Главная премьера недели: «Обещание на рассвете» - фильм, после которого хочется позвонить маме

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

28 февраля в российский прокат выходит драма Эрика Барбье по роману Ромена Гари «Обещание на рассвете». Публикуем небольшой отзыв об этом замечательном душевном фильме.

Знаете такой анекдот про министра, его жену и дворника? Тот, в котором женщина говорит, что, выйди она за дворника, тот стал бы министром. Это бродячий сюжет, у него много вариантов, но вершителем мужской судьбы по итогу признается женщина. Суждение спорное, безусловно, зато не вызывает сомнений один факт: почему-то такой судьбоносной женщиной оказывается, как правило, жена. А почему, собственно, не мать? Неужели с уходом моды на фрейдизм мамы перестали что-то решать в жизни сыновей? Может, некоторым просто стыдно признаться в обратном? И если кому-то и вправду стыдно, то однозначно не Ромену Гари.

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

Человек с невероятной судьбой, не просто заставший все главные потрясения XX века, но и принявший в них непосредственное участие, Ромен Гари написал пронзительный в своей искренности роман-посвящение, роман-благодарность «Обещание на рассвете». Трехсотстраничное признание в любви к той, что посвятила всю жизнь единственному ребенку, верила в его великое предназначение и внушала эту веру ему, той, ради кого он стал писателем, дипломатом, летчиком, героем войны, всенародным любимцем.

«Обещание на рассвете» — это автобиографический роман, опубликованный в 60-е годы и экранизированный еще в 70-е (реж. Жюль Дассен). То есть Эрик Барбье не первым взялся за киноадаптацию этого произведения.

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

Даже странно, что режиссеры нечасто обращаются к биографии Ромена Гари: его жизнь очень легко поддается экранизации, поскольку полна событий самого разного толка. Можно представить ее как социальную драму, романтическую комедию, шпионский боевик, мелодраму, приключенческий или политический фильм. А какой получился бы фильм о Второй мировой войне на основе его биографии! Оккупация Франции, вступление в ряды войск сопротивления, участие в Североафриканской кампании. И на такой фильм, разумеется, можно смело вешать одну из самых подкупающих и самых привлекательных бирочек — «основано на реальных событиях». Исторический факт всегда поразительнее и парадоксальнее, чем любая выдумка.

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

При такой насыщенности впечатляющими фактами выдержать выбранную главную линию, не рассеяться на отдельные поразительные случаи, не пытаться разорваться, охватив все, и сохранить тем самым целостность — самая сложная задача для режиссера. Как это удалось Эрику Барбье, сказать трудно. Наверное все дело во врожденном чувстве меры. Барбье не делает упор ни на одной из глобальных и таких соблазнительных тем, наоборот, он использует их как размытый пастельный фон, на котором фактурно вырисовываются характеры персонажи. В конце концов, фильм (и роман) именно о характерах, об отношениях — слишком близких, слишком трогательных, порой неловких, тягостных и очень нежных — между матерью и ребенком. Вот что поистине важно, что определяет становление личности. А эмиграция, антисемитизм и война — это так, шум времени.

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

«Обещание на рассвете» рассказывает о том, как сильная женщина воспитывает сильного мужчину. И тут они на равных. Главный герой не Роман Кацев (настоящее имя Ромена Гари) и даже не Нина Кацев, а они оба. Причем отношения с другими людьми в этом фильме как бы нанесены пунктиром: да, другие люди есть, но речь не о них.

Наверное, наиболее удачным было бы сравнение этого фильма с «Форрестом Гампом». Перед нами необыкновенная история необыкновенного человека, точнее ее часть (от его раннего детства до зрелого возраста), насыщенная какими-то невероятными стечениями обстоятельств, событий, удач, потерь, слез, улыбок, наивности. Но единственно важным, связующим звеном будет преданная, беззаветная любовь к женщине. У Форреста была Дженни, у Ромена — Нина. До определенного, переломного, момента. (При желании параллели можно найти не только на уровне сюжета, но и на уровне монтажа. Что ни в коем случае не является упреком во вторичности.)

Кадр из фильма «Обещание на рассвете»
Кадр из фильма «Обещание на рассвете»

О качестве фильма говорит и то эмоциональное состояние, в котором вы пребываете по окончании просмотра. После «Обещания на рассвете» вы чувствуете себя немного побитым, но вдохновленным: хочется что-то делать, куда-то идти. Например, в книжный за томиком «Европейского воспитания», если в домашней библиотеке его нет, или на концерт Макса Рихтера (по поводу саундтрека — отдельные восторги), или в МФЦ, чтобы оформить визу и съездить во Францию. Но сильнее всего хочется, конечно, маме позвонить.