Фурсов: Задачу установления контроля над Россией англичане поставили ещё в XVI веке

30 July

В новом издании книги Мировая борьба. Англосаксы против планеты популярный аналитик Андрей Ильич Фурсов дополнил несколькими статьями уже ранее опубликованную работу. Одна из таких статей носит название "Является ли Великобритания метафизическим врагом России", в которой дается ответ на этот вопрос с полным его обоснованием. Текст Андрея Ильича очень объемный, вряд ли читатели Дзена даже половину смогут осилить, поэтому что-то мы решили публиковать небольшими законченными текстами. Однако полный оригинальный текст, конечно же в книге.

Фурсов А.И. Мировая борьба. Англосаксы против планеты. Второе издание, расширенное
Фурсов А.И. Мировая борьба. Англосаксы против планеты. Второе издание, расширенное

Является ли Великобритания метафизическим врагом России?

Некоторые считают – нет, приводя следующие аргументы:

1) британцы – прагматики: у них нет вечных друзей и вечных врагов, а есть вечные интересы;

2) британцы и вообще англосаксы, в отличие от русских и немцев, народ к метафизике не склонный;

3) в истории было несколько случаев британско-русского союзничества, причём в наиболее серьёзных войнах эпохи Модерна – мировых: наполеоновских и двух мировых войн ХХ в.

Начнём с последнего. Во-первых, все три союзничества для британцев были вынужденными: Бонапарта, Вильгельма и Гитлера можно было разбить только в сухопутной войне, у британцев сухопутной армии не было. Как писал в канун Первой мировой войны А.Е. Вандам (Едрихин), «решение очередного для них (англичан. – А.Ф.) Германского вопроса возможно не единоборством Англии и Германии на Северном море, а общеевропейской войной при непременном участии России и при том условии, что последняя возложит на себя, по меньшей мере, три четверти всей тяжести войны на суше»[1] (подч. мной. – А.Ф.).

Аналогичным образом обстояло дело с войной против Наполеона и Гитлера. Причём в последнем случае британцы сделали всё, чтобы толкнуть Гитлера на СССР; толкнув, тут же сообщили советскому руководству о дате нападения, а после нападения выступили на стороне СССР.

Андрей Фурсов.
Андрей Фурсов.

Во-вторых, совместные действия Великобритании и России против континентальных европейских держав, будь то Франция или Германия, был обусловлен их общим положением «фланговых государств»[2], не заинтересованных в появлении сильного континентального конкурента. При этом, однако, потребность британцев в союзе с Россией была сильнее, чем наоборот: будучи сухопутной державой, Россия могла решить свои проблемы на европейском театре военных действий, а морская Великобритания – нет.

В-третьих, британцы всегда были фальшивым и коварным союзником, готовым в любой момент вонзить союзнику нож в спину. Как отмечает один из лучших наших специалистов по военной политике англосаксов генерал-лейтенант ГРУ С.Л. Печуров, во всех коалициях, в которых они участвовали, британцы и англосаксы вообще стремились не только к победе над противником, но и к максимальному ослаблению союзника[3]. Так, в декабре 1916 – феврале 1917 г., будучи союзником России, британцы поучаствовали в организации заговора по свержению самодержавия в России, вошедшего в историю как Февральская революция. Это – по Первой мировой. А в конце Второй мировой британский премьер Черчилль разработал план «Немыслимое» – англо-американский удар по Красной армии силами десяти немецких дивизий. Воистину: «англичанка гадит» и «коварный Альбион». Что может быть хуже вражды с англосаксом, вопрошал А.Е. Вандам. И отвечал: только дружба с ним. Таким образом, само наличие союзничества, тем более такое, русских с британцами, вовсе не свидетельствует о том, что британцы нам не враги. Враг ли метафизический? Да, британцы народ не метафизический, однако бывают исторические ситуации, когда физика – на больших исторических отрезках, на том, что Фернан Бродель называл la longue durée–превращается в метафизику, а эмпирические обстоятельства – в экзистенциальные.

Задачу установления контроля над Россией англичане поставили ещё в последней четверти XVI в. в рамках концепции «зелёной империи» Джона Ди. «Зелёная империя» – это Северная Америка и Северная Евразия (Россия) под контролем английской короны. После Смуты в России английские купцы на несколько десятилетий захватили контроль над значительной частью русского рынка. И только в 1649 г. под давлением русского купечества и воспользовавшись казнью Карла I Алексей Михайлович объявил английским купцам свою волю: «Англичане всею землёю совершили большое злое дело, государя своего Карлуса короля убили до смерти: за такое злое дело в Московском государстве вам быть не довелось».

Вторую половину XVII в. англичане были заняты борьбой с Голландией и Францией, почти весь XVIII и первые 15 лет XIX в. – с Францией, ну а после наполеоновских войн их главным врагом становится Россия, и вражду эту они «передали по наследству» США.

Россия для британцев была намного более серьёзным и неприятным – не противником даже (противниками были «свои» французы и немцы) – врагом. Во-первых, Франция и Германия были просто европейскими континентальными державами, тогда как Россия – евразийской гиперконтинентальной (по сравнению с ними) державой. И пространства, и ресурсы не сопоставимы с полуостровом Западная Европа. Понятна фраза Ф.И. Тютчева о том, что с возникновением в России империи Петра империя Карла в Европе более невозможна. Показательно, что Евросоюз оформился одновременно с разрушением СССР.

Независимо от того, находилось ли государство Великобритания в союзе (формальном) с Россией или в конфликте (реальном, хотя не обязательно военном) с ней, независимо от того, что среди британской финансово-аристократической верхушки находились персоны, хорошо (по крайней мере, внешне) относившиеся к России/СССР и русским, выражавшая интересы верхушки буржуазного аристократическо-капиталистического класса, британская мейнстримная печать, как правило, выступала с антироссийских позиций.

Эта печать, писал А.С. Суворин, «не останавливается ни перед какими средствами, чтобы вредить русскому имени. Средства эти не в одном газетном слове, но и в пропаганде такими путями, которыми обыкновенно газеты не занимаются»[4] (подч. мной. – А.Ф.). А.С. Суворин – дока в редакторском, издательском и журналистском деле – точно подметил не газетный характер деятельности британской печати, а такой, который сегодня мы называем психоисторическими диверсиями.

Основа такого отношения к русским, как считал Суворин, заключается в «торгашески холодном высокомерии, смешанном с пренебрежением к чести и достоинству русского народа, которое Англия не однажды выказывала к России с целью сломить, а, следовательно, уничтожить наши военные и, следовательно, гражданские успехи»[5].

[1] Вандам (Едрихин) А.Е. Величайшее из искусств (Обзор современного положения в свете высшей стратегии) // Вандам А.Е. Геополитика и геостратегия. Жуковский – Москва, 2002: Кучково поле. С. 174.

[2] Подр. см.: Дехийо Л. Хрупкий баланс. Четыре столетия борьбы за господство в Европе. М.: Товарищество научных изданий КМК. Серия «Мир. Хаос. Порядок». 2005. С. 56.

[3] Подр. см.: Печуров С.Л. Коалиционные войны англосаксов. История и современность. М.: УРСС, 2013.

[4] Суворин А.С. Русско-японская война и русская революция. М.: Алгоритм, 2005. С. 52.

[5] Там же. С. 53.