имею против Владимира Конкина. Но, на мой взгляд, это не его роль.

А как думаете Вы?

Поделитесь этой статьёй, напишите своё мнение, оставляйте комментарии, ставьте лайки и подписывайтесь на канал.