Танки корейского полуострова. Часть-1: K1 - копия M1 Abrams?

02.04.2018

В начале 1970-х во враждующих Кореях наметился явный дисбаланс сил. КНДР получила лицензию на производство советских танков Т-62 с гладкоствольной пушкой, а спустя время выпустила собственную модернизацию со 125-мм орудием и комбинированным бронированием. А южане только получили от своих американских покровителей танки M47 и M48, которые заменили устаревающие Sherman M4A3E8. Но даже M48 могли похвастаться лишь 90-мм пушкой и гомогенным бронированием. Время, когда американские экипажи на этих же танках подбивали северкорейские Т-34-85, прошло. Было ясно, что необходим принципиально новый танк.

M48A3K - до конца 1980-х был самым современным танком Южной Корее. Который, тем не менее, отставал от машин соседей из КНДР
M48A3K - до конца 1980-х был самым современным танком Южной Корее. Который, тем не менее, отставал от машин соседей из КНДР

До того были попытки приобрести американские M60A1, цена которых оказалась неоправданно высокой. Была попытка купить лицензию на производство западногерманского Leopard 1, но что-то не задалось. Пока имеющиеся танки M48 модернизировали до уровня M48A5K, взор корейских военных был устремлен на новейшую разработку США – танк Abrams.

Советские Т-80У, которые Южная Корея получила от России в начале 1990-х за долги СССР позволили несколько восстановить баланс сил на острове - до создания M1A1
Советские Т-80У, которые Южная Корея получила от России в начале 1990-х за долги СССР позволили несколько восстановить баланс сил на острове - до создания M1A1

Abrams – но другой

Учитывая некоторое отставание технологического уровня от мировых лидеров, для создания боевой машины привлекли американских экспертов из General Dynamics. Шел 1980 год – в США только закончился тендер XM1 на создание нового ОБТ, и началось производство танка M1 Abrams. Для создания корейской машины решили не изобретать велосипед, взяв за основу наработки, полученные во время проекта XM1.

Прототип XM1 от Chrysler. Лобовая часть опытной машины частично была повторена в K1
Прототип XM1 от Chrysler. Лобовая часть опытной машины частично была повторена в K1

Для танка с рабочим названием XK1 решили взять решения американской машины – но с адаптацией под условия Корейского полуострова с его холмистым рельефом. Внешне машина напоминала первые прототипа Abrams, но танк сознательно сделали легче и компактней. В качестве силового агрегата выбрали дизель AVCR-1790, который уже зарекомендовал себя на третьей генерации израильской «Меркавы». Мотор работал в паре с немецкой трансмиссией ZF LSG 3000.

Несмотря на общее внешнее сходство, корейская машина имеет более сложную конфигурацию бронеплит и меньшие габариты
Несмотря на общее внешнее сходство, корейская машина имеет более сложную конфигурацию бронеплит и меньшие габариты

Основное вооружение повторяло таковое на M1 первых выпусков – лицензионная копия американской пушки M68E1, которая была лицензионной копией британской L7 от Royal Ordnance. Машина получила лазерный дальномер, и более совершенные панорамные прицелы. Более того, наводчик XK1 заимел тепловизионный прицел, чего на американском M1 еще не было. Разработка проекта заняла три года – в 1983 был выпущен первый опытный образец нового ОБТ.

K1A1 рядом с M1A1. Несмотря на кажущуюся идентичность машин, корейский танк меньше и легче
K1A1 рядом с M1A1. Несмотря на кажущуюся идентичность машин, корейский танк меньше и легче

У 1985 году на мощностях Hyundai Rotem было развернуто серийное производство танков, которое проходило в условиях строжайшей секретности до 1987 года, когда новинку продемонстрировали общественности. В следующем году машину приняли на вооружение под обозначением K1 88.

Устройство

Стоит повторить, но K1 – не копия Абрамса, а машина, созданная людьми, которые имели к нему отношение. Башня K1 имеет шестигранную конструкцию с наклонной лобовой частью. Внешне она более походит на прототип XM1 от Chrysler, чем на M1. Корпус двухступенчатый – со съемными бортовыми экранами. Фронтальное бронирование корпуса и башни состоит из специальных комбинированных бронеплит. Их состав близок к бронированию M1 Abrams (британская броня Chobham-II), и обеспечивает высокий уровень защиты от кумулятивных и подкалиберных снарядов. По бокам башни приварены корзины для оборудования, которые служат дополнительными противокумулятивными экранами.

K1A1 со 120-мм орудием от Rheinmetall
K1A1 со 120-мм орудием от Rheinmetall

Активная защита танка включает систему оповещения об облучении лазерным лучом и шесть пусковых установок в передней части башни. Они могут выпускать дымовые и осколочные снаряды, а также ИК излучатели помех. Экипаж получил систему кондиционирования, но без защиты от оружия массового поражения – на учениях корейские танкисты часто работают в специальных костюмах. Автоматическая система пожаротушения основана на оптическом датчике задымления в отделении управления и боевом отделении. В моторном отсеке за реакцию на пожар отвечает провод термопары.

K1 первых лет выпуска - со 105-мм орудием
K1 первых лет выпуска - со 105-мм орудием

Газотурбинный мотор Honeywell в 1500 сил, установленный в Абрамсе не рассматривался из-за его огромных размеров и прожорливости. Для корейской машины выбрали проверенный временем дизель Teledyne Continental AVCR 1790 в 1200 сил. Для танка, весом в 51 тонну этого вполне достаточно. Позже его заменили на немецкий MTU MB Ka-501 – более компактную версию силовой установки Leopard 2 в 1500 сил. С ним K1 развивает 65 км\ч по шоссе, и 54 – по пересеченной местности.

Экипаж демонстрирует работу пневмоподвески, которая позволяет танку опустить корпус на 9,7 градусов, или поднять на 20. В условиях гористой местности - нужное подспорье
Экипаж демонстрирует работу пневмоподвески, которая позволяет танку опустить корпус на 9,7 градусов, или поднять на 20. В условиях гористой местности - нужное подспорье

Еще одним преимуществом корейской машины была подвеска. В отличие от ранних M1 Abrams, она получила гидропневматические блоки на первой, второй и шестой паре опорных катков. Это позволило приподнимать корпус на 20 градусов, или же опустить на 9,7 – что позволяет эффективно использовать рельеф местности и увеличивать углы вертикальной наводки пушки.

Помимо спаренного с пушкой пулемета, у командирского лючка смонтирован крупнокалиберный, а заряжающему достался 7,62-мм пулемет
Помимо спаренного с пушкой пулемета, у командирского лючка смонтирован крупнокалиберный, а заряжающему достался 7,62-мм пулемет

Нарезная пушка KM68A1 калибра 105-мм стабилизирована во всех плоскостях. Боекомплект – 47 выстрелов, хранящихся в забашенной нише и корпусе. С ней спарен 7,62-мм пулемет M60E2-1. Для борьбы с пехотой и низколетящими целями предназначен 12,7-мм зенитный пулемет Daewoo K6 DN-SD, смонтированный на башенке командира. Заряжающему оставили 7,62-мм пулемет. Номенклатура снарядов идентична таковым для всех машин НАТО, включая кумулятивный и оперенный подкалиберный боеприпас с отделяющимся поддоном.

K1A1. По краям башни смонтированы два блока мортирок, которые являются частью системы активной защиты. Они могут выпускать инфракрасные излучатели помех, дымовые и осколочные снаряды.
K1A1. По краям башни смонтированы два блока мортирок, которые являются частью системы активной защиты. Они могут выпускать инфракрасные излучатели помех, дымовые и осколочные снаряды.

Американской системе управления огнем предпочли немецкую – аналогичную таковой на танках Leopard. Она обеспечивает попадание первого снаряда с 90% вероятностью при любых погодных условиях. Стоит отметить, что командирские приборы наблюдения не имеют тепловизионного канала, что вынуждает корейских танкистов использовать очки ночного видения. Этот недостаток исправили лишь на K1A1. Тогда же поменяли тепловизор наводчика от Texas Instruments, который вредил глазам оператора.

Корейские K1 на параде. Бойся, Пхеньян!
Корейские K1 на параде. Бойся, Пхеньян!

С 1987 по 1998 год на заводе Hyudai в Чанвуне было выпущено 1027 машин, которые оценили в 2 500 000 000 корейских вон. Машину пытались протолкнуть на экспорт, но единственный контракт провалился. Для внешнего рынка разработали версию K1M, которая включала в себя систему предупреждения о лазерном облучении и кондиционер, и во многом соответствовала серийному K1. В 1997 году корейский танк был предложен Малайзии, но те выбрали польский PT-91M Twardy. На том короткая история экспорта K1 была завершена.

K1A1 - новое орудие

Первой серьезной модернизацией корейского ОБТ была версия K1A1. Пилотный образец обновленной машины был готов весной 1996 года, но на вооружение поступил лишь спустя пять лет. Главным отличием танка была 120-мм пушка KM256, повторяющая американскую M256, которая на сей раз основывалась на немецкой лицензии от Rheinmetall. Сценарий обновлений повторял таковой у американского Abrams – но с запозданием: M1A1 получил 120-мм орудие уже в 1984 году.

Задняя часть корпуса K1A1 больше походит на Leopard 2, чем на Abrams. Это следствие использования немецкого моторно-трансмиссионного блока.
Задняя часть корпуса K1A1 больше походит на Leopard 2, чем на Abrams. Это следствие использования немецкого моторно-трансмиссионного блока.

Значительной модернизации подверглась и СУО, танк получил новый лазерный дальномер, тепловизионный прицел командира и эффективную систему стабилизации. Кроме того, бронирование лобовых проекций улучшили, усилив британский Chobham корейским материалом KSAP. Из-за этого форма башни несколько изменилась.

K1A1 на показательных выступлениях
K1A1 на показательных выступлениях

Помимо вышеперечисленных изменений, машина получила множество изменений, которые привели к увеличению массы до 53,2 тонн. А цена обновленной машины увеличилась вдвое, достигнув суммы в 4 миллиона долларов. До 2010 году до уровня K1A1 было модернизировано лишь 484 машины, после чего мощности перевели для следующего уровня модернизации.

Башня K1A2 - новейшей модификации K1. Обращают на себя внимание блоки на задней части башни. Это элементы новой системы активной защиты от танка K2
Башня K1A2 - новейшей модификации K1. Обращают на себя внимание блоки на задней части башни. Это элементы новой системы активной защиты от танка K2

В 2008 году началась работа над очередным пакетом модернизаций танка до уровня K1A2. Спустя два году продемонстрировали первый прототип, производство которого стартовало в 2012 году. Эта машина имеет больше общего с K2 Black Panther. Танк оснастили системой спутниковой навигации, цифровыми дисплеями СУО, и системой активной защиты типа «soft kill», целью которой есть дезориентация и отвод снаряда, а не его уничтожение. До 2022 году Южная Корея планирует довести весь парк танков K1 и K1A1 до уровня K1A2.

Заключение

Несмотря на сходства с американской машиной, танк K1 является сугубо корейской машиной. Построенная в то время, когда Южная Корея еще не достигла необходимого научно-технического уровня, с помощью помощников, с каждым годом эта машина становилась все более «корейской». По сути, серию K1 роднит с M1 лишь форма корпуса и башни, да орудие – которое американцы выпускают по британской и немецкой лицензии.

Также будет интересно: Корейские приключения советских Т-80У - танки за долги