Владимирские яхтсмены месяц провели в Северном Ледовитом океане

Владимир - порт приписки одной из самых больших разборных многокорпусных яхт в России - тримарана “Пола”. В этом году экипаж капитана Дмитрия Козлова в составе 4 мужчин и одной отважной женщины вернулся из плавания по Северному Ледовитому океану. О том, страшно ли двое суток идти в шторм, стоит ли бояться медведей и какая рыба клюет в тех местах, Дмитрий рассказал журналисту “Ключ-Медиа”.

Кому нужен надувной катамаран?

Разборные надувные катамараны и тримараны - это такой же специфический вид отдыха, как дома на колесах. Купив единожды, люди из года в год отправляются в путешествие только на них. Причем обе истории не про экономию. Самый простой надувной парусный катамаран стоит 200 тысяч рублей. Из-за сложности организации путешествий на нем выходят на воду всего 2-3 раза за сезон. Сложно даже прикинуть стоимость надувных катамаранов-гигантов, потому что все они изготавливаются на заказ и постоянно дорабатываются. Меньше миллиона рублей такое судно стоить не может. Ходят и те и другие в основном в малолюдных местах. Надувному катамарану не нужен яхт-клуб, швартовать его можно хоть к скале, хоть к пляжу.

Что видела “Пола”?

Владимирец Дмитрий Козлов в яхтинге с 2007 года. Тогда на свежекупленном и слегка доработанном бюджетном катамаране “Простор” он тут же отправился на Белое море. Потом были Онежское и Ладожское озера, Волга, Ока. А с 2015 Дмитрий владеет крейсерским тримараном-гигантом “Пола”, который позволяет ходить в куда более масштабные экспедиции. Первый владелец “Полы” с 1994 года успел побывать на Азовском, Белом, Баренцевом, Охотском, Японском морях, на озерах Байкал, Ладожское и Онежское.

Дмитрий Козлов:

“Только на сборку тримарана уходит три дня, поэтому даже смысла нет спускать его на неделю. В 2016 году по Клязьме, Оке и Волге дошли до Каспийского моря. На это ушло два месяца. В этом году 35 дней путешествовали по Северному Ледовитому океану”.

Путь к океану

Разобранный тримаран на автомобиле “Газель Фермер” довезли до поселка на реке Печора, к которому подходит автомобильная дорога. Транспортировка на 1900 км обошлась путешественникам в 50 тыс. рублей. Какая уж тут экономия.

В экипаже 5 человек, из них двое - новички.

Дмитрий Козлов:

“Для дальних переходов экипаж подбирается тщательно. Незнакомых людей не берут. Этих двоих ребят я знал лично, они ходят в горы, сплавляются по рекам, поэтому решили, что для парусной экспедиции они тоже подойдут”.

Тысячи оленей и ни одного человека

Тримаран “Пола” прошел 400 км до устья Печоры, вышел в Баренцево море, миновал мыс Святой нос, сделал остановку в поселке Индига, зашел на 60 км в Чешскую губу и пересек ее, обогнул мыс Канин Нос и закончил свой маршрут в Белом море, посетив напоследок Соловецкие острова.

Маршрут путешественников пролегал по безлюдным местам. За тем они, собственно, и отправлялись. Но на каждой стоянке их встречали северные олени. Часто видели тюленей, белух. А вот медведи им, к счастью, так и не попались, однажды лишь заметили следы на земле. Но на всякий случай на борту имелись три ружья, которые так и не пригодились. А вот рыболовные снасти оказались очень кстати. Северная рыба - жирная, вкусная и водится в изобилии. Часто вытаскивали омуля, камбалу, селедку, треску. В устьях рек клевала форель. Рыбы ловили столько, что половину взятой еды привезли обратно во Владимир. Правда, ее и брали с запасом в 2 месяца.

Распорядок на борту

Жизнь в морской экспедиции течет медленно и подчиняется определенному распорядку. Все мужчины несут вахту у штурвала. Пока один управляет, за ним следить подвахтенный, который его потом меняет. Женщины, как правило, занимаются готовкой. Свободные от вахт члены экипажа спят, читают книги, ведут дневник и занимаются другим делами.

Чрезвычайное происшествие

Два дня подряд тримаран не мог пристать на ночевку из-за шторма. А ночевать в море при постоянной качке - то еще испытание. Верно, надувному судну не нужна глубина, пристать он может к любому берегу - за одним исключением. Когда на пляж обрушивается волна, подойти к нему невозможно.

Дмитрий Козлов:

“При планировании маршрута на карте я заметил большое количество рек, в русло которых мы и могли бы встать на ночевку. Но из-за шторма с борта берег даже видно не было. А если бы мы вдруг захотели подойти ближе, то волна перевернула бы и выкинула на берег наш тримаран”.

Незапланированное штормование не прошло даром. Сломалась одна из алюминиевых труб рамы тримарана. На ходу провели аварийный ремонт, который на какое-то время решил проблему. Для полноценного восстановления экспедиция зашла в поселок Индига. Надо понимать, что на Севере ресурсы, завозимые с Большой земли, ограничены. Так что трубу путешественникам искали все местные жители, посильную помощь оказала и администрация.

Добрые люди

Дмитрий Козлов:

“Чем дальше от цивилизации, тем добрее люди. Все встречающиеся на пути были готовы нам помочь, всюду мы видели только хорошее отношение. Подходят рыбаки на лодках, просто так предлагают рыбу. Такое не только на Севере. Мне кажется, чем дальше от Москвы, тем радушнее люди. Идешь, допустим, по Волге, заходишь в яхт-клуб. А там владелец яхты стоимостью 10 млн рублей предлагает отвезти тебя в город за едой и бензином. Яхтсмены интересуются, откуда и куда идем, предлагают провести экскурсию по своему городу”.

Новые походы

В завершение экспедиции путешественники зашли на Соловецкие острова, а разборку устроили в одном из прибрежных поселков. Таким образом, они вышли из Баренцева и вошли в Белое море, проведя месяц в Северном Ледовитом океане. Куда в следующий раз отправится “Пола” - неизвестно. Дмитрий Козлов рассматривает варианты на Дальнем Востоке, но в то же время видит логику в чередовании северных и южных походов. По многолюдному черноморскому побережью идти смысла нет, а вот переход в Турцию может составить определенный интерес.

Источник: Ключ-Медиа