Ирина Хакамада: «Главное — не рассуждать, а действовать»

09.04.2018

Наблюдая за ней, вспоминаешь Старейшину Тильды Суинтон из «Доктора Стрэнджа». Ирина Хакамада порталы в другие измерения не создает, но с удовольствием рассуждает о том, как преодолеть себя и почему у прогресса женское лицо. 

О детстве и комплексах

Идея менять себя, работать над собой первый раз пришла мне в 14 лет, когда я дошла до отчаяния. Я поняла, что у всех есть какие-то мальчики, а у меня нет. У всех много друзей, а у меня нет. Все красивые, а я не очень. Все подружки звонко общаются, а я не могу разговаривать с людьми и вообще у меня какой-то зажим бесконечный. Поскольку я читала много классической литературы, как-то наткнулась на дневники Чехова, где он писал, что решил выжимать из себя раба по капле крови. И я тоже решила отжать. На это ушло 20 лет. Конечно, когда речь идет о работе над собой, все всегда происходит постепенно. Главное — не рассуждать, а действовать. 

О кино 

В новом фильме Сергея Мокрицкого «Черновик», снятого по роману Сергея Лукьяненко, я играю политика. Роль почти эпизодическая, зато серьезная: по сути, я играю саму себя, но в фантастических условиях. Моя героиня предлагает протагонисту этой истории узнать будущее страны, открыв некое окно в новый мир. Никакой эзотерики: чтобы овладеть информацией, она просто ворует документы у спецслужб. Да, она нарушает закон, зато информация, которой в результате овладевает герой, помогает ему в дальнейшем совершить важный поступок. Для меня эта тема личная. Я, конечно, не призываю совершать преступления. Но глубоко убеждена, что тот, кто владеет информацией, владеет миром. 

О книгах

Привычка к чтению у меня с детства, и это одна из самых моих насущных потребностей. Мне интересна литература, которая, играя в утопию или антиутопию, рассказывает о сегодняшнем дне. Таковы, например, книги Сергея Лукьяненко. Таков, но по-другому, Виктор Пелевин. На меня очень сильное впечатление произвел его последний роман iPhuck.  

Если говорить о развивающей литературе, то я всегда советую начинать с первоисточников. Например, с Лао-цзы, с мифов или хотя бы с книги «Тысячеликий герой» Джозефа Кэмпбелла о мировых мифах и легендах — о том, какие смыслы в них заложены. Это то, что я читаю и перечитываю. И это книги по-настоящему бесценные, к которым можно возвращаться снова и снова. 

Кстати, на основании прочитанного и осмысленного лично мной этой весной я выпускаю в «Альпина паблишер» новую книгу о возможностях, которые стоит использовать, чтобы быть успешным в непредсказуемых и турбулентных условиях. То есть таких, как сегодняшние. Она будет посвящена интуиции, эмоциональному интеллекту, общению с внешним миром, внедрению элементов искусства в бизнес и началу новой жизни, так называемым рестарту и перезагрузке. Не говорю, что эта книга заменит чтение первоисточников. Но она может помочь что-то прояснить. 

О тренингах и тренерах

Технологическая революция, связанная с Интернетом, взорвала современный мир. Она заглотнула всех. Все почувствовали, что они живут в другой реальности. И тут уже нельзя надеяться на какие-то стабильные правила, которые выучены в юности или приобретены опытом. Мир меняется каждую секунду, и прогнозировать, в какую сторону он изменится завтра, невозможно. Причем это не переходный период, мы вступили в длинную волну, и в ближайшие 10–15 лет этот процесс будет только продолжать нарастать. 

Поэтому люди подсознательно понимают, что нужно развиваться, используя личный потенциал. Это ощущение захватило абсолютно всех, даже в маленьких городах происходит то же самое. Отсюда интерес к тренингам по личностному развитию. 

Конечно, тренер тренеру рознь. Хороший тренер не просто дает интересный материал, но подтверждает его собственным опытом. Если человек что-то (пусть даже много) читал, но ничего в этой жизни не делал, его лекции ценности не представляют. 

Я ни за кем из современных ораторов специально не слежу, но с большим интересом посетила лекцию Экхарта Толле, он психиатр и одновременно философ, чьи взгляды сформированы на основе опыта древних и современных мыслителей.   

О конкуренции с компьютером

Самая насущная проблема, которая стоит сейчас перед современным человеком, — это конкуренция с искусственным интеллектом. Компьютерные программы становятся все сложнее, более того, они занимаются самомодернизацией, и для того чтобы опередить искусственный интеллект и быть востребованным на рынке, человеку нужно уметь делать то, что не может  программа. А она может уже очень многое. Но компьютер не решит проблему на уровне интуиции, на уровне предсказания вне формальных операций, вне логики и опыта. Ведь что, по сути, делает машина? Решает задачи простым перебором вариантов: да — нет. У человека есть еще и третья позиция — «может быть». И эта способность творческого восприятия огромного информационного потока пока еще компьютеру недоступна. 

Об освобождении от прошлого 

Если вы посмотрите на аудиторию хороших тренеров, увидите, что подавляющее большинство слушателей — молодые люди 18–35 лет. Почему так? Дело в том, что головы более взрослых людей слишком забиты личным опытом, а опытному человеку трудно оторваться от прошлого и воспринять новое. Молодежи с этим проще: у них особого опыта нет, их ничего не сдерживает, они смело рвутся вперед. 

Для того чтобы чему-то научиться, нужно отмежеваться от прошлого. Чтобы заполнить, нужно сначала стать пустым, — об этом говорили еще даосы и буддисты. Или более навязчивая современная формулировка: выйти из зоны комфорта. То есть разрушить и построить заново. Разрушать, как ни странно, сложнее, поэтому из богов индусы почитают больше не Брахму — созидателя, а Шиву — разрушителя. Мир нужно воспринимать не только опытом, но и своим телом, своей интуицией, своим подсознанием. Если это происходит, человек легко учится новому, при этом старое — опыт — никуда не девается. Но подключается в новом качестве и это новое обслуживает. 

О теле и духе 

Я, конечно, за то, что в здоровом теле — здоровый дух. Но тем не менее считаю, что физическая культура и спорт — это одно, а философия — другое. Поэтому отношения с йогой у меня не сложились. Чтобы глубоко ею заниматься, надо жить совершенно по-другому, а в Москве это невозможно. Поэтому в определенный момент я заменила йогу на профессиональный пилатес с личным тренером высокого уровня. Там есть элементы йоги, балета, фитнеса и упражнения на развитие баланса. При этом речь идет о чистом спорте. Для меня такой подход более органичен. 

О местах силы 

Москва — мой город, потому что я здесь родилась и потому что я человек большого мегаполиса. Из всех городов мира мне ближе всего такие, как Бангкок, Гонконг, Токио, Нью-Йорк или Лондон. В определенной степени Париж. Но его я больше рассматриваю как город для впечатлений, а не для жизни.

О гендерных стереотипах 

Женщина, конечно, утверждается с каждым годом все более активно. Она легче воспринимает все новое и с большим интересом обучается, у нее нет лишних честолюбивых барьеров. Посмотрите вокруг: на тренингах, в залах искусства, в кинотеатрах, на выборах, где хотите — женщин больше. Мужчина ведет себя совершенно иначе: он привык работать схемами, опираться на прошлое свое положение. Это все мешает ему быть прогрессивным. И поэтому, конечно, женщина начинает его подрезать. Однако до бизнеса эта тенденция еще толком не докатилась. Поэтому руководящие позиции для женщин вроде как есть, но при этом наблюдается дискриминация даже по доходам. Косвенная, но во всех областях. Женщина и мужчина с одними и теми же компетенциями, талантом, на одной и той же позиции не равны. Общество женщине пытается заплатить меньше, а мужчине — порой больше, чем он заслуживает. Я даже на себе это чувствую, когда, например, торгуюсь по поводу издания книги или веду переговоры с тренинговыми агентствами, когда назначаю гонорар для своих лекций. Несмотря на то что я человек публичный, ощущаю эту подсознательную дискриминацию: «Баба есть баба».

Но если абстрагироваться от бизнеса, то в реальной жизни кто более счастливый, подвижный, кто не зацикливается на комплексах и старается от них избавиться? Если вы возьмете срез умных людей — где-то 25 % общества, – вы увидите, что лидирующие позиции по такому стилю и отношению к жизни занимает женщина. 

Эта активность женщины и инертность мужчины меняют современную семью. Как с этим бороться, я не знаю.  

О пластической хирургии 

Бьюти-индустрия развивается, у пластики появляются альтернативы, я считаю, что их, конечно, надо использовать. Альтернативные процедуры, какие-нибудь сложные токи, например, действуют меньшее количество времени (максимум год-полтора), а стоят безумно. И если подсчитать расходы, то получается, проще сделать пластику — в России она стоит дешевле. Но! В пластике не прощается ошибка, а все эти процедуры гуманные. Поэтому по большому счету я предпочитаю альтернативу. Не отрицая при этом пластической хирургии, если подходить к ней с умом. 

Чего я точно не приемлю, так это играть в пластику чуть ли не в 30–35 лет. Сначала женщина делает грудь, потом скулы, потом дело доходит до носа, ягодиц, липосакции. На мой взгляд, это бред. Потому что, если вы неправильно питаетесь и не занимаетесь спортом, ничего вам не поможет. Вы будете переживать мучительные операции, а потом все вернется. Я считаю, пластика хороша, но только когда речь идет не о теле, а о лице, шее и глазах. И только тогда, когда твоя внешность — твой заработок. Если ты публичный человек. 

А еще бывает, что мужчина бросает женщину лет в 50. Она остается одна, и ей хочется новую жизнь начать, найти новую любовь. Если ты живешь в России, где мужчины по определению выбирают партнерш моложе, пластика может помочь. Не могу сказать, что мне это нравится, на мой взгляд, это дискриминация и варварство. Если вы возьмете Германию, например, там вообще считается неприличным жениться на женщинах сильно моложе.  

О моде

В 90-е, когда я вошла в политику, придерживалась протокола, согласно которому депутат должен быть одет в темное. Плюс была подстрижена неожиданно очень коротко, и пришлось менять стиль на унисекс, а это почти всегда черный. Со временем привыкла.  

Что касается моды в целом, мне нравятся российские дизайнеры. У них, может быть, не так ловко все выполнено, но те идеи, которые они выражают, мне кажутся продвинутыми. Классический роскошный или женственный стиль — не мое совсем. Я могу, конечно, надеть такое платье, если иду в консервативную тусовку. Мой стиль — это Елена Макашова, с которой мы сотрудничаем, и, конечно, все голландцы. Когда нет декольте, когда не подчеркиваются бесконечно бедра и грудь, но при этом ты выглядишь очень элегантно.

О музыке 

Музыка сопровождает меня последние пять лет так серьезно, что это уже превратилось в хобби. Дело в том, что я много летаю и мне нужно спать в самолете, а музыка очень хорошо расслабляет. Плюс  люблю танцевать. 

В свое время интересовалась западным роком, слушала Pink Floyd, Led Zeppelin, Deep Purple. Потом увлеклась русским роком, когда он был свободным, протестным и нес огромный смысл. Бутусов, Гребенщиков, Шевчук…  До сих пор я их люблю душевно. 

Но истинное мое увлечение сейчас  — разные направления электронной концептуальной музыки, ярким представителем которой является, например, композитор Клаус Шульц. 

Еще больше интересных статей о жизни звезд, красоте, здоровье, любви и отношениях можно найти на сайте Kiz.ru!