Исторические прототипы драконов

... Одолел славный витязь ужасного змея, вызволил из темницы красну девицу - и давай на ней жениться.

В разных вариациях этот сюжет повторяется во множестве мифов и легенд самых разных времён и самых разных народов. Пожалуй, обширнее, чем змееборческая легенда, распространён только мономиф, ныне ставший популярным из-за взятия его на вооружение авторами фэнтези и голливудскими сценаристами (для справки: мономиф - это то, что есть общего в сюжете любой сказки про Ивана-дурака с оригинальной трилогией "Звёздных войн", подробнее хорошо описано на Посмотрельнике в статье "Путь героя").

Наиболее стереотипный вариант - западноевропейский, где рыцарь спасает от дракона прекрасную даму. Но ничуть не меньше змееборческие мотивы прослеживаются в славянской мифологии (кроме югославов, у них образ дракона сложнее, и часто - геройски-положительный). Да и в мифах древней Эллады герои более чем не прочь вырвать очаровательную царевну из когтистых лап непомерно разросшейся рептилии.

Что объединяет все эти легенды, кроме повторяющегося сюжета? То, что народы, в мифологии которых это встречается, принадлежат к индоевропейской языковой семье. И это позволяет сделать вполне справедливый вывод, что все драконоборчески-девоспасательные легенды представляют собой пересказ некоторого изначального мифа на эту тему, сложившегося тогда, когда все индоевропейцы были одним народом.

Но как тогда возник этот самый изначальный миф - особенно с учётом того, что гигантских рептилий человечество, как биологический вид, и не застало? И откуда у драконов вдруг образовался странный интерес к представительницам прекрасного пола благородного происхождения?

Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к сведениям об образе жизни и окружении древних праиндоевропейцев.

Дата - примерно 4000 год до нашей эры, место действия - степь между Днепром и Волгой, ареал Среднестоговской и Самарской археологических культур. Это если по поддерживаемой автором Курганной гипотезе происхождения индоевропейцев. По альтернативным Анатолийской и Балканской гипотезам меняются некоторые нюансы по части времени-места, но суть сохраняется, так что опишу расклад с опорой на "курганку", а там, кому любы берег турецкий или берега Дуная, те без проблем смогут мысленно внести нужные коррективы.

Ну, а совсем альтернативные гипотезы, типа Арктической - лютый бред, щедро перемешанный с оккультизмом, потому мы их всерьёз рассматривать не будем.

Итак, что мы знаем об индоевропейцах того времени?

По данным археологов, "среднестоговцы" и "самарцы" (названия условны и образованы от археологических культур, как они себя называли сами - неизвестно) были полуоседлыми скотоводами. Достаточно мобильными - уже одомашнившими лошадь, что несколько позже и предопределило взрывные темпы расселения индоевропейцев по континенту. Весьма воинственными - в захоронениях Самарской культуры боевые ножи и копья лежат рядом со всеми, не разбирая пола и возраста, даже у детей.

Сопоставляя совпадающие нюансы в различных индоевропейских мифах и языческих пантеонах, можно предположить, что в социальном устройстве у них бытовал некоторый ранний прототип индийских варн (ошибочно называемых кастами) с делением на пастухов (и воинов, тогда это было одно и то же), ремесленников и жрецов. Только тогда они не были наследственными, и за свою жизнь, если она не обрывалась раньше срока, любой мужчина успевал последовательно побыть и одним, и другим, и третьим. По социальным группам определялся и набор богов в пантеоне - некий небесный всеотец у жрецов, бог-работяга у ремесленников и лихой громовержец у пастухов-воинов. Как Один, Фрейр и Тор у скандинавов. У греков же всеотец с громовержцем перемешались в одном Зевсе (да и в остальном многое перепуталось, сказались многочисленные контакты с другими культурами).

На севере "самарцы" и "среднестоговцы" соседствовали с родственными им суровыми лесовиками Волго-Окского междуречья. Впрочем, контактировали они немного, поскольку по тем временам делить им было особенно нечего. Да и насчёт суровости лесовиков - это не просто оборот речи. Пару тысяч лет спустя они, судя по находкам археологов, устроили вторгшимся на их земли с запада племенам прямо-таки образцово-показательную партизанщину. Впрочем, это напрямую к затронутой теме не относится, так что как-нибудь потом расскажу.

На юго-западе же соседями праиндоевропейцев были представители широко известной Трипольской культуры. Принадлежавшей, наряду с анатолийской культурой Чатал-Хююк и ещё более знаменитой Минойской культурой, к этно-религиозной общности, обобщённо называемой доиндоевропейским субстратом (в языковом плане) или Старой Европой (в этнографическом).

Объединяли их земледелие, как основа хозяйственной деятельности, и общая манера строительства городов, как огромных единых зданий (из этого потом выросли знаменитые критские дворцы). А ещё - определённые элементы матриархальной теократии.

Нет, всецело привилегированного положения женщин в обществе там не было, светской и военной властью у них обладал царь-мужчина. Но жречество было у них чисто женским занятием. И жрицы (а не все женщины вообще) обладали значительным политическим весом. Что немудрено - с тем, чтобы подстроить излишне самодеятельному царю неопровержимые и очевидные признаки его неугодности богам, не ржавело ни у какого жречества и в более поздние эпохи.

Поклонялись же эти народы некоей Великой Богине, консортами которой (т.е., не правящими мужьями владычицы) были воплощение силы - бык, и воплощение мудрости - та-дам! - змей.

И вот с этими, условно говоря, племенами Великой Богини у древних праиндоевропейцев наблюдался самый что ни на есть классический вялотекущий, но ожесточённый конфликт оседлых земледельцев и не слишком оседлых скотоводов.

Таким образом, обожествлённый громадный змей (реже - бык, так что миф о Тесее может быть классифицирован как "бездраконий" подвид змееборческого) для праиндоевропейцев был аллегорическим образом врага - извечного, принципиального и непримиримого. Проще говоря, легендарный змей - это на практике царь ближайшего поселения "великобогиньцев". Которого воины "среднестоговцев" с "самарцами" и стремились одолеть.

А что же тогда с принцессами, полагающимися за победу над змеем в жены?

О, тут штука совсем интересная.

Доиндоевропейские культуры Европы отнюдь не были этакой толерантной матриархальной идиллией, каковой её иногда пытаются представить сторонники Нью-Эйдж, виккане и примкнувшие к ним экофеминистки (а это, кстати, публика такая, что наши посконные любители Аркаима на их фоне - пионерский отряд). Дело в том, что все такие из себя влиятельные жрицы были всё-же дочерьми своего ещё изрядно дикого времени, и ни о каких намного более поздних идеях на тему равенства, братства и отсутствия сегрегации в автобусах они знать не знали, и знать не могли. Это были женщины, вполне предсказуемо, что далеко не из последних семей свойственного этим культурам дворцегорода, которые вытянули счастливый билет. И вошли в подлинную элиту общества, способную повлиять на всё, но не несущую ответственности толком ни за что (для ответственности есть царь, как-никак). Отсюда, кстати, может произрастать куча слабо обоснованных и почём зря сковывающих общество установок, табу и ритуалов. Что и могло привести эту культурную общность к последующему краху. Сами жрицы, впрочем, будучи главными выгодополучательницами такого порядка, вряд-ли на это жаловались.

Но кое-чего они всё-таки оказались лишены. Тут речь не о насквозь современной концепции "сильной независимой женщины", равно как и не о том, как к ней следует относиться - не было её тогда, этой концепции. И матриархат там, повторюсь, дальше жриц не шёл, обычные женщины обычными женщинами эпохи энеолита и были. Вот только отношение к этим обычным и было обычное (для эпохи), а не как к ходячим святыням.

Нет, при этом, очень сомнительно, чтобы у этих жриц существовали какие-то намёки на обет безбрачия. Но всё-таки...

И вот представьте себе: на глаза такой вот жрице, ещё достаточно молодой, попадается мужчина-праиндоевропеец. Высокий и широкоплечий (и это здесь не с потолка, это данные об антропологическом типе на основе захоронений). С экзотической по меркам трипольцев белобрысостью и голубоглазостью. И главное, до безрассудства самоуверенный, свысока плюющий на все табу и ритуалы, к жреческому статусу не испытывающий никакого пиетета. Да ещё и весьма недвусмысленно на конкретную жрицу поглядывающий.

Это, всё таки, уже в наше время имеются установки игнорирования примитивных инстинктов. И те без стопроцентной гарантии. А в то время этих установок, опять же, просто не существовало в природе. И пропадали при случае молоденькие и ещё наивные жрицы почём зря.

Собственно, вот потому к победе над драконом прицепом зачастую идёт ещё и женитьба. Именно что на царевне - поскольку в жрицы дочери царя наверняка попадали вне очереди. Во многих мифах, при этом, молодая жена не просто принцесска, а колдунья - поскольку жрица же. И, что примечательно, на сторону героя она переходит ещё до победы над Змеем - которая и осуществляется во многом с её помощью. В сказках-то это воспринимается, как само собой разумеющееся, а вот в переводе на реалии того давнего времени... Сказка - ложь, да в ней намёк.

Вот только сказки часто умалчивают о том, что всё это редко заканчивалось чем-то хорошим. В конце концов, это ведь у себя дома жрица была хозяйкой жизни и объектом повышенного почтения. А среди праиндоевропейцев, к которым она уходила вслед за новым мужем, она была никто по имени никак, да ещё и чужестранка из вражьего племени. Так что вышеупомянутый Тесей, хоть "поматросил и бросил" его совсем не красит, ещё очень легко отделался. Причём, здесь можно найти и что-то вроде намёка: мол, не судьба, вьюноши, не цепляйтесь за такие отношения (что, кстати, в некоторых версиях мифа, где Тесей Ариадну честно пытался искать, напрямую озвучивается). Поскольку иначе может выйти, как у другого героя - Ясона, в чьём мифе, кстати, тоже был змей. Когда так и не социализовавшаяся Медея вырезала его (и своих!) сыновей и убралась прочь. Что характерно - в повозке, запряжённой драконами.

Полагаю, в свете всего вышесказанного этот символ выглядит более чем прозрачно.

Понравилось? Тогда ставьте палец вверх и подписывайтесь на мой канал. Вам - пара кликов, а мне приятно ♪