Почему Первая мировая война в СССР обсуждалась меньше, чем Вторая и чем Февральская революция

19 May

Когда спрашивают, почему Первая мировая война в Советском Союзе обсуждалась гораздо меньше, чем Вторая и чем Февральская революция, то на «демократов» нападает нечто вроде обвинительной диареи. Самое лёгкое проявление её: якобы наследникам Ленина-Сталина стыдно, что их вожди выступали за поражение собственной страны в той войне. Отсюда как бы сам собой напрашивался вывод: верхушка партии продалась немцам, вот и желала им победы, для чего-де устроила революцию.

Первое.

Стыдно пусть будет тем, кто развязал преступную бойню народов. А также тем, кто призывал и заставлял мужиков проливать кровь за власть царя, помещиков и торгашей, за интересы своекорыстной, жадной и беспощадной Антанты. Это не было пацифизмом – явлением чуждым для коммунистов. Это было отражением марксистско-ленинского взгляда на войны, их деление на справедливые и несправедливые. К тому же приходится в который раз обращаться к законам психологии. Существует естественное, объективное явление под названием: большое событие поглощает малое. Не каждый помнит, когда он в первый раз в детстве взобрался на дерево. А вот когда, где, как, с кем покорил горную вершину – запомнится обязательно. Исполинская духовно-физическая вершина под названием «Октябрьская революция» не может быть насыпана как одинокий курган в степи. Она есть вздыбившийся и временно спящий вулкан (социальный, конечно, а не геологический), долго формировавшийся над скрытым до поры до времени разломом основы-коры государства.

Первая Мировая война, источник https://belarus.mid.ru/
Первая Мировая война, источник https://belarus.mid.ru/

Потому-то Октябрь затмил Февраль, а подвиг советского народа во время Великой Отечественной войны, всё, связанное с нашествием на страну гитлеровцев, не могли не отодвинуть на задний план события Первой мировой. Иначе и не могло произойти, что отразилось, как в жизни простого человека, так и в историографии.

Второе.

Вышесказанное не значит, что большевики желали победы Центральному блоку и оккупации России. Их обзывали пораженцами. Но Германия с её сателлитами была для них такой же враждебной, алчной и жестокой, как Антанта. Истина в том, что целью коммунистов-ленинцев никогда не был сепаратный сговор с Германией. В отличие от правых социалдемократов, продавшихся национальным буржуазиям, они выступали за превращение смертоубийства между ни в чём неповинными народами в революцию, которая привела бы к свержению капиталистических порядков в КАЖДОЙ стране участнице войны. Открыто призывали солдат ВСЕХ армий повернуть штыки против собственных правящих режимов. В тех условиях, учитывая ненасытность буржуазии и безжалостное подавление ею народных выступлений, это трагическим, но естественным образом вело к гражданской войне. Расслоение общества на богатых и бедных в России было умопомрачительным, что неотвратимо приближало революцию, непроизвольно придавая ей насильственный характер. Только она способна ликвидировать капиталистический строй – перманентную основу всех войн.

Третье.

Наше понимание революции имеет мало общего с ныне распространённым. Взять выражение «дореволюционная Россия». Нелепо соотносить его с низвержением монархии и учреждением республики в феврале-марте 1917 г. Ведь как был в России капитализм, так и остался. Зато в октябре 1917 года состоялась не простая смена власти, а настоящая революция. Она затмила всё похожее, что было в мире раньше, и установила точку отсчёта послереволюционной истории России. Недопустимо, чтобы не сказать идиотично, именовать революциями падения режимов на любом капиталистическом пространстве, даже если они сопровождаются массовыми митингами, пальбой и прочим социальным шумом. Революция является одной из высших форм классовой борьбы – чаще силовой, реже мирной экспроприацией экспроприаторов с установлением диктатуры пролетариата. Проще и понятнее – это контролируемый и направляемый процесс ограбления крупных частных собственников-эксплуататоров в интересах бывших эксплуатируемых с предшествующим либо последующим приходом последних к власти.

для иллюстрации, источник НТВ
для иллюстрации, источник НТВ

Революция – скачок на фоне эволюции, не столь количественный, сколь качественный. Она знаменует коренной разворот всего движения социальных субстратов – «государства», «общества», «цивилизации», радикальную смену политического, умственного, нравственного состояния целых наций. Она не абстрактна, а конкретна, представляя собой исключительно АНТИКАПИТАЛИСТИЧЕСКОЕ действие. В противном случае речь идёт о контрреволюции, ибо противоестественно считать революцией откат с более высокой формы общественного строя (социализма) к нижестоящей (капитализму).

Если развить нелирическое отступление, то мне представляется необходимым в будущем заострить внимание на том, что давно назрело терминологическое обновление нашего отношения к так называемым революциям. Возмутительно, что и многие коммунисты поддались общему увлечению красочными (но дегенеративными) словесными оформлениями революций, словно это какой-то букет цветов или корзина с фруктами. Даже кавычки от этого позора спасти не могут, ибо во всех без исключения случаях имели место либо классическая КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ, либо дешёвый (не в денежном смысле) внутрикапиталистический переворот.

из книги Гурджиев Л.К.
Ленин. Вождь и его тайны. Предисловие Андрея Фефелова