"Джейн Доу": результаты вскрытия

Напрасно я доверился Стивену Кингу. Недавно прочел:

“Известный американский писатель Стивен Кинг назвал свой любимый фильм ужасов 2016 года. Это — картина "Вскрытие Джейн Доу" (в России она называлась "Демон внутри") норвежского режиссера Андре Овредала. По мнению Кинга, этот фильм ничем не хуже культовой картины "Чужой" Ридли Скотта. Писатель уверен, что триллер должен понравиться любителям этого жанра, так как может нагнетать атмосферу настолько умело, что заставляет "сжиматься внутренности".

Коротко о фильме:

“Патологоанатомы маленького городка получают тело жертвы таинственного убийства — красивой и молодой девушки без видимой причины смерти. Они пытаются выяснить, кто она и как умерла, обнаруживая все более причудливые подсказки, которые ведут к тайнам её жизни и смерти.”

С точки зрения сценариста, фильм состоит из двух непохожих друг на друга частей и к тому же изобилует скачками и нестыковками. Например, герои то прячутся в “надежном месте”, то решают, что оно ненадежно и… опять прячутся там же. Действие картины происходит в подвале, в морге, в нескольких его комнатах. С одной стороны, камерность оттеняет психологию взаимоотношений отца и сына. С другой стороны - есть ощущения того, что короткометражку или серию сериала искусственно "раздули" до полного метра.

Отметив прекрасную актерскую игру отца и сына (Брайян Кокс и Эмиль Кирш), скажу, что на мой взгляд, их переиграла мертвая девушка, внутренности которой они пристально изучают. Вместе синтетической куклы на столе коронера лежит красавица (модель Олвин Келли). Нежно-пепельного цвета, без трупных пятен, окоченения, хотя ее откопали в подвале дома. Лежит неподвижно, и мы крупным планом можем видеть поры ее кожи, оттенок зрачков, красоту нагого тела и ощущать то сокрытое биение жизни, которое до поры до времени не замечают коронеры. Вот и есть самое страшное в картине.

Увы, сценаристы и режиссер испугались того пути, где они могли бы стать первооткрывателями, создав жанр “поэтического паталогоанатомирования”. То, что они открывают внутри тела девушки, и те догадки, которые их осеняют – поразительны. Возможно, перед ними – ведьма из Салема, прославившегося расправой с колдунами в конце 17-го века. Но еще более вероятно, что это невинная девушка, которую зверски пытали, пытаясь сознаться в оккультном – и она стала одержима демоном мести. Чтобы спасти сына, отец, все понимая и сострадая невинной жертве, сам навлекает на себя ее пытки, как бы разделяя их – но его усилия тщетны. Зло так и остается злом.

Такая картина могла бы стать откровением. Но вторая часть фильма – банальный ужастик, насыщенный шаблонными скримерами и зомбированными личностями, которыми уже никого не удивить.

Несколько слов с точки зрения психиатра.

Неслучайно веками то, что происходило в недрах морга, было сокрыто от глаз публики. Прежде всего, для охраны психики обывателя, для которого натурализм вскрытия запределен. Можно говорить об экзистенциальном уважении к смерти, к мертвому телу, о религиозных аспектах таких вещей – но прежде всего это непереносимо для нормального человека в его обычной жизни. Помню, каким испытанием для многих из нас, студентов мединститута, было первое посещение операции. Моего друга, потерявшего сознание, вынесли ногами вперед – он, кстати, стал потом хирургом. И я помню - что такое для меня и некоторых из моих коллег, уже на старших курсах, было участие в препарировании трупа на кафедре судебной медицины. К этому надобно привыкнуть. Но нужны ли эти муки тем, кто не является медиком?

Натурализм кино постепенно срывает с нас фиговые листки, которыми мы прикрывали срамное или страшное. Первая обезьянка, которая прикрыла листком то, что у нее между ногами – и создала культуру, в том числе искусство кино. В годы моей юности герои фильма занимались сексом в одежде или закутанные до плеч простынями. Оставалась тайна, она интриговала и звала. А кого сейчас удивишь “паталогоанатомическими” деталями экранного секса? И что, мы стали счастливее? То же самое с кровью, кусками гниющей плоти, моментами агоний, снятых рапидом под микроскопом… Ко всему привыкаешь. Как в Древнем Риме, который захлебнулся в этом привыкании… Что теперь, после того, как зритель узрел все четыре стадии вскрытия и знает, как изымать легкие или желудок? Чем его пощекотать? Я бы рекомендовал снять процесс вскрытия утопленника в пруду, который пролежал в воде и тине недели две. Вздувшееся тело, жижа, ну, короче, много чего живописного... Кинематографу есть куда расти.

Простите за зубоскальство. Я не против прозекторства в кино. Если только процесс вскрытия демонстрируется не ради пугалки, а ради решения художественной задачи. Вот, к примеру, как это было решено в сериале “S.C.I.” Скажем, в одном из спин-оффов сериала, действие которого происходит в Майами, есть образ коронера Алекс Вудс. Как блестяще актриса Ханди Александр передала сострадание к мертвому телу, вплоть до некоего религиозного поклонения, и как целомудренно и интересно снято то, чем она занимается на прозекторском столе.

В заключение позвольте не согласиться с моим любимым писателем Стивеном Кингом. Я бы не стал сравнивать "Демон внутри" с "Чужим". Ридли Скотт смог создать новаторский фильм, цельный от начала и до конца. Андре Овредал лишь замахнулся на оригинальность, шизофренически расщепив свой фильм на две половины, последняя из которых пахнет нафталином.

Индекс Эмпатии (осознанного сопереживания) по шкале от -5 до +5: +1