Как попадали в "десятку"

Ни для кого не является тайной за семью печатями, что история Волжского Автомобильного Завода (хотя, учитывая географию расположения предприятия, гораздо логичнее было бы назвать его, по аналогии с УАЗ, ГАЗ, МАЗ и тому подобными - Тольяттинский Автомобильный Завод) восходит к итальянскому Фиату. Ни для кого не секрет, что "копейка" - это Fiat 124, признанный автомобилем года в 1965ом, конечно, со значительными изменениями (по некоторым источникам в конструкцию внесено более 170 доработок, а частности, архаичный двигатель с нижнеклапанным газораспределительным механизмом был заменен на верхнеклапанный). Прочие модели "классического" семейства, по большому счету - тот же ВАЗ-2101, или, если смотреть глубже в историю - опять же Fiat 124, от раза к разу подвергавшийся все большим и большим изменениям. История "Нивы", берущая начало в конкурсе на армейский джип в середине 1970х годов, включая прототипы "Река", "Крокодил", и прочие, так же более-менее была предана гласности. Русский эпизод в летописях Штутгартского Porsche в виде совместной работы советских и немецких специалистов над ВАЗ-2108, и, даже, почти все этапы разработки новейшей "Калины" - и те в достаточной мере освещены средствами массовой информации.

В свете всего сказанного завес тайны над историей автомобиля, успевшего за минувшие десять лет ставшего настолько массовым, настолько популярным, что "Ока", "Таврия", и, даже, "Фольксваген Жук" может смело лить слезы зависти, выглядит, мягко говоря, подозрительно. Кто же он, тот дизайнер, которому ни один автолюбитель пообещал оборвать руки, или инженер, сделавший крышку капота таким образом, что даже при малейшем касании переднего крыла, она сразу идет под замену, а креплений передней части защиты картера так, что встреча с более-менее приличным камнем вырывает с креплений рамку радиатора?

Эпоха застоя

Сегодня в это сложно поверить, но работы над седаном, призванным заменить на конвейере ВАЗ-2016 начались еще в далеком 1981 году! Собственно, и индекс перспективной модели был не 2110, а 2112.

В те времена "зубило" еще только готовилось к серийному производству, общая концепция модели 2109 тоже была ясна - врезать еще одну дверь в кузов "восьмерки", и готово. А вот переднеприводный седан... эта перспектива была еще в зачаточном состоянии, и одним и вариантов продолжения семейства "Самара" (тогда еще - "Спутник") как раз и был переднеприводный седан, на стадии прототипа носящий индекс 2110. Впрочем, нам этот автомобиль знаком как самая крутая тачка начала 1990х годов - ВАЗ-21099.

А вот сегодняшний "червонец" существовал под индексом 2112, и планировался к выпуску как заднеприводный автомобиль, продолжающий классические традиции ВАЗа. Что поделать... тогда считалось что время заднеприводных автомобилей еще не прошло. Стоит признать, что для середины 1980х годов прототип ВАЗ-2112 выглядел вполне современно, чем-то напоминая Форд Сьерра и Ауди 80, выпускавшиеся примерно в то же время.

Смена коней

Однако в министерстве проект "классического" автомобиля отклонили - там смотрели дальше, и завод ВАЗ готовили на перевод и вовсе исключительно переднеприводных автомобилей. Разработку дизайна поручили той же группе молодых специалистов - Патрушев, Рузанов, и, конечно, Владимир Ярцев, который и возглавил команду. Так, всего через год, уже в 1984 году, появился прототип ВАЗ-2110 "нулевой" серии. Автомобиль, несомненно, делался с оглядкой на зарубежных "одноклассников", так, например, торцы крыши лишились водостоков, кромки дверей заходили за торец крыши, а передний стеклоочиститель был всего один, но с хитрой системой кинематики. Впрочем, от него, как и от самого прототипа, вскоре отказались.

В 1985 году, когда уже обкатывался макет "нулевой" серии, выявлялись его недостатки и плюсы, появились эскизы прототипа "сотой" серии - с обтекаемым, более "зализанным" кузовом. Прорабатывалась так же возможность создания автомобиля с аэродинамическими щитками на задних колесах, плоскими, "глухими" колпаками дисков (наверно, многие помнят такие колпаки на первых "десятках", еще с тринадцатидюймовыми дисками). Вообще, одним из основных направлений работ было как можно большее уменьшение коэффициента лобового аэродинамического сопротивления Сх. Прорабатывалась возможность уменьшения открывающийся части окон (врезка в стекла дверей небольших "форочек"), однако испытания показали неудовлетворительную вентиляцию салона, и, как следствие - необходимость во врезке люка в крыше, что, в свою очередь, приводило к ослаблению жесткости кузова. Так что от форточек отказались, оставив на месте нормальные, полноценные опускающиеся окна.

Шпионские игры

Впрочем, даже "сотая" серия смотрелась блекло и невыразительно, и главная причина тому не скудность воображения авторов, а полная изоляция СССР от заграничной промышленности, иностранного автопрома. Новые идеи просто неоткуда было брать! А без огня, как известно, любой дым вскоре загнется.

Возможно, сегодняшняя "десятка" так и была бы похожа на квадратный Форд начала 1980х годов, если бы не одна шпионская история, приключившаяся с Владимиром Ярцевым в начале 1986 года. Вот как рассказывает сам дизайнер: "Как-то раз в конце рабочего дня вызывают нас с инженером-кузовщиком Новиковым и говорят: "Ничему не удивляйтесь. Прямо сейчас вы летите в Москву. Там вас встретят. Вопросов не задавайте. И чтоб ни одна живая душа об этом не знала!"

Зима, минус двадцать. Нас везут на аэродром, грузят в трюм промерзшего военно-транспортного самолета и высаживают в Подмосковье на каком-то закрытом аэродроме. Садимся в черную Волгу. "Ребята, куда едем?" Молчат.

Приезжаем на Дмитровский полигон. Нас заводят в зал, посреди которого стоят всего две машины. Но какие! Перед нами были два ходовых образца перспективных автомобилей Volkswagen Passat -- седан, который весь мир увидел лишь два года спустя, и пятидверный хэтчбек, так и не пошедший в серию. Машины попали в Россию для "зимних" испытаний и были строго засекречены! "Ничего не трогайте, двери не открывайте, фотографировать и громко разговаривать запрещается. Только смотрите и запоминайте".

Некоторые мысли у создателей автомобиля, конечно, появились - но не больше, они и были реализованы в прототипе "двухсотой" серии. Копировать немцев не только не имело смысла - ведь выпуск ВАЗ-2110 планировался не раньше, чем 1991 год, но еще и не было возможным - ведь работы велись с учетом четкого техзадания, согласно которого колея, база и линейные размеры машины должны оставаться неизменными. Забегая вперед, замечу, что это еще сыграет злую шутку.

События тем временем развивались своим чередом. Здесь и командировка Ярцева в Триполи, и визит М.С. Горбачева на АвтоВАЗ с его фразой "ВАЗ должен стать законодателем в автостроении в мире", которую за рубежом сочли неудачной шуткой. Но развитие "десятки" так и остановилось на месте.

По пути "зубила"

В феврале 1987 года дизайн "двухсотой" серии зарубили окончательно. Автомобиль успел морально устареть даже не покинув полигон, а что говорить о тех отдаленных перспективах, когда он должен встать на конвейер? Тогда, в крике отчаянья, уже практически опустив руки, творческий коллектив под руководством В. Ярцева, всего за несколько дней, набросал эскиз "трехсотой" серии. Как это часто бывает, результат долгого, кропотливого труда оказался не принятым, а набросок, сделанный буквально на коленке, сразу попал, что называется, "в десятку". И эскиз, и макет были восприняты на ура!

Доводку аэродинамики нового автомобиля, как и несколько лет назад, когда создавали "восьмерку", решили поручить немцам из фирмы Porsche, и осенью 1987 года Владимир Ярцев отправился в командировку в Цуффенхаузене.

Каково же было удивление советского инженера, когда оказалось, что главный дизайнер всемирно известной компании, которая и в самом деле является законодателем в мире автомобильной моды, наш с вами земляк - Анатолий Лапин, занимавший этот пост в течение вот уже двадцати лет!

Наступила пора доработок, решения двух во многом взаимоисключающих проблем - аэродинамического совершенства и внешнего вида автомобиля. Например, законы газодинамики требовали, чтобы линия багажника прототипа была выше, но, чтобы автомобиль смотрелся более гармонично, эту линию, наоборот, следовало опустить, или же сделать сам автомобиль шире. Оставить как есть мешали сильные возмущения воздушных потоков над крышкой багажника, срывающихся с заднего среза крыши "десятки", а увеличить колею автомобиля мешало жесткое техзадание. Так у ВАЗ-2110 получился такой тяжелый, "танковый", зад, и дизайнер здесь совсем не при чем!

Кроме того, задние двери пришлось сделать широкими -- чтобы обеспечить удобство посадки на заднее сиденье. Если бы удлинить колесную базу, как это сделали позже на "сто шестой" модели, то автомобиль сразу стал бы намного гармоничнее. Но по условиям техзадания колесная база должна была остаться неизменной…

После испытаний кузов автомобиля значительно доработали. Колесные арки, конечно, пришлось открыть -- и передние, и задние. Изменилась линия передка, крыша, бамперы, приподняли багажник. Уже потом, на пути в производство, исчезли профилированные аэродинамичные пороги. Зато аэродинамика оказалась на высоте - 0,34 у серийного автомобиля, против 0,244 у уменьшенной копии, и 0,3 у масштабного макета, который, собственно, и подвергался испытаниям.

Кстати говоря, вопреки расхожему мнению, у 2110 немцы коснулись только аэродинамики (при доводке 2108 были проведены значительные работы по изменению структуры кузова, кинематики ходовой части и двигателя), возможно оттого "десятка" такая "валкая" на виражах.

В новое время

Технически ВАЗ-2110 был готов пойти в серию уже в 1991 году, а первый опытный экземпляр предсерийного автомобиля был показан Б.Н. Ельцину еще в 1992 году. Но кризисы 1991 и 1993 года не позволили начать производство раньше 1995 года, когда последнему прототипу "десятки" было уже почти десять лет. Подготовка к серийному производству - тоже далеко не самое легкое и быстрое дело, и еще около года ВАЗ-2110 выпускались исключительно в ОПП - опытно-промышленном производстве.

27 июня 1996 года с конвейера N3 сошел первый серийный автомобиль "десятого" семейства, "беременной антилопы", бывшей продолжительное время самым "крутым", а позже - самым массовым отечественным автомобилем, едва не затмив славу своего предшественника ВАЗ-2101.

Первые десятки... как бы это помягче выразиться? В общем, они рассыпались на ходу. Стоит вспомнить самопроизвольно вылетающие задние стекла у первых машин! Все болезни лечили в процессе. Но в итоге, не вышло.... Даже до снятия модели с производства в 2007 году. Начиная от коробки передач, которая рассыпалась уже на заводе, заканчивая отваливающимся болтами и саморезами по пути в автосалон. Завод лечил болезни, но уж очень долго... за 12 лет -- так машина и не стала образцом надежности.

Что касается Владимира Ярцева, до 1993 года он продолжал работать над Тольяттинскими автомобилями. На его счету и Lada Carlotta, и суперзаряженная Lada Samara RSI, и первые наброски универсала и хэтчбэка "десятого" семейства. В 1993 году инженер с семьей уехал в Бельгию, где живет и сейчас, являясь владельцем торговой марки "Yartsev Design". Сегодня Ярцев владеет несколькими дизайн-ателье в Германии и Бельгии, из-под его пера вышли обвесы для таких автомобилей, как oyota RAV4, VW New Beetle, Ford Mondeo, купе BMW 3-й серии и так далее, что уже в какой-то мере говорит о том, что так жестоко с "червонцем" он поступил отнюдь не по своей воле.

К слову, по версии журналистов американского портала "Jalopnik", универсал Лада-111 занял спорное восьмое место в рейтинге самых некрасивых автомобилей, продаваемых за пределами США. Комментарии даются следующие: "версия автомобиля Lada 1110 с кузовом универсал, Lada 111 Touring, возносит и без того скучный русский седан на вершину непривлекательности. Брэнд Lada был создан из-за того, что предыдущее название, Жигули, напоминало слово "жиголо" и отпугивало покупателей на Западе. Сама машина была разработана еще в 1996 году, но это же Россия, так что ее будут делать скорее всего еще лет 30. Кажется, современный дизайн, как и современная "демократия", плохо пускают корни на почве Бывшего СССР". Звучит вполне в духе Top Gear, и, как ни прискорбно это осознавать, и американцы и Джереми Кларксон во многом правы - ВАЗ-2110 далеко не самый гармоничный автомобиль, и эти же слова можно отнести и к прямому потомку "десятки" - Lada Priora, чаще, за свою головную оптику, величаемую "Газель-седан".